"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

На этот раз курды предпочитают действовать самостоятельно, а не полагаться на США

На этот раз курды предпочитают действовать самостоятельно, а не полагаться на США

Бывший американский дипломат Питер Гэлбрейт

Во внешней политике, как и в жизни, всегда хорошо быть вежливым с друзьями, потому что никогда не знаешь, когда они могут тебе понадобиться. В прошлом месяце госсекретарь США Майк Помпео позвонил Масуду Барзани, лидеру крупнейшей курдской партии в иракском парламенте, чтобы попросить его о поддержке срочной внешнеполитической цели: обеспечить второй срок премьер-министра Ирака Хайдера Аль-Абади, чтобы тем самым заблокировать поддерживаемую Ираном альтернативу.

Ответ Барзани мог бы быть положительным. Но в октябре прошлого года администрация Дональда Трампа разрешила лидеру шиитского ополчения (и осужденному террористу) использовать танки, поставляемые США, в антикурдской операции под руководством генерала Касема Сулеймани, который возглавляет силы «Кудс» Ирана. Неудивительно, что курды сегодня менее склонны мириться с тем, кого они считают неверным союзником.

Еще в 2010 году, когда США попросили президента Иракского Курдистана Барзани поддержать предложение премьер-министра Нури Аль-Малики на второй срок, Барзани быстро согласился. (Это было решение, о котором впоследствии сожалели и курды, и американские дипломаты). А в июне 2014 года, когда госсекретарь США Джон Керри совершил необъявленный визит в Эрбиль, столицу Иракского Курдистана, с просьбой к Барзани отложить запланированное провозглашение независимости, курды согласились подождать, пока закончится борьба с террористической организацией Исламское государство (запрещена в РФ).

С блоком из 50 мест в недавно избранном парламенте Ирака (и некоторыми дополнительными местами от суннитских союзников) курды в состоянии решить, кто будет следующим премьер-министром Ирака. Это связано с тем, что 12 мая парламентские выборы в стране закончились тупиком между двумя блоками, в которых доминировали шииты: один из них возглавляет Абади совместно с шиитским богословом Муктадой Ас-Садром, а другим управляет бывший премьер-министр Малики и Хади Аль-Амири, глава шиитского ополчения. Малики и Амири имеют тесные связи с Тегераном; Амири даже воевал на стороне Ирана во время ирано-иракской войны в 1980-х годах. Несмотря на то, что блок Садр-Абади не совсем против Ирана — Садр провел четыре года в изгнании между 2007 и 2011 годами, а Абади является членом поддерживаемой Ираном партии «Дава» — они не так близки к Тегерану, как Амири и Малики. Администрация Трампа справедливо опасается, что если последние два сформируют следующее правительство, это значительно увеличит влияние Ирана в Ираке — огромный регресс для политики, направленной на достижение противоположного.

И здесь появляются курды. После выборов Демократическая партия Курдистана во главе с Барзани сформировала союз с другой крупной курдской партией — Патриотическим Союзом Курдистана. Вместе курды заключили сделку с крупнейшим суннитским блоком — «Национальная ось», чтобы действовать сообща при выборе между двумя шиитскими блоками. Эти союзы дают курдам и суннитам в общей сумме от 60 до 90 мест (из 329) в новом иракском парламенте, в зависимости от того, будет ли придерживаться вся «Национальная ось» плотного альянса с курдами или ее части заключают отдельные сделки с двумя шиитскими блоками. Независимо от того, как поведут себя сунниты, курды могут выступить в качестве серого кардинала Ирака. И как лидер крупнейшей курдской партии, Барзани находится в хорошем положении, чтобы решить, какой путь выберут курды.

Проблема для президента США Дональда Трампа заключается в том, что Барзани больше не верит в то, что он может полагаться на Соединенные Штаты. Откликнувшись на просьбу Керри не объявлять независимость, когда остальной Ирак был близок к полному краху в 2014 году, руководство Курдистана решило в прошлом году, что с неизбежным поражением ИГ пришло время реализовать давнюю мечту курдов. В июне прошлого года избирательная комиссия Курдистана запланировала референдум о независимости на 25 сентября 2017 года. В течение всего лета администрация Трампа толком не реагировала. Затем, в сентябре, он резко начал оказывать давление, чтобы заставить Барзани отложить или отменить референдум. За два дня до референдума тогдашний госсекретарь США Рекс Тиллерсон сделал предложение. Если Барзани отложит голосование, Соединенные Штаты будут дипломатично заниматься решением проблем между Эрбилем и Багдадом, и если три стороны не смогут разобраться в течение года, Вашингтон тогда «признает необходимость референдума». Барзани, однако, не хотел доверять слову госсекретаря. На практическом уровне было бы также невозможно отказаться от столь страстно желанного курдским народом референдума о независимости всего за два дня до его проведения.

Референдум прошел с 93 процентами в пользу независимости. Абади решил проучить курдов. Он закрыл воздушное пространство Курдистана, заблокировал банковскую систему и дал зеленый свет военному нападению на Киркук, этнически смешанный город, который курды контролировали с тех пор, как иракская армия оставила его Исламскому государству в июне 2014 года. Вместо того чтобы полагаться на регулярную и неэффективную иракскую армию, Абади позволил народным Мобилизационным силам, шиитскому ополчению, возглавить наступление.

По-видимому, Абади считал, что, будучи лидером военного времени, который победил Исламское государство и поставил курдов на их место, он гарантирует себе новый срок на парламентских выборах в Ираке в следующем году — он даже назвал свой избирательный альянс «Наср», что означает «Победа». И вместо того, чтобы защищать своих курдских союзников, администрация Трампа разрешила народным Мобилизационным силам использовать в нападении на курдов танки Абрамс, первоначально проданные иракской армии и переданные шиитскому ополчению с разрешения США. Белый дом, казалось, не был обеспокоен тем фактом, что Кассем Сулеймани, глава иранских сил «Кудс», спланировал операцию и что ее возглавил Абу Махди Аль-Мухандис, террорист, приговоренный к смертной казни заочно за его роль в взрыве американских и французских посольств в Кувейте в декабре 1983 года.

Весь этот эпизод вызвал у Барзани и курдов потрясение и обиду. Большая часть курдского гнева была и остается сосредоточенной на Абади. Как сказал мне один курдский лидер «Малики урезал наш бюджет, а Абади напал на нас. Но атака также подорвала доверие курдов к США как союзнику».

Поэтому вместо того, чтобы делать Вашингтону какие-либо одолжения, курды и сунниты сейчас ведут переговоры с двумя шиитскими блоками, чтобы добиться взаимовыгодной сделки. Сунниты хотят получить средства на восстановление и вывод шиитских ополченцев из своих районов. Курды имеют больше список требований, основанных на обещаниях, данные им в Конституции Ирака, включая гарантированную оплату своей доли федерального бюджета, признание их прав на нефть, национальной переписи населения, чтобы определить дол. Курдистана из федерального бюджета, проведение референдума для определения статуса Киркука, создание второй палаты в парламенте Ирака, и создание конституционно установленного Верховного Суда.

До сих пор Абади отказывался от всех требований курдов, кроме нескольких бюджетных выплат. Вмешательство Вашингтона — включая телефонный звонок Помпео — может фактически поощрить непримиримость Абади. В прошлом курды выполняли приказы Вашингтона, и Багдаду не приходилось идти на уступки. Абади вполне может прийти к выводу, что на этот раз они снова придут без каких—либо компромиссов с его стороны — компромиссы, которые, как он опасается, подорвут его поддержку среди иракских националистов в его лагере. Ведущий переговорщик из Курдистана сказал мне, что он верит в США. Специальный Посланник Бретт Макгерк поощряет именно такое мышление со стороны Абади, говоря ему, что если он сможет заключить сделку с суннитами, курды придут в себя.

По всем этим причинам курды и сунниты могут решить заключить сделку с Амири и Малики. В конце концов, если они больше не могут рассчитывать на поддержку США, то для них было бы лучше примириться с единственной оставшейся бесспорной силой в регионе — Ираном. В отличие от Абади, Малики также выразил поддержку некоторым курдским целям в последние месяцы. И сунниты знают, что Амири, в отличие от Абади, действительно может вывести все шиитские ополчения из их районов.

Питер Гэлбрейт

Foreignpolicy.com    —  перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи