"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Modern Diplomacy: Большая игра Турции в Идлибе

Modern Diplomacy: Большая игра Турции в Идлибе

После того, как террористическая организация ДАИШ (запрещена в РФ) оказалась рассеянной по пустыне Южной Сирии, связанные с «Аль-Каидой» джихадисты готовятся в Идлибе к решающему сражению против объединенных сил сирийской армии, российских ВВС и иранских доверенных лиц. Президент Турции, который считает, что он может быть новым «халифом», предлагает Соединенным Штатам поддержать отставку Башара Аль-Асада «до того, как он снова кого-нибудь убьет». Хотя между Вашингтоном и Анкарой есть некоторые общие интересы, Соединенные Штаты ничего не добиваются, помогая сирийскому гамбиту Эрдогана, потому что «исцеление», которое он с собой принесет, может быть хуже, чем болезнь. С другой стороны, прозвучавший пять месяцев назад призыв президента США полностью выйти из Сирии был явно рискованным.

Идлиб сегодня является домом для приблизительно трех миллионов человек, половина из которых являются перемещенными лицами, убежавшими от зверств Асада. Возможно, это также прибежище для бывших салафистов-джихадистов, число которых может доходить до 30 000 человек в соответствии с данными военной разведки США. По словам специального посланника ООН по Сирии, в Идлибе насчитывается около 10 000 боевиков «Аль-Каиды», большинство из которых находятся под контролем Хаят Тахрир аль-Шама (HTS), последнего «воплощения» Аль-Каиды, на долю которого приходится почти 60 процентов территории города Идлиб. Остальная часть города контролируется поддерживаемыми Турцией ополченцами. Для Турции есть смысл в этом противостоянии, для западной коалиции — нет.

Армии четырех основных игроков в регионе соперничают за территорию: Сирии, России, Ирана и Турции. Анкара, в ходе мирных переговоров в Астане в 2017 году согласилась помочь создать зоны деэскалации и 12 наблюдательных пунктов для защиты граждан в Идлибе.

Четыре армии, которые сошлись в битве за Идлиб, имеют разные цели.

Для Сирии наступление на Идлиб позволяет аль-Асаду убивать тысячи суннитских повстанцев с помощью бочковых бомб (примитивные, кустарно сделанные бомбы, обычно сбрасываемые с вертолетов, летящих на небольшой высоте — RiaTaza) и российской авиаподдержки проиранских ополченцев, причем все с непременным восклицательным знаком. Жестоко?, Да, но это стратегия, которая работает в этом регионе уже 5000 лет.

Для России наступление на Идлиб станет последним ударом по мятежникам и гарантией сохранения постоянных военных баз России в Тартусе и Латакии.

Для Ирана завоевание Идлиба устранило бы последнее серьезное препятствие для шиитского сухопутного моста от Персидского залива до Средиземного моря. Иран хочет расширить свое влияние в регионе и обеспечить беспрепятственный доступ к Ливану для укрепления власти «Хизбаллы» и путей ее снабжения и поддержки.

Для Турции и Эрдогана стратегия в ситуации вокруг Идлиба достаточно сложна. По оценкам, нападение приведет к оттоку более 700 000 человек к турецкой границе. По словам министра иностранных дел Турции, Турция, в которой уже принимает более 3 миллионов беженцев и находится в штопоре финансового кризиса, не перенесет еще одного «гуманитарного наводнения». Кроме того, Турция вкладывает средства в северную Сирию для расширения своего влияния, в том числе в Идлибе, путем предоставления гуманитарной помощи через такие НПО, как Фонд гуманитарной помощи, а также через открытие школ и направление учителей и имамов для создания благоприятной для Турции сферы влияния через долгосрочные инвестиции. Именно поэтому Анкара боится потерять территории, которую она уже контролирует.

Начиная с января 2017 года Эрдоган считал, что сможет доверять России и Ирану и сохранять военное присутствие в регионе, в соответствии с соглашением в Астане. По словам Эрдогана, турецкое военное присутствие помешало бы сирийскому наступлению на Идлиб. Он также хотел расширить турецкий контроль над северной Сирией вдоль турецкой границы, включая города Аль-Баб и Африн, с тем чтобы заблокировать коридор, контролируемый курдами, идущий вдоль все той же границы. И по обоим пунктам Эрдоган просчитался.

Эрдоган играет в опасную игру как дома, так и за рубежом. Он активно и однозначно дистанцировал Турцию от Запада, особенно США. Под его контролем Турция стала авторитарным государством, в котором тысячи людей арестованы по ложным обвинениям. Среди жертв — сотни журналистов, в том числе несколько западных и американский христианский пастор.

Дело в том, что Турция больше не ведет себя как союзник США. При Эрдогане Турция разрешила более 40 000 иностранных боевиков пройти через свои границы, чтобы присоединиться к террористическим организациям салафитов-джихадистовв в Сирии и Ираке в период с 2013 по 2016 год. Хотя Турция может быть врагом и Асада, режим Эрдогана остается молчаливым партнером России и Ирана.

Надменность Эрдогана к Соединенным Штатам также проистекает из решения федерального суда Нью-Йорке, в котором вводится эмбарго на торговлю с Ираном. Турецкий Halkbank и торговец золотом Реза Зарраб по указанию Эрдогана помогли Ирану обойти американское эмбарго, запрещающее продажу иранской нефти и передали миллионы долларов. Вероятно, президент Турции подумал, что администрация Трампа закроет дело Зарраба.

Однако реализация недобросовестной эрдогановской политики и требований не была воспринята администрацией Трампа, Эрдоган решил разыграть российскую карту. Турция, страна-член НАТО, недавно приобрела российские ракетные комплексы S-400, несмотря на противодействие США и установит эти системы на вооружение в 2019 году.

США должны установить свои приоритеты в регионе на основе международных и гуманитарных ценностей и в конечном итоге искоренить конфликт, поощряя, в первую очередь, защиту гражданских лиц. Вооруженные силы США должны оставаться в Сирии по четырем причинам. Во-первых, выступать в качестве фактора, сдерживающего использование Асадом химического оружия и других средств уничтожения. Во-вторых, чтобы сорвать турецкую экспансию и ликвидировать контроль Анкары над северной границей Сирии. В-третьих, для контроля иранских амбиций в регионе. В-четвертых, чтобы помочь местным союзникам предотвратить повторное появление ДАИШ».

Автор – Ахмет Яйла, старший научный сотрудник Джорджтаунского университета (США)

Modern Diplomacy  —  Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи