"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Ализа Маркус: США не должны относиться к курдам, как к одноразовым партнерам

Ализа Маркус: США не должны относиться к курдам, как к одноразовым партнерам

Соединенные Штаты объявили в прошлом месяце, что они намерены не выводить свои войска из Сирии для поддержки курдских бойцов, пока Исламское государство (ИГ, террористическая организация, запрещена в РФ) не будет полностью разгромлено и район не стабилизируется. Хотя это долгосрочное обязательство имеет решающее значение, реальная стабильность и безопасность могут быть обеспечены только путем обеспечения политического признания и практической поддержки курдской администрации, управляющей северо-восточной Сирией.

Соединенные Штаты поддерживают курдов в Сирии, но настаивают на том, чтобы отношения оставались исключительно военными. С момента первой передачи американского оружия курдским бойцам, осажденным ИГ в сирийском городе Кобани в конце 2014 года, Вашингтон сосредоточился на разгроме ИГ и избегал заявлений или действий, которые могли бы подразумевать поддержку курдской автономии или возглавляемой курдами Федерации в Сирии.

Сегодня, во многом благодаря жертвам этих курдских бойцов из Отрядов народной самообороны, известных как YPG, исламские боевики потеряли контроль почти над всей северо-восточной Сирией, включая их самопровозглашенную столицу Ракку. Последний опорный пункт ИГ в провинции Дейр-эз-Зор находится под атакой курдских бойцов и их зонтичных Сирийских Демократических Сил и скоро падет.

Курды теперь контролируют более четверти территории Сирии, где, по оценкам, живут от 1,5 миллиона до двух миллионов человек. Они создали свою собственную администрацию для управления и предоставления услуг. В рамках своего видения децентрализованной и инклюзивной Сирии их институты действуют в соответствии с правилами, которые поощряют равное участие женщин и равное представительство этнических и религиозных групп.

Система управления оказалась сложной. Бюрократы и другие чиновники на государственной службе, которые, по данным курдских должностных лиц, насчитывают около 190 000 человек, за исключением полиции, часто являются необученными и неопытными работниками. В сочетании с ограниченным финансированием и продолжающейся борьбой с «Исламским государством» курдская власть столкнулась с трудностями в предоставлении необходимых услуг для поддержки населения и укрепления стабильности.

Курдский регион сталкивается с дополнительной проблемой, связанной с фактическим эмбарго, введенным в отношении него его соседями и остальным миром. Турция закрыла свою границу с этим регионом и даже перекрыла его части бетонной стеной. Возможности для торговли с соседним Ираком или остальной Сирией сильно ограничены. Международная помощь, например из Соединенных Штатов и Европы, поступает главным образом в лагеря беженцев или арабские районы вокруг Ракки или Манбиджа и игнорирует районы проживания большинства курдов. Это ослабляет администрацию и парализует экономическое развитие.

Вашингтон колебался признать правящие власти в качестве законного органа на контролируемой им зоне, потому что YPG и его главный политический рычаг, известный как PYD были созданы Рабочей партии Курдистана, или PKK, турецкая курдская группа, которая ведет многолетнюю борьбу против Турции. И Турция, и Соединенные Штаты рассматривают PKK как террористическую организацию.

Есть веские основания критиковать курдское руководство. PYD и связанные с ней политические и военные институты осуществляют жесткий контроль на северо-востоке Сирии. Ее администрация преследует оппозиционные партии, немногие из которых до сих пор действуют.

Однако оказание помощи курдам в военном отношении и игнорирование их в политическом плане не способствует созданию более политически толерантного общества и не способствует стабильности. Единственный способ построить альтернативу хаосу и репрессивной диктатуре в остальной части Сирии — это признание курдской администрации и активное политическое участие.

Соединенные Штаты могут использовать свою поддержку в качестве рычага для продвижения более открытой системы в контролируемых курдами районах. Соединенные Штаты могут включать оппозиционных и независимых активистов в политические собрания на северо-востоке Сирии и могут требовать от администрации отмены правил, которые препятствуют деятельности групп и отдельных лиц, не входящих в ассоциированные политические организации самоуправления.

В то же время США и Евросоюз должны помочь сирийским курдам в технических вопросах, таких как водоснабжение и канализация. Они должны помочь в подготовке профессиональной бюрократии, которая работает на основе компетентности и мастерства, а не на партийной лояльности.

Политическая активность не может быть достигнута в более критический момент. Президент Башар Асад восстановил контроль над большей частью Сирии. Он хочет выступить против Идлиба, последнего крупного оплота повстанцев, где живет около трех миллионов человек. Его запланированное нападение было приостановлено на прошлой неделе — по крайней мере, на данный момент — в рамках сделки, заключенной его сторонником, Россией и Турцией, которая поддерживает повстанческие силы и опасается нового притока беженцев.

Курды, не уверенные в приверженности Вашингтона им, подстраховывают свои достижения. Хотя YPG отрицали, что намерены присоединиться к наступлению на Идлиб, многие сообщения указывали на то, что курдские силы были готовы принять участие. Наступление сирийского режима на Идлиб помогло бы курдам, ослабить Турцию, которая в этом году вторглась и оккупировала курдский анклав Африн.

В отсутствие американской политической поддержки у курдов не было выбора, кроме как начать переговоры с Россией и сирийским режимом. В июле делегация возглавляемой курдами администрации отправилась в Дамаск для начала переговоров по политическому урегулированию. Соглашение кажется далеким от реальности. Основное требование курдов о децентрализованном сирийском государстве, которое защитит права меньшинств, оказалось не тем, что г-н Асад хочет принять. Отсутствие политической договоренности значительно затрудняет создание стабильных институтов курдской администрацией.

Настало время Вашингтону прекратить относиться к курдам как к эффективным, но одноразовым партнерам в борьбе с джихадистами. Курдский эксперимент в Сирии, каким бы ущербным он ни был, является возможным путем к долгосрочной стабильности. При содействии и признании США могут спасти часть Сирии, оказать курдам необходимую поддержку, потребовать от Дамаска справедливого урегулирования и сохранить базу для будущих операций против воинствующих экстремистов.

Ализа Маркус — автор книги «Кровь и Вера: РПК и курдская борьба за независимость».

The New York Times — Перевод RiaTAZA

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи