"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Дэвид Романо. Пришел ли конец альянсу ДПК-ПСК?

Дэвид Романо. Пришел ли конец альянсу ДПК-ПСК?

Незадолго до свержения Саддама Хусейна в 2003 году Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) поняли необходимость  изменении в Ираке и предприняли шаги   по объединению своих администраций и совместному осуществлению курдских целей.

Это привело к заключению сделки, в которой Масуд Барзани из ДПК получит пост президента Курдистана, а Джалал Талабани из ПСК  получит единую курдскую поддержку на пост президента Ирака (таким образом, ни один из лидеров не почувствовал бы себя обделенным). ДПК и ПСК также будут выдвигать единые списки избирателей на иракских национальных выборах и  на выборах в Курдистане.

Этот альянс  принес много пользы для Курдистана, в том числе сильные переговорные  позиции при составлении   конституции 2005 года, в которой закреплен федерализм и широкая децентрализация для Ирака. В течение долгого времени у иностранных представителей и политиков из Багдада был один партнер в Курдистане — правительство в Эрбиле, основанное на формуле разделения власти между ДПК и ПСК. Это было похвальное достижение для нации, стремящейся максимизировать свое самоопределение и безопасность.

Объединение двух отдельных администраций в Курдистане (ДПК в Духоке и Эрбиле и ПСК в Сулаймани) за это время значительно продвинулось, но не коснулось    трех министерств — финансов, Пешмерга (защита) и внутренних дел. Ни одна из партий не желала сдавать свою власть  над финансами, армией  и полицией в учреждения регионального правительства, чтобы  не потерять контроль над ними после следующих выборов, и возможной победы другой партии.

 Ситуация изменилась с началом раскола в ПСК. Сначала, в 2009 году, от него отделилась партия «Движение за перемены» («Горран»).  Горран сосредоточилась на нападениях на коррупцию в ДПК и ПСК, что по-прежнему остается похвальной целью, но, похоже, может также и разрушить Курдистан.

СМИ и политики Горран принимали самых яростных критиков Курдистана, для которых никакие обвинения в отношении правящих курдских партий  не казались слишком сильными или дикими. Документы WikiLeaks даже показали, что лидеры Горран встречаются с американскими дипломатами в тайне в 2010 году и говорят им, что они за сильное  центральное правительство в Ираке и против присоединения Киркука к Курдистану.

Некоторое время результаты выборов Горран продолжали превосходить результаты ПСК. Излишне говорить, что Горран мало интересовался работой с ДПК по общекурдским интересам в Багдаде или за рубежом, сосредоточившись вместо этого на вызовах «истэблешменту» в Курдистане.

В конце 2012 года инсульт удалил лидера ПСК Джалала Талабани из президентства Ирака и с политической сцены в стране. Затем ПСК подвергся дальнейшим расколам, поскольку различные члены политбюро ПСК безуспешно пытались установить свое лидерство над партией. Хотя ПСК сохранил вооруженную силу, сопоставимую с вооруженной силой ДПК, его политический статус значительно отставал от его исторического соперника.

Зарубежные представители теперь имели несколько адресов для посещения, когда они хотели что-то от курдов. Они могут отправиться в офисы ДПК в Эрбиле, в Горран в Сулаймани или в любое количество фракций ПСК в Сулаймани. Даже ДПК не всегда понимали, кто управлял делами в ПСК. Полагая, что член политбюро ПСК Косрат Расул Али контролировал Пешмарга ПСК, ДПК с удивлением обнаружила в октябре 2017 года, что другие члены семьи Талабани ведут переговоры самостоятельно с Багдадом и Тегераном и приказывают большинству сил партийных Пешмерга отступить от Киркука.

Именно в этом контексте разыгрался последний непристойный конкурс на президентство Ирака. ПСК убедил одного из своих бывших лидеров, Бархама Салиха, покинуть  недавно созданную им партию  и стать их кандидатом на пост президента Ирака. ДПК отвергла  Салиха и выдвинула одного из своих кандидатов на эту должность, фактически игнорируя приверженность альянсу ДПК-ПСК  за последние 13 лет.

Когда курдские партии не выдвинули  единого кандидата на эту должность, иракский парламент сделал для них окончательный выбор – избрав кандидатуру  Салиха. ДПК, в свою очередь, обвинили ПСК в том, что  их обманули, заявив, что лидеры ПСК были согласны на выбор ДПК на эту должность до самого последнего момента перед голосованием (обвинение, отвергаемое ПСК).

Тем не менее, из-за этой потери и того, что они считают результатом  измены октября 2017 года, ДПК, похоже, вряд ли предложит ПСК  что-либо близкое к половине должностей в следующем правительстве Курдистана. На выборах в Курдистане 30 сентября 2018 года ДПК  собрала более 45% процентов голосов, тогда как ПСК выиграла около 21 процентов. Премьер-министр Нечирван Барзани,  обосновано может  утверждать, что ПСК должен получить часть мест в кабинете, отражающую результаты выборов.

Дэвид Романо, колумнист ИА Rudaw   Перевод  RiaTaza.com

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением ИА Rudaw  и редакции RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.