"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Надя Мурад: Курды-езиды вернутся в Шангал тогда, когда он будет полностью безопасным

Надя Мурад: Курды-езиды вернутся в Шангал тогда, когда он будет полностью безопасным

На прошлой неделе Надя Мурад, пережившая геноцид от рук террористической организации ДАИШ (запрещена в РФ) в 2014 году, была удостоена Нобелевской премии мира за «усилия по прекращению использования сексуального насилия в качестве оружия войны и вооруженных конфликтов».

После выступления в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне, округ Колумбия, в понедельник Мурад сказала в интервью ИА Rudaw, что курды-езиды хотят вернуться в дома своих предков в Шангале, но в настоящее время делается недостаточно, чтобы сделать этот район безопасным.

Нобелевский лауреат рассказала, что она встретится с вице-президентом США Майком Пенсом во вторник, чтобы обсудить, как можно решить ситуацию в области безопасности для религиозных меньшинств Ирака.

Надя Мурад: Ситуация в Шангале не дошла до того, чтобы люди возвращались. Люди больше не вернутся. Триста пятьдесят тысяч езидов находятся в лагерях. Это не значит, что они довольны жизнью в лагерях. Напротив, они провели четыре года в лагерях, испытывая трудности, но, как вы знаете, более 65 000 езидов вернулись в Шангал [но] они находятся в очень тяжелом состоянии — без лекарств, помощи и безопасности. Ничего существенного для Шангала сделано не было. Почему наши люди не возвращаются? [Ведь] как вы знаете, есть 45 братских могил, но они еще не были раскопаны. ДАИШ разрушило этот район, особенно юг Шангала. Нет никакой безопасности для людей. Езиды потеряли все, что имели в Шангале. Мы годами работали, чтобы построить дом и будущее для наших детей. Все это исчезло за один день. Как люди могут вернуться, если нет безопасности, свободы и собственности?

Rudaw: Почему международное сообщество и ООН не тратят деньги на Шангал? [Вице-президент США] Майк Пенс сказал, что у него есть специальный бюджет для религиозных меньшинств, таких как христиане и езиды в Ираке. Почему они ничего не сделали для езидов?

Надя Мурад: Международное сообщество и организации провели там много времени [в Ираке], но не поехали в Шангал, потому что это было небезопасное место и оно стало зоной конфликта между политическими партиями. Даже делегация ООН дважды была в Багдаде и Эрбиле, но сказала, что они не могут поехать туда [Шангал]. Многие люди не идут в Шангал, потому что это не безопасно. Когда это небезопасно, никто не может пойти туда работать. Завтра мы встретимся с вице-президентом. Мы поговорим о ситуации там и о будущем народа.

Rudaw: Как вы думаете, когда люди смогут вернуться в Шангал?

Надя Мурад: Мы не знаем, когда, потому что не знаем, сколько лет они пробудут в лагерях. Если вы спросите любого человека [об этом], он скажет: «Я хочу уйти. Я не хочу здесь оставаться, потому что потерял свою собственность». Это очень тяжелое испытание. Многие люди не хотят оставаться и хотят найти выход. Когда я приехала в Германию, тоже думала, что имею право жить и практиковать свою свободу. Я хотела быть там [в Шангале]. Когда люди в Шангале почувствуют, что у них есть место и их уважают, поверьте, люди вернутся. Они не хотят покидать место своих предков, но если ничего серьезного не сделать, нельзя заставить людей вернуться насильно.

Rudaw: Последний вопрос касается судебного преследования членов ДАИШ в Международном уголовном суде. Вы работали с Амалом Клуни над этим делом. Где находится дело? Когда они будут привлечены к ответственности? Можете рассказать о процессе?

Надя Мурад: Мы продолжаем [работать] над этим. Клуни и ее команда работают над делами. Одна работа в Германии и другая в Голландии против тех членов ДАИШ, которые вернулись, и тех, о ком есть информация. Но дело не дошло до того, чтобы рассматриваться в суде.

Rudaw: Какие существуют препятствия?

Надя Мурад: Это займет время. Раньше с людьми такое случалось. Если вы хотите сказать, что это был геноцид, нужно время, чтобы доказать это. Суд не может работать над этим в течение одного дня или одного года. Это займет время. Это требует доказательств, реальных вещей и свидетельств. Мы работаем над этим. Сформирована группа по документации. Карим Хан возглавляет эту команду. Мы часто встречались с ним, но мы ожидаем финансовой поддержки для того, чтобы группа приступила к работе над массовыми захоронениями в Шангале и Ираке. Мы продолжаем работать над этим, но, как вы знаете, когда вы говорите о геноциде и таком большом терроре, убедить все страны непросто.

Rudaw: Сколько езидов сейчас в плену и в каком они состоянии?

Надя Мурад: Никто не знает фактическое число, потому что мы не знаем, сколько из них мертвы и сколько живы. Но их около 3000. Как вы знаете, Ирак освобожден от ДАИШ, поэтому оставшиеся [езидские пленники] находятся в Сирии, но мы не знаем, сколько из них погибло. Мы ничего не слышали о жене моего брата уже около трех лет. Ни один езид не знает о их состоянии и местонахождении.

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи