"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Jerusalem Post: Иракские курды сталкиваются с проиранскими и проамериканскими силами

Jerusalem Post: Иракские курды сталкиваются с проиранскими и проамериканскими силами

19 сентября госсекретарь США Майк Помпео поговорил с новым спикером иракского «Совета представителей» (парламента) Мухаммедом аль-Халбуси. Согласно заявлению Госдепартамента, Помпео «подчеркнул свою поддержку территориальной целостности и суверенитета Ирака» и сказал, что США поддерживают усилия Ирака по созданию «умеренного, националистического иракского правительства». Все чаще США и Иран участвуют в попытках убедить курдский регион Ирака в поддержке различных кандидатов на пост президента и премьер-министра страны.

В Эрбиле, столице Регионального правительства Курдистана на севере Ирака, внимательно следят за формированием следующего иракского правительства, равно как и за комментариями из Вашингтона. Год назад 25 сентября в Курдистане состоялся референдум о независимости. Явка была высокой в 72%, и более 90% избирателей высказались за независимость. Тем не менее, США отвергли и осудили курдский референдум, при этом тесно сотрудничая с иракским премьер-министром Хайдером аль-Абади.

В октябре Багдад направил в Киркук свою армию, обученную США, и проиранское шиитское ополчение, чтобы вытеснить курдов из этого «оспариваемого города». Многие курды были встревожены, злились и чувствовали себя преданными. Они сражались с террористической организацией ДАИШ (запрещена в РФ) в одних рядах с бойцами федеральных сил. Их Пешмерга помогли спасти Киркук в 2014 году, когда исламисты разгромили иракскую армию. Но в 2017 году, когда курдское руководство хотело провести референдум о будущем региона, они увидели, что весь их политический капитал, заработанный в течение многих лет, сражаясь вместе с американцами против экстремистских и террористических групп, начинает куда-то испаряться.

В 2017 году расчеты в Вашингтоне были сложными. Абади считался надеждой на Ирак и обеспечение прочности его власти, путем спасения Ирака от поражения со стороны ДАИШ, а также поддержка его давления на курдский регион — рассматривалась как способ дать Абади то, что он хотел, в обмен на то, что он обеспечивает интересы Америки в Ираке. Это, в частности, включало интересы урегулирования отношений между Ираком и Саудовской Аравией, завершенные осенью 2017 года.

Но инвестиции в Абади стали менее значимыми, когда он занял третье место на выборах в мае 2018 года в Ираке. Внезапно курдский регион снова стал ключевым в возможном формировании прозападного правительства в Багдаде.

Проблема в том, что иракские избиратели в мае 2018 года почти единодушно проголосовали за Муктаду ас-Садра, единоличного антиамерикански настроенного лидера шиитских националистических ополченцев, и Хади аль-Амири, поддерживаемого Ираном лидера Альянса «Фатих». Садр дистанцировался от Ирана, в то время как Альянс «Фатих» состоял из сторонников шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби». «Фатих» включает в себя организацию «Бадр» аль-Амири и такие партии, как «Катаиб Хезболла». Вашингтон рассматривает некоторых участников альянса «Фатих» как террористов, а американские конгрессмены стремятся ввести санкции против других иранских боевиков в Ираке, связанных с Амири.

Абади, «ставленник» Вашингтона, выиграл только 42 места, в то время как курдские партии в совокупности получили около 50 мест. Это означает, что сегодня в Ираке курдский регион и его партии, в частности Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК), являются ключевыми для решения о том, кто станет следующим премьер-министром и президентом Ирака. Премьер-министр страны, как правило, является шиитом с 2003 года, а президент — курдом.

У основных курдских партий различается внутренняя политика. ПСК имеет тенденцию быть ближе к Ирану, отчасти потому, что провинция, в которой он доминирует – Сулеймания, находится на иранской границе. ДПК традиционно была ближе к Вашингтону. Но недовольство по поводу того, что рассматривалось как предательство в 2017 году, привело к тому, что ДПК будет более сдержанно относиться к пожеланиям Вашингтона о том, кого должен поддерживать курдский регион в Багдаде.

В начале сентября Иран выпустил семь боевых ракет на штаб курдских оппозиционных партий в Койе на севере Ирака, убив более дюжины человек. Ракеты были ярким сигналом для курдов, а также для США, что любая попытка противостоять роли Ирана в Ираке не останется без ответа. Вице-президент США Майк Пенс позвонил премьер-министру Курдистана Нечирвану Барзани и осудил ракетную атаку Ирана. В разговоре он указал на то, что Тегеран стремится «дестабилизировать своего ближайшего соседа и угрожать ему».

Теперь курдский регион находится между США и Ираном, и каждый из двух последних стремится получить здесь влияние, одновременно интересуясь тем, кто станет следующим лидером Ирака. США заявляют, что не вмешиваются в иракскую политику и стремятся преуменьшить слухи о закулисных встречах спецпосланника США Бретта Макгерка и различных партий в Ираке. Например, 30 августа Макгерк написал в твиттере по-арабски, что он не встречался с Амири. Слухи о встрече представителя Америки с различными фракциями часто распространяются теми, кто пытается представить США, как принимающих или поддерживающих проиранскую коалицию, либо, напротив, работающих против интересов Ирана.

Хотя большая часть политики Ирака сосредоточена на внутренних вопросах (в стране о том, будет ли политик от ПСК Бархэм Салих или какой-либо другой курдский кандидат следующим президентом, или состоятся ли курдские местные выборы в этом месяце) главное заключается в том, что происходящее в Эрбиле и Багдаде в ближайшие месяцы определит, кто будет доминировать в будущем Ирака. Вашингтон надеется, что курды забудут об их референдуме за независимость прошлого года. Но Север Ирака помнит о нем.

Сет Францман

Jerusalem Post  —  Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи