"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

ЗАЩИТА ЦЕЛОСТНОСТИ СИРИИ ЗА СЧЁТ КУРДСКИХ ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК

ЗАЩИТА ЦЕЛОСТНОСТИ СИРИИ ЗА СЧЁТ КУРДСКИХ  ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК

Шехмус Озегин

В 2014-2015 годах у курдов появилась возможность собрать земли Западного Курдистана в единое целое. Но к сожалению, политика РПК, её тесные связи с БААС Сирии, да и плюс к этому действия России и Ирана стали препятствием для какого-либо курдского образования на этой территории.

РПК и ПДС ещё до турецкого вторжения в приграничные области и окружения Африна при желании могли очень легко присоединить Африн к юго-востоку Курдистана, освободив тем самым полностью регион Западного Курдистана, взяв его под свой контроль. Но увы, это не случилось не потому, что этому помешали некие географические или прочие условия или у них не хватало сил, чтобы они сделали такой шаг, а потому что тесные связи РПК с сирийским режимом, Россией и Ираном послужили препятствием для создания единого курдистанского фронта. Была поставлена цель по недопущению создания какого-либо независимого курдского образования на этой территории.

В данной ситуации перед ПДС встала дилемма: либо ей надо было примкнуть к единому курдскому фронту и совместно с другими курдскими силами создать единую армию, чтобы на базе политической программы, основанной на национальной идее, защитить Западный Курдистан, либо должна была прибегнуть к тоталитарной идеологии, отлучить курдов от борьбы за национальную идею, запретить всякую деятельность оппозиционных ей партий и организаций вместе с их партнерами, создать коалицию с арабами на основе идеологии о «братстве народов» и всю энергию и силы курдов на подконтрольной ей территории посвятить защите целостности сирийского государства. А для претворения в жизнь этой стратегии необходимо было иметь полновластную тоталитарную силу. Наступило время для ликвидации курдского национального фронта и создания HSD (ДСС-Демократические Силы Сирии).

После нейтрализации «курдского национального фронта» Америка инициировала создание некоей новой силы для ПДС (PYD). Эта инициатива совпала с замыслом ПДС о «защите целостности Сирии». Этот стратегический замысел, а также плюс к этому желания Сирии, Ирана, России и Турции о «сохранности целостности Сирии» дополнили друг друга. Вооруженные силы ПДС под названием ОНС (PYD) шаг за шагом стали двигаться в сторону внутрисирийского конфликта.

В битве с ДАИШ(запрещена в России) несколько тысяч курдских юношей и девушек отдали свои жизни за освобождение Ракки, Манбиджа, Идлиба и Алеппо. Потом большинство этих районов один за другим стали отдаваться и продолжают передаваться под контроль сирийской армии и иранских милицейских отрядов. Недовольство курдов Африна и их борьба служат орудием и основой пропаганды о «партизанской войне». Те, кто изначально хотели защитить свои земли, это были афринцы. ПДС с одной стороны хотела передать Африн под контроль сирийского режима, а с другой — оказывала вооруженное сопротивление турецким оккупантам. Она надеялась, что придет сирийская армия и возьмет регион под свою защиту.

Отношения между РПК и сирийским режимом имеют давнюю историю. За всю историю своей деятельности РПК никогда не рассматривала Западный Курдистан в качестве оккупированной части общего Курдистана, она называла эту часть Курдистана как «курды Сирии» и на основе такого понятия строила свою стратегию по защите территориальной целостности Сирии, заняв в этой стратегии свое место. ПДС же была создана на базе этой стратегии РПК.

О стратегии: сначала район Африна изолировали от остальной части Курдистана, в результате чего он оказался в клетке. Был оставлен проход только в одном направлении, и то только в направлении Турции, потому что путь в сторону Алеппо был отрезан. Территория Восточного Ефрата превратилась в запретную зону, оказавшись в изоляции. Тем временем Турция прибегла к насилию и стала наносить бомбовые удары с воздуха и на земле, создав кошмарную ситуацию. Безысходность положения вынудила ПДС обратиться за помощью к сирийскому режиму. Она с одной стороны выставляла на показ «плоды победоносного сопротивления» РПК, с другой — сдала Турции Африн и Западную часть Ефрата. Теперь же одна часть Западного Ефрата находится в руках Турции, а вторая находится под контролем сирийского режима. Спрашивается, а ради чего проливали кровь тысячи курдских юношей и девушек? Почему при нападении во время «Калкане Фирате» ОНС молчали?

Партнером РПК на юго-востоке Курдистана является вся та же Сирия со своим режимом. А поэтому в деле защиты целостности сирийского государства никакой ниши ни для курдов, ни для Курдистана нет.
Некоторые сторонники РПК могут сказать, что «ОНС пишет историю сопротивления как достояние борьбы». Верно, ОНС освободили Ракку, Манбидж, Алеппо, тысячи курдских ребят сложили свои головы, многие улицы Алеппо стали могилами для курдских юношей и девушек, а теперь и Африн превратился в один из таких районов. Хочется спросить, а сейчас в чьих руках находятся эти территории? Воюют курды, руками курдов освобождаются эти территории, которые потом передаются в чьи-то руки. Как можно согласиться с тем, что курдские юноши и девушки погибают не за курдов и Курдистан, а воюют в качестве милицейских отрядов Сирии за сохранение территориальной целостности Сирийского государства? Сирия уже расчленена, надежды на сохранение её целостности не осталось и дело идет к федерализации.

Цель федерализации заключается в том, чтобы лишить курдов возможности создания независимой территории или автономии с названием «Курдистан». Во главе этой стратегии стоят Россия, Иран, Турция и Сирия. Они хотят, чтобы в осуществлении программы по «недопущению создания курдского территориального образования» свое место нашли курды как «сирийские курды» (!). Эту стратегию РПК внедряет через ПДС и эту свою цель она претворяет в жизнь в соответствии с заключенным соглашением со спецслужбами Сирии. Член руководства Конгресса Курдских Общин (ККО, или КСК- курдская аббревиатура) Мустафа Карасу спокойно и без зазрения совести заявил, что «34-дневное сопротивление предполагало, чтобы сирийская армия вошла в Африн». То есть, если в отношении одних оккупантов допускается война и сопротивление, то наступление других оккупантов предполагает, что курды должны принять их с почтением и одобрением!? Эта стратегия ККО (КСК) и его руководства лежит на поверхности и в полной мере в унисон перекликается с стратегией сирийского режима.

Народ Африна поднялся на его защиту, оказав сопротивление операции «Оливковая ветвь», но руководители этих людей, ведя закулисные тайные переговоры, сдали Африн турецким захватчикам. Африн — это не сирийская земля и не турецкая, Африн — это земля курдов и Курдистана. А все эти закулисные и тайные переговоры нацелены на недопущение создания независимого курдского государственного образования. Политики, которые не видят всё это, не смогут защитить интересы курдов и Курдистана на Ближнем Востоке.

Перевод Афана Авдали    ИА Basnews.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Патриот

    Согласен с Шехмусом Озегином! РПК сделало все чтобы не допустить создание на территории Сирии Курдского национального образования!

  2. Айваз Чамбаракян

    Курдские друзья противники РПК и А. Оджалана на днях на этом сайте http://helri.com/dop_faily/SNM-2018-4-soderjanie.pdf нашел интересную статью. В которой описывает, какими же жалкими были РПКшники перед турецкой секретной службой в начале своей деятельности и как они с первых дней работали против своего курдского народа, а затем уж против нас армян и Армении.

  3. Давид Рзгои

    Айваз, высокоуважаемый кореш оголтелых противников РПК, а как ты прочел содержание этой статьи? В то время как на том сайте, которого ты указал ее читать не возможно. Так как в нем перечислено только названия статей, в том числе об РПК. Что-то подозрительно, раскройка тайну!

Комментирование закрыты.