"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

AL-Monitor: Судьба заключенного в тюрьму курдского лидера Оджалана вызывает опасения, поскольку Турция избегает мира с курдами.

AL-Monitor: Судьба заключенного в тюрьму курдского лидера Оджалана  вызывает опасения, поскольку Турция избегает мира с курдами.

Когда в октябре прошлого года сиро- курдские силы объявили о победе над ДАИШ(запрещена в России)  в Ракке, группа  курдских женщин-бойцов  на фоне общей радости и ликования развернула гигантский банер, на котором на желто-канареечном фоне был помещен портрет отбывающего пожизненное заключение лидера запрещенной Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана, чья судьба вызывает беспокойство многих курдов. Этот шаг вызвал реакцию в Анкаре, посчитавшей «позорными»  празднования по случаю краха так называемой «столицы» «халифата» ДАИШ.

«Как США объяснят это?, — прорычал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. —  Неужели Соединенные Штаты все еще притворяются, что ее сирийские курдские союзники, «народные защитники» (YPG), не имеют ничего общего с РПК? PПK, повстанческое движение, стоявшее за созданием  YPG, убило тысячи турецких солдат,  направило удар на сотни гражданских лиц и была обозначена  террористической организацией Государственным департаментом США.

Пентагон поспешно  обвинил YPG, но члены групп не высказали никакого сожаления. «Сочинения,  философия и влияние Абдуллы Оджалана были очень и очень решающими в том, чтобы мотивировать солдат идеологией мира и демократии, которая позволила бы национальному освобождению  стать возможным», — сказал боец  YPG в видеобращении.

До недавнего времени Эрдоган и его консервативное правительство Партии справедливости и развития (АКП), возможно,   с этим согласились. Делегация Анкары, во главе с загадочным начальником разведки  Хаканом Фиданом, была вовлечена  в мирные переговоры с Оджаланом, известным для миллионов курдов  как «Апо», (по-курдски «дядюшка»). Два с половиной  года переговоров привели к пятилетнему миру, после 30-летнего кровопролития. Это соглашение, однако, в 2015 году из-за политических расчетов Эрдогана было нарушено, и вновь активизировались типичные турецкие страхи по поводу растущего влияния РПК в Сирии и укрепления взаимного недоверия. Турецкие власти с тех пор ограничили доступ к Имрали, тюремному острову близ стамбульского побережья, где Оджалан находится с момента его захвата турецкими спецслужбами в Найроби 15 февраля 1999 года.

В последний раз,  Оджалан публично выступил  11 сентября 2016 года, когда его брату Мехмету был разрешен приезд в Имрали. Официальной причиной послужил  Ид аль-Адха, мусульманский праздник жертвоприношения, но настоящая причина заключалась в том, чтобы развеять слухи о том, что Оджалан  мертв. С тех пор правительство отклонило  все просьбы его  семьи о посещении, в том числе в прошлом месяце.

Курдские депутаты  в Турции активизировали призывы покончить с изоляцией Оджалана.  Проапочистские группы в Европе организовали демонстрации  под лозунгом «Свободу Оджалана» и лоббируют западных политиков для его  поддержки. Судьба Оджалана имеет значение, как для курдов, так и для турок.

Ныне 70-летний ученый-политолог  остается бесспорным лидером РПК. Даже его самые ожесточенные соперники признают, что он — единственная фигура, которая имеет полномочия выступать от имени  своих бойцов. Культ личности, который сам Оджалан усердно строил, даже утверждая, что его сочинения  имеют большее значение, чем «Капитал» Карла Маркса, теперь укрепляется глобальной сетью средств массовой информации, общественными объединениями и множеством вооруженных и политических групп которые придают ему статус едва ли не  полубога.

Министр Кабинета министров в Региональном правительстве Иракского Курдистана, выступая на условиях анонимности, прибегнул к гиперболе, чтобы объяснить, чем вдохновляет Оджалан. «Если Оджалан попросит своих бойцов встать на  голову, они сделают это. Без вопросов», — сказал он.

Фредерике Гердинк, голландский журналист, который недавно провел год, среди бойцов РПК в Иракском Курдистане для того, чтобы написать книгу о них, рассказал АL-Monitor: «Всякий раз, когда я спрашивал молодого бойца о чем-то, они часто начинали свой ответ со слов «Наш лидер »[Ocalan ] сказал…'»

Ибрагим Бильмез, один из множества юристов, предлагающих услуги Oджалану, рассказал, что его команда адвокатов  искала и была лишена доступа к нему не менее 770 раз с июля 2011 года. Это был последний раз, когда адвокаты Оджалана видели его. «Мы глубоко обеспокоены его благополучием, и пока у нас нет убедительных доказательств того, что он в порядке, наше беспокойство может только возрасти», — сказал Бильмез Al-Monitor.

Комитет по предотвращению пыток (КПТ),  наблюдательная организация Совета Европы, который проводит импровизированные посещения тюрем, опубликовал свои последние данные о Имрали в марте. Они имели отношение к посещению острова в апреле 2016 года. Комитет  отметил, что условия содержания под стражей для Оджалана «значительно улучшились» и что он оказывает «благоприятное впечатление на службы здравоохранения учреждения». Но «ситуация, связанная с контактами заключенных с внешним миром, еще больше ухудшилась».  В частности, был введен полный запрет на телефонные звонки для всех четырех заключенных на острове. Все они – члены РПК.

Несмотря на молчание в информационном пространстве  правительства по этому вопросу, руководство РПК согласно в том, что Оджалан все еще жив. «Мы это чувствуем по тому, как курдский вопрос обсуждается турецкими чиновниками», — сказал авторитетный член политического крыла РПК,  в настоящее время находящийся в северной Сирии, который говорил с Al-Monitor на условиях анонимности. – Их стратегия — похоронить Оджалана  за стеной молчания,  потерпит неудачу».

Селим Куруккая, бывший член ПКК, и теперь критик Оджалана, согласен с тем, что его «злой гений» не умер. «Турецкое государство сейчас погрузило Оджалана в глубокую заморозку на данный момент, — сказал Куруккай Al-Monitor — Если и когда-нибудь, он «впишется» в их планы, Оджалана  снова «разморозят».

Мехмет Оджалан сообщил после своей встречи в 2016 году, что его брат находится в хорошем  физическом  состоянии, хотя время от времени «взволнован», обвиняя в провале мирных переговоров и «отсутствии искренности» турецкое правительство. Однако лидер РПК, тем не менее, предложил возобновить переговоры, при условии, что «государство будет готово» положить конец конфликту, унесшим уже   по меньшей мере 40 000 жизней, в основном членов РПК.

По словам  источника в Сирии, «г-н Оджалан знает, чего хочет. Он привязан к своим идеалам, но в то же время он крайне  рационален. Он способен, даже в нынешних условиях, создавать союзы и политику, которые обеспечили бы курдам конкретные выгоды».

На вопрос о том, будет ли РПК по-прежнему соответствовать его требованиям, как лидера? — источник ответил: «Для РПК слово г-на Оджалана имеет значение. Его слово окончательно».

Тем не менее, Турция  еще должна определить, насколько  Оджалан будет услышан. «Сейчас Оджалан не имеет никакого влияния, — сказала Ализа Маркус, автор книги «Кровь и вера и курдская битва за независимость». — Он без связи с внешним миром, оставаясь скорее символом». Маркус также добавила  Аl—Мonitor, что в целом, однако,  «Он сохраняет влияние , но только в той степени, в какой ему разрешено говорить».

На внутреннем фронте Эрдогану мало что мешает  сделать это. Маркус объяснил: «Правительство не хочет мирного процесса, поэтому разрешение Оджалану говорить только  напоминает о том, что есть потенциальный партнер, для заключения мира. Не позволяя ему говорить, правительству также легче изобразить РПК как  боевиков или, как их называет Турция, террористов, которых можно рассматривать только в военном отношении, а не в смысле политического диалога».

Смысл  заключается в том, что, если Эрдоган не считает, что для него будет лучшим  поддержка курдских избирателей, сочувствующих Оджалану (а на таких избирателей в настоящее время приходится примерно половина курдского электората) он не изменит свой курс. Последний раз Эрдоган раздумывал над этим вопросом в 2015 году.

Новый климат открытости, созданный ПСР, ослабил стремительный подъем Селахаттина Демирташа, ныне заключенного в тюрьму бывшего сопредседателя Демократической партии народов (HDP), крупнейшей парламентской партии, сочувствующей курдам. Консервативные  курды,  традиционно голосовавшие  за ПСР,  массово ушли к ДПН. В то же время националистическая часть ПСР была в ярости упрямой позицией Эрдогана и ушла в Партию националистических действий Девлета Бахчели (MHP). Армия также была глубоко недовольна политикой правительства в отношении  РПК.

В результате на выборах в июне 2015 года ПСР впервые потеряла свое парламентское большинство. Эрдоган, с его одержимостью по поводу  голосования, скорее всего допускал эту возможность, и поэтому решил прекратить мирные переговоры  непосредственно перед выборами. Его первым шагом был запрет на  все контакты между Оджаланом и ДПН. В последний раз, когда депутатам от партии было разрешено видеть его, было 5 апреля 2015 года. Затем Эрдоган приступил к демонизации ДПН, обвинив ее в получении поддержки от РПК, и возобновлению войны с курдами с большой помощью со стороны РПК. Стратегия сработала: АКП восстановила свое большинство в ноябре 2015 года.

С тех пор Эрдоган укрепил свой союз с Бахчели, обеспечив поддержку националистов на парламентских и президентских выборах 24 июня этого года. Недавно Эрдоган сказал, что он хотел бы выставить совместных кандидатов с МХП на муниципальных выборах, запланированных на март. Независимо от того, что избирательная политика и, следовательно, курдская поддержка, уже не так важны,  так как  Эрдоган сконцентрировал всю власть в своих руках после того, как едва выиграл грязный референдум по отказу от парламентской демократии в Турции в пользу исполнительной  власти. Правительство приняло решение отказаться от каких-либо проявлений того, что сохраняется уже существующее положение вещей. Публичные проявления курдской идентичности, будь то памятники курдским ученым или указатели на курдском языке, были удалены.

До недавнего времени малейший намек на любое плохое состояние  Оджалана вызвал бы коллективные голодовки среди заключенных из РПК и массовые протесты. Если Оджалан погибнет в тюрьме в условиях отсутствия  связи с внешним миром, конспирологическая  фабрика будет работать на полную, утверждая, что он был убит. На данный момент, однако, резкий авторитарный поворот ПСР, заключение в тюрьму тысячи курдских политиков и жестокое подавление безрассудного восстания под руководством PПK,  бушевавшего по городам на юго-востоке в основном в Курдистане в 2016 году, удерживает курдов от выхода на  улицы.

Пока харизматичный Демирташ в обозримом будущем остается за решеткой, ДПН выглядит как автомобиль  без руля. Ее  стратегия неясна. Это делает «сирийский фактор» еще одним непосредственным стимулом для правительства искать сотрудничество с Оджаланом. Если в Идлибе надвигается столкновение  между армией сирийского президента Башара аль-Асада и оппозиционными повстанцами, не почувствует ли Турция необходимость вынужденного сотрудничества с курдами до того, как такое сотрудничество установят сирийские силовики? YPG намекнуло, что  может помочь Дамаску в борьбе с боевиками, поддерживаемыми «Аль-Каидой» в Идлибе, в обмен на помощь Асада, в вытеснении  Турции и ее союзников, «Свободной сирийской армии» из Африна.

В марте Турция, захватила  курдский анклав Африн, нанеся сильный удар по моральному духу и престижу YPG. «Народные защитники» довольно вяло  ведут борьбу с повстанцами с  в Африне  и это на фоне утверждений о том, что турецкая армия проводит этнические чистки, а ее союзники также творят злоупотребления в отношении курдов. Между тем, жертвами YPG становятся  в основном мятежники из ССА, что может только увеличить курдско-арабский разрыв.  И как всегда,  больше всего выигрывает Дамаск.

Выигрывает иТурция, для которой давление остается предпочтительным политическим механизмом. Не исключено, что Эрдоган будет угрожать возродить смертную казнь, к которой был приговорен Оджалан и которая была, позже  смягчена до пожизненного заключения в связи с заявкой  Турции о вступлении в Европейский союз. Некоторые задаются вопросом, есть ли  намерение  с помощью сильной руки Оджалана и авторитета  РПК  заставить YPG подчиниться воле Турции. Такой тактикой, пытались безуспешно воспользоваться во время последнего раунда мирных переговоров. На практике это означает полный уход  всех бойцов РПК из Турции и сдача ими  оружия. Другая турецкая надежда состоит в том, что YPG дистанцируется  от РПК( даже если Анкара упорно настаивает на том, что они являются одним и тем же) и поделится властью с поддерживаемыми Турцией сирийскими курдами из действующего в Ираке Курдистанского национального совета.

Оджалан и РПК отказались идти дальше таким курсом, и по тем же причинам они так же вряд ли сделают это сейчас. Во-первых, Турция всегда отказывалась от каких-либо конституционных изменений, дающим курдам большую автономию, что стало  бы базой для всеобъемлющего мира. Ни одно такое изменение на сегодняшний день не было принято.

Циники утверждают, что РПК в любом случае не будет заинтересована в договоренности, которая лишила бы ее значимости. Некоторые полагают, что РПК саботировала мирные переговоры отчасти для того, чтобы поднять популярность Демирташаа. Западный дипломат с глубоким знанием региона повторил эту точку зрения, утверждая: «Главная цель РПК — обеспечить выживание PKK Сorporation.»

 

Мысль о том, что посредничество США может как-то исправить ситуации, в лучшем случае причудливо. Головокружительные территориальные завоевания курдов с начала сирийского конфликта в 2012 году и, прежде всего, партнерство YPG с возглавляемой США коалицией против ДАИШ, вновь оживили  турецкую паранойю о предполагаемых западных планах создания независимого курдского государства. Это стимулировало  военное вмешательство Турции в августе 2016 года в Сирию, чтобы отодвинуть ДАИШ от ее границ, но что еще более важно, чтобы ограничить устремления YPG продвигаться на запад, к Африну.

В лучшем случае Соединенные Штаты могут продолжать предотвращать турецкие атаки против YPG и наоборот, в районах, находящихся под его контролем. Но, по мнению, Анкары и Кандиля, этого недостаточно, чтобы остановить войну. Щит США является временным. Американские войска вряд ли останутся в Сирии «на неопределенный срок», как теперь заявляют официальные лица администрации Дональда Трампа. Более того, даже когда Пентагон продолжает вооружать и обучать YPG, он также продолжает предоставлять разведанные по РПК в Ираке Турции. Это делает Соединенные Штаты скорее двуличным и  самонадеянным собеседником, чем честным посредником.

Мазлум Кобани, командующий «сирийскими демократическими силами» под руководством YPG, в сентябре 2017 года в интервью АL-Monitor признал, что помощь США   курдам стоила дорого. Кобани, более известный  как Сахин Джило,(его партийное прозвище в РПК) , сказал: «Пока американцы не пришли сюда в 2015 году, наши отношения с Турцией были хорошими. Наши политики ездили в Анкару, чтобы встретиться с турецкими чиновниками».

Записи всех встреч, проведенных между  Оджаланом и депутатми от ДПН, опубликованы в ноябре 2015 года в отдельной книге, являющейся кладезем информации о том, насколько глубоко продвинулись усилия по установлению мира. Видно, что не только  сирийские курды  встречались с турецкими чиновниками в Турции, но и турецкие чиновники встречались с Джило в Сирии хотя бы один раз. По словам Первина Булдана, ныне сопредседателя ДПН, 4 февраля 2015 года, на встрече с Оджаланом турецкие официальные лица подняли вопрос о возможности открытия пограничного перехода с Африном , если командиром будет назначен Джило. Теперь он  находится в списке «самых разыскиваемых Анкарой террористов».

Так что же потребуется Турции для возобновления переговоров с Оджаланом, если вообще такое возможно? Волна нападений PПК  на гражданское население,  насаждение хаоса в крупных городах, поскольку Турция за последние десять лет страдает от своего худшего экономического кризиса, как предполагают некоторые аналитики? Это маловероятно, не потому, что Соединенным Штатам было бы гораздо труднее оправдать свои дальнейшие отношения с YPG, но поскольку в PПK знает, что акты городского террора отвергают сами курды.

«Если люди перестанут поддерживать РПК, они будут сломлены», — заметил  голландский журналист Гердинк —  Самой очевидной причиной, по которой Турция должна иметь дело с Оджаланом, является то, что, как только он умрет, прекращение конфликта, продолжающего требовать жизни с обеих сторон, будет намного более жестким. Тем не менее, пока мир не является конечной целью, таких контактов просто не может быть».

«Мир, — заключает Гердинк, — это волшебное слово  для людей ».

Автор – Амберин Заман, известная турецкая журналистка и публицист. Al-Monitor  Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи