"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Год спустя: Референдум о независимости Курдистана

Год спустя: Референдум о независимости Курдистана

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади заявил в конце августа 2016 года, что его правительство не будет выступать против референдума о независимости Южного (Иракского) Курдистана, и даже заявил, что считает самоопределение курдов «бесспорным правом». Чуть более года спустя он вернулся к этим словам, приняв быстрые карательные меры в отношении курдов за проведение именно такого референдума.

Масуд Барзани, бывший президент Курдистана, предупреждал сменявшие друг друга правительства Ирака, что он провозгласит независимость, если иракская конституция не будет осуществлена и курдские права останутся без внимания. Багдад не воспринял его слова всерьез.

В интервью BBC в июле 2014 года Барзани сказал «Мы проведем референдум, и это вопрос нескольких месяцев» на фоне сложных отношений с правительством Нури аль-Малики. С началом войны с террористической организацией ДАИШ (запрещена в РФ) мечта курдского народа была отложена.

Год спустя параллельно с иракскими и курдскими выборами был проведен неофициальный референдум. Результат показал 98,98-процентную поддержку независимости Курдистана и спорных районов.

К 2017 году регион контролировал почти всю территорию, которую считал «Югом Большого Курдистана». Региональное правительство Курдистана (КРГ) заявило, что ему требуется мандат на переговоры с Багдадом для обсуждения прав курдов. Поэтому было принято решение провести референдум 25 сентября 2017 года.

Правящая Демократическая партия Курдистана (ДПК) возглавила этот исторический, в то время как ее союзник, Патриотический союз Курдистана (ПСК), проявил неоднозначную позицию, оспаривая сроки проведения референдума.

Движение за Перемены (Горран) и Исламская группа Курдистана (ИГК) также выступили против запланированных сроков, но не выступили против референдума, в то время как Исламский союз Курдистана (ИСК) выразил свою полную поддержку. Только вновь созданное «Новое поколение» во главе с бизнесменом, ставшим политиком Шасваром Абдул Рахманом, выступило против этого шага, начав кампанию «Не сейчас».

Багдад выступил против референдума, как и соседние Турция и Иран, которые опасались, что это может спровоцировать подобный шаг среди их собственного курдского населения. Европейские государства и США не поддержали и не выступили против референдума о разделении, но призвали к отсрочке.

Курды, тем временем, устали от того, что их постоянно просят подождать.

За два дня до того, как курды пошли на выборы, тогдашний госсекретарь США Рекс Тиллерсон направил президенту Барзани письмо с предложением альтернативы.

«Мы с уважением просим Вас принять альтернативу, которая, по нашему мнению, лучше поможет достичь ваших целей и обеспечить стабильность и мир после этой необходимой войны против ИГИЛ», — сказал Тиллерсон.

Назвав это «редкой возможностью», Тиллерсон рекомендовал продолжить диалог с Багдадом и достичь «взаимопонимания».

«Если переговоры не достигнут взаимоприемлемого решения или неудач из-за отсутствия доброй воли со стороны Багдада, мы признаем необходимость проведения референдума».

Курдские лидеры отвергли этот план, поскольку по отношению к нему не было дано никаких гарантий. Письмо было обнародовано спустя несколько недель после референдума.

Со смесью эйфории и неопределенности, около 92,71 процента курдов проголосовали за независимость. Результат был встречен с праздником по всему региону – но их радость была недолгой.

Иракское правительство быстро приняло карательные меры — даже несмотря на то, что независимость не была провозглашена, – включая запрет на международные полеты, закрытие пограничных контрольно-пропускных пунктов и наказание сторонников референдума в спорных районах.

Иракская армия и проиранская милиция Хашд аш-Шааби атаковали богатый нефтью Киркук и другие спорные районы, вынудив Пешмергу уйти после того, как некоторые подразделения Пешмерга-ПСК якобы отказались воевать. Регион потерял около половины контролируемой территории. ПСК был обвинен в координации действий с иракским правительством по передаче Киркука. Партия отклоняет эти обвинения.

Это стало ударом по курдскому анклаву, который был на грани потери стратегического региона, соединяющего Ирак, Турцию и Сирию. Через этот район проходит трубопровод Курдистанского региона в порт Джейхан. Силы Пешмерги смогли остановить наступающие иракские силы.

КРГ предложило заморозить результаты референдума в качестве жеста «доброй воли» и возобновить переговоры с Багдадом, однако иракское правительство призвало к полному роспуску.

Масуд Барзани отказался продлить срок своего пребывания на посту президента Курдистанского региона, когда он истек в ноябре 2017 года. Парламент распределил президентские полномочия между правительством, судебной и законодательной ветвями власти и приостановил работу канцелярии президента.

Регион прошел через трудности и международное эмбарго, пока премьер-министр Нечирван Барзани не был принят президентом Франции Эммануэлем Макроном и рядом других мировых лидеров. С тех пор отношения между Эрбилем и Багдадом стали медленно улучшаться.

После выборов в Ираке 12 мая Абади и другие иракские лидеры в настоящее время активно ищут курдскую поддержку для формирования следующего иракского правительства. Этот призыв к курдско-иракскому партнерству предоставил региону средства для отстаивания своих прав.

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи