"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Разговор с казненным: Эксклюзивное интервью с Заняром Моради перед исполнением его смертного приговора.

Разговор с казненным: Эксклюзивное интервью с Заняром Моради перед исполнением его смертного приговора.

Заньяр Моради был повешен в Иране в минувшую субботу . Ему было 27.  Уроженец курдского пограничного города Мариван в иранском Курдистане, он был арестован в 2009 году по обвинению в убийстве сына имама пятничной (главной) мечети города.

До дня своей смерти, Моради,  арестованный и повешенный вместе со своим кузеном Логманом Моради, отрицал обвинения и защищал свою невиновность.

Курдский журналист Ала Хошьяр провел интервью с Моради через приложение Telegram и мобильный телефон, который был тайно передан  в тюрьму за взятку в 700 долларов.

 Моради сказал, что его пытали каждый день в течение девяти месяцев  в начале срока его заключения. Он считал, собственный арест, способом вернуть его отца,  являющегося  членом партии Комала. В противном случае, утверждает Моради в этом интервью, ни суды, ни разведывательное ведомство не смогли представить никаких доказательств, которые могли бы связать его с убийством сына  имама..

 Когда вас арестовали и почему?

Заняр Моради: Я был арестован в Мариване в 2009 году, а через два дня был арестован мой кузен Логман Моради. В течение девяти месяцев под пытками единственными обвинениями, которые они бросали нам, было членство в партии Комала. Они также пытались  завербовать нас и помочь им, но мы не пошли на это. Вот почему девять месяцев спустя они сказали, что если мы по-прежнему отказываемся сотрудничать, они предъявят нам обвинение  в мухараба, что означает борьбу с режимом, и именно поэтому нам приписали убийство в драке сына имама главной суннитской мечети Маривана Мустафы Шерзади. По данным  разведки Ирана, сыновья проповедника были в контакте с «Аль-Каидой».

Как только они  предъявили новые обвинения, пытки усилились. Два моих сустава были вывихнуты под пытками , и я дважды был прооперирован в больнице Тегерана под пристальным наблюдением спецслужб.

Обвинения были беспочвенны, и даже сама семья Мустафа Шерзади знала, что эти обвинения ложны и полностью сфабрикованы отделением службы безопасности по городу Сина (Санандаж) против нас. Даже сам проповедник говорил несколько раз: «Поймали двух детей и говорят, что убили вашего сына».

Когда они приговорили тебя к смерти?

Революционный суд Ирана приговорил нас к смертной казни в 2012 году, через три года после того, как мы были арестованы. Тегеранский отдел службы безопасности встретился  и попросил больше информации и деталей. Мы снова в свою защиту говорили им, что мы никого не убивали. После этой встречи министерство юстиции решило, что наше дело должно быть вновь рассмотрено и дополнительно расследовано.

В 2013 году наше дело снова было передано в суд, и вместе с нашим адвокатом г-ном Салехом Никбахтом мы встретились с судьей Абдоллахи. Он сказал, что в нашем случае нет основания для смертного приговора и в результате передали наше дело в следственный отдел для дальнейшего расследования. В этом году наше дело пять раз  возвращалось в Мариван , без каких-либо изменений и дополнений. Поэтому следователь писал, что он не смог найти никаких новых доказательств против нас. Он упомянул, что главным обвинителем против нас был департамент разведки, который, по его словам, должен предоставить дополнительные аргументы и доказательства . Но Департамент разведки не хотел, чтобы суды вновь рассматривали наше дело. Его сотрудники настаивали, что нам нужно вынести приговор, который они хотят, и судебный департамент не хотел идти на это, и мы оказались как бы между двух огней. Мы повторяли, что у нас есть несколько свидетелей, которые готовы прийти в суд и сказать, что в ночь убийства Логман даже не был в Мариване.

Сколько вам было лет, когда вас арестовали?

Мне только исполнилось 19 лет, и вот уже девять лет я в тюрьме.

Разве они когда-нибудь спрашивали вас о Вашем отце, который был членом Комалы, и  может ли ваше дело  быть связано с ним?

Мне нужно вернуться в 2007 год, когда меня задержали и допросили еще несколько раз разведкой до такой степени, что я узнал офицеров, которые там работали, и  сказал им, что им не нужно задерживать меня таким образом и мне нужно только позвонить , и я сам пойду к ним. Однажды офицер сказал, что мы не хотим вас, но этого требует отделение в Санандадже. В первую ночь моего задержания они сказали мне: «Твой отец должен  знать, что мы можем причинить ему вред. Он всегда в Мариване, действовал против нас, и поэтому мы через вас, хотим заставить его прекратить свою деятельность». Итак, мое дело связано с моим отцом, и за три месяца до моего ареста мой отец был объектом покушения со стороны иранской разведки в Курдистанском регионе. Но, к счастью, несмотря на то, что его поразили девять пуль, он выжил. Под пыткой они все время спрашивали меня: «Ты сын Икбала?». Я не сомневаюсь, что это политическая месть. Это было шоу, созданное только для того, чтобы выйти на моего отца, поэтому они не позволяют нашему делу вернуться в суд, где вся правда открылась бы.

 Что бы Вы сказали имаму пятничной мечети Маривана?

Я не считаю себя настолько виновным, чтобы говорить с ним. Он слишком хорошо знает, кто убил его сына и как. Кто-то из правительства уже сказал ему, что он был там в момент убийства его сына, и что он все знает. Моя единственная просьба к имаму  заключается в том, что он  принял решение на основании показаний свидетелей, которых он знает (по шариату, близкий родственник убитого по своему желанию может добиться отмены смертного приговора обвиняемому в убийстве – RiaTaza). Я не хочу извиняться перед ним, потому что я не сделал ему ничего плохого. Я бы попросил его, не стать частью шоу, поставленного разведкой, чтобы выйти на моего отца.

Rudaw.net                              Перевод   RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи