"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Курдистан рано или поздно станет независимым государством: бывший посол США

Курдистан рано или поздно станет независимым государством: бывший посол США

Вы не можете заставить народ оставаться в стране, частью которой он не хочет быть, Курдистан рано или поздно станет независимым государством, заявил в недавнем интервью телеканалу «Kurdistan 24» бывший американский дипломат Питер Гэлбрейт.

Гэлбрейт, который служил в качестве посла США в Хорватии с 1993 по 1998 год также занимал должность заместителя специального представителя ООН по Афганистану.

В преддверии исторического референдума о независимости Курдистана 25 сентября 2017 года бывший американский дипломат был одним из многих, кто высказался в поддержку права курдов на самоопределение. В июле 2017 года, Гэлбрейт сказал, что США должны поддержать народ Курдистана в преддверии плебисцита.

СВОБОДНЫЕ И СПРАВЕДЛИВЫЕ ВЫБОРЫ

Через год после исторического голосования, Гэлбрейт продолжает полагать, что решение курдов отделиться от Ирака не может быть отнято, и народ Курдистана в один прекрасный день реализует свою долгожданную мечту о независимости.

«Цель референдума состояла в том, чтобы народ Курдистана принял обязательное решение о том, хочет ли он быть независимым или остаться частью Ирака. Они приняли это решение; 93 процента проголосовали за независимость. Это решение никогда не может быть отнято. И это факт», — сказал он ИА К24.

«Реальность такова, что нельзя удерживать людей в стране, частью которой они не хотят быть. Вы можете задержать их на некоторое время, вы можете использовать жестокие репрессии, но все уже знают, что народ Курдистана решил уйти», — добавил он.

Гэлбрейт охарактеризовал референдум как «большой успех» и «путь для народа Курдистана, чтобы принять решение о своем будущем».

«Это были абсолютно свободные и справедливые выборы», — отметил он. «Не было никакого принуждения, никаких утверждений о неподобающем поведении. Люди в огромном количестве высказали свое мнение».

Курды поднимают большой флаг Курдистана в Эрбиле, столице региона Курдистан. (Фото: AFP / Сафин Хамед)

 

НАРОД КУРДИСТАНА ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ

Бывший американский дипломат подчеркнул, что решение о проведении референдума о независимости было «решением народа Курдистана», пережившего годы геноцида от рук сменявших друг друга иракских режимов.

Гэлбрейт добавил, что президент Масуд Барзани и все руководство Курдистана договорились о проведении референдума.

Референдум «был принят парламентом Курдистана, и это было решение населения Курдистана на 93 процента», — сказал он.

КУРДЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПРОВОЗГЛАСИТЬ НЕЗАВИСИМОСТЬ ЕЩЕ В 2014 ГОДУ

Хотя Гэлбрейт признает, что «никогда не бывает подходящего времени для проведения референдума», он считает, что регион Курдистан должен был объявить независимость от Ирака сразу после появления Исламского государства (ИГ, террористическая орг, запрещена в РФ) в 2014 году».

«В 2014 году [ИГ] захватило в основном всю арабскую часть на севере Ирака. Тогда иракская армия не выдержала и сбежала, она не выполнила свой долг по защите народа Ирака. В результате народ Курдистана был поставлен под удар. И в то время президент Барзани сказал: «Посмотрите, у нас есть граница в 1030 километров с [ИГ] и 30 километров с Ираком», — вспоминает Гэлбрейт. «Барзани собирался продолжить начатое и объявить независимость после широких консультаций. Но пришли американцы и сказали: «сейчас не лучшее время». И он согласился на просьбу госсекретаря Джона Керри», — добавил он.

«Лично я думаю, что [Барзани] должен был пойти до конца. Он очень уважительно относился к американской позиции. Итак, [ИГ] потерпело поражение [в 2017 году], и в то время это казалось подходящим временем для проведения референдума, и я думаю, что это было хорошее время для проведения референдума».

Бывший американский дипломат подчеркнул лицемерие иракского руководства в то время, указав на высказывания тогдашнего премьер-министра Хайдера аль-Абади в 2015, 2016 годах и даже в начале 2017 года, когда он заявлял, что народ Курдистана имеет право определять свое будущее.

Гэлбрейт сказал, что Абади изменил свою позицию после поражения ИГ, потому что он думал, что сможет выиграть на иракских парламентских выборах 12 мая 2018 года.

После референдума в Курдистане Багдад негативно отреагировал на голосование и ввел ряд карательных мер, включая запрет на международные полеты, закрытие границ и применение военной силы в спорных районах.

Абади «санкционировал использование иракской армии и Хашд аш-Шааби против народа Курдистана; полное нарушение иракской конституции, в которой говорится, что вы не можете использовать иракскую армию внутри страны», — отметил Гэлбрейт.

«Ему было все равно, он думал, что это хорошая политика. Но, господин Абади проиграл. Он занял третье место и больше не будет премьер-министром».

Иракские силы направляются к курдским позициям Пешмерга 15 октября 2017 года, на южной окраине Киркука. (Фото: AFP)

 

ИРАН ПРОТИВ НЕЗАВИСИМОСТИ КУРДИСТАНА

Иран, который подавляет стремление курдского населения к независимости, выступает против независимого Курдистана, заявил Гэлбрейт.

Тегеран и Багдад имеют близкие отношения, и Иран «хотел бы, чтобы их собственные союзники контролировали весь Ирак, а не только ту часть, которая не является проамериканской».

Командующий силами Кудс Касем Сулеймани организовал 16 октября 2017 года нападение на курдские силы Пешмерга в спорной провинции Киркук.

Гэлбрейт задался вопросом, почему Вашингтон позволил «использовать американские танки для нападения на курдов в Киркуке — союзников Америки, людей, которые в течение длительного времени вели борьбу [против ИГ]».

«Что еще хуже, так это то, что командиром, который фактически осуществил нападение, был Абу Махди аль-Мухандис», — отметил бывший американский дипломат. «Кто такой Абу Махди аль-Мухандис? Он был признан виновным и заочно приговорен к смертной казни в Кувейте за взрыв американского посольства в декабре 1983 года».

«Это одно из самых странных, самых необъяснимых решений в американской политике».

ОШИБКА АМЕРИКИ В ИРАКЕ

Гэлбрейт сказал, что молчание Америки в отношении иранского нападения на курдов в Киркуке связано с ошибками США в Ираке после устранения бывшего диктатора Саддама Хусейна в 2003 году.

Он сказал, что США «совершили огромную ошибку», позволив двум партиям быть демократически избранными в Ираке после освобождения страны, партии Дава и Верховному Совету Исламской революции в Ираке (SCIRI), обе из которых поддерживаются Ираном.

«В основном, союзники Ирана демократическим путем стали правительством», — сказал Гэлбрейт.

«Вместо того, чтобы признать реальность и поддержать наших друзей, курдов, США продолжают поддерживать эти проиранские правительства в надежде, что каким-то образом они изменятся. Я думаю, иранцы должны быть очень удивлены, очень рады, что вся эта американская помощь идет их собственному союзнику. С их точки зрения, это замечательная разработка».

Митинг в поддержку независимости в столице Курдистанского региона Эрбиле. (Фото: AFP / Сафин Хамед)

 

КУРДИСТАН СТАНЕТ НЕЗАВИСИМЫМ

Несмотря на вызовы, с которыми продолжает сталкиваться Курдистанский регион, Гэлбрейт считает, что народ Курдистана одержит победу и однажды осуществит свою мечту о независимости.

«Я не знаю, как долго Ирак будет оставаться государством, потому что, это еще предстоит увидеть, — но ясно, что страна, где значительная часть ее населения в географически определенной области почти единогласно не хочет быть частью страны, вы не можете удерживать их там вечно», — считает он.

«Рано или поздно в Ираке произойдет какое-то событие, которое даст возможность народу Курдистана получить то, за что он проголосовал, — независимость».

Гэлбрейт напомнил, что референдум о независимости уже состоялся, и демократической вердикт ясен: народ Курдистана хочет быть независимым.

«Возможность наступит, и поэтому я говорю, что референдум был большим успехом, голосование состоялось. Когда дверь откроется, Курдистан сможет пройти и стать независимой страной».

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.