"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Как «мистер Президент» говорил с «мистером Курдом»

Как «мистер Президент» говорил с «мистером Курдом»

Это был необычный случай, когда президент Трамп беседовал не с  одним, а двумя курдскими журналистами  на своей недавней пресс-конференции в Манхэттене, Нью-Йорк.

Это вызвало энтузиазм у курдов, но я подозреваю, что  еще  слепо  внешнеполитическое  ведомство(Госдепартамент), с его теорией «Глубинного государства»( мирового сетевого заговора-RiaTaza), поддерживающей сегодня  сохранении статус-кво на Ближнем Востоке.

Могут ли курды ожидать от этого столкновения титанов хорошие результаты, так как поляки освободились от оккупации  немцев и русских после Первой мировой войны?

Маджид Гли, первый курдский журналист, оказавшийся  в центре внимания президента,  по-видимому, нервничал, когда мистер Трамп узнал его в комнате, набитой шумными  журналистами.

Г-н Гли начал свой вопрос, сказав, что он – представитель  Rudaw Media Network.

Но слова «RudawMediaWork» ничего не говорили мистеру Трампа. Интересно, что у мистера Гли, он спросил: «Кто Вы? Откуда ?»

Г-н Гли сказал, что он из региона Курдистана в северном Ираке и добавил: «Я курд».

Четыре буквы, K-U-R-D,  вызывающие бессонницу в четырех столицах Ближнего Востока, восхитили мистера Трампа. Он начал говорить нам  похвалы.

Рахим Рашиди, репортер телевидения Курдистана, был там и не мог поверить своим глазам или ушам.

Он, должно быть,  резко вскочил со своего с места, и президент, должно быть, заметил это, потому что он  прервал свои похвалы и спросил г-на Рахими,  является ли он курдом.

Г-н Рахими, без микрофона, сказал президенту, что «да».

Г-н Гли тогда отметил, что курды находятся под сильным давлением в Сирии и Ираке и, оказав критическую поддержку войне Америки с ДАИШ(запрещена в России), спросил,  сможет ли г-н Трамп оказать им ответную помощь  для сохранения своего существования?

Президент Трамп сказал, что он любит курдов, добавив: «Мы им помогаем. Некоторые народы великие бойцы, а некоторые — нет. Курды — великие бойцы и великий народ».

Было больше, но вышеупомянутого обмена было бы достаточно для того, чтобы курдские СМИ назвали президента Трампа потенциальным другом курдов.

И мы бы посчитали себя удачливыми, если бы другие журналисты упомянули  на превосходные показатели г-на Трампа от имени нашего народа.

Но президент Трамп не ограничился этим. Выбрав другой вопрос от другого репортера, он узнал г-на Рашиди и сказал: «Да, пожалуйста, мистер Курд?»

Г-н Рашиди принял свое новое прозвище деликатно, напомнив президенту, что является американским курдом и  развил вопрос г-на Гли, добавив, что Иран создает реальную угрозу Ираку, Сирии и особенно Ираку-Курдистану, и хорошо ли это для президента Трампа?.

Г-н Трамп сказал  нам не просто о помощи а еще больше похвалил  нас — отметив, что американцы и курды сражались вместе с ДАИШ и что курды пролили кровь, чтобы защитить свою территорию.

 И это были не только слова.  Он бы потряс  весь дряхлый Ближний Восток и внешнюю политику этими словами.

Но вместо этого он сказал: «Мы потеряли в борьбе с ДАИШ десятки тысяч курдов. Они умирали с нами, за нас и за себя. Мы этого не забудем».

Увы, но мистер Трамп, не стал развивать свои мысли.

Г-н Трамп этого не упомянул, но мы также потеряли из-за ДАИШ 7000 наших езидских дочерей. Одна из них, выжившая Надиа Мурад, вместе с д-р Дени Муквеге получила Нобелевскую премию мира.

Четыре года назад  ДАИШ объявила  езидов  «неверными», взяв в плен их дочерей . Взбешенные курды присоединились к рядам Пешмерга и «Народных защитников» (YPG), чтобы не допустить усиления исламистов.

Когда президент Трамп решил ликвидировать ДАИШ  и ему стали  необходимы наземные силы, курды вызвались помочь. Сначала пал Мосул, потом  Ракка последовала его примеру.

Но весь этот альянс  ничего не значил, когда арабская армия, оснащенная американским оружием и управляемая иранскими разведчиками, взяла Киркук, город с курдским большинством, в октябре 2017 года.

То же самое произошло в Сирии три месяца спустя, когда турецкая армия напала на Африн, еще один курдский город, на этот раз, находившйся под воздушным зонтиком    России. Опять же, в городе на Потомаке было тихо.

Но не в Манхэттене.

После того, как г-н Трамп  назвал г-на Рашиди, г-н Курд, некоторые из собравшихся журналистов обрушились на президента Трампа, обращаясь к одному из своих коллег, как к г-ну Курду с  ядовитыми твиттами. На что Рашиди ответил — «Я горжусь, что меня назвали г-ном мистером Курдом.»

Одна несчастная женщина размышляла:

«Повезло тебе. Но если вы думаете, что Трамп что-то понимает в истории курдской борьбы за независимость или фактически заботится о том, как курды могут использоваться американцами  не только как «хорошие бойцы», у меня есть  основания разубедить Вас».

Я был склонен передать свое послание президенту Трампу c такими словами: «Наши противники  держат нас за дураков из-за того, что мы помогли вам завоевать два арабских города, тогда как мы потеряли два наших. Нехорошо. Мистер Америка, пожалуйста, не увеличивайте  наши беды.»

Я этого не делал. Эдвард Гиббон ( английский историк позапрошлого века- RiaTaza) ​​остановил меня своей мыслью: «Убеждение — это  средства слабого, а слабый может редко убеждать».

Кани Хулам, американо-курдский активист из Вашингтона, руководитель американо-курдской информационной сети.

Rudaw.net       Перевод    Riataza.com



Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.