"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

«Иракцам не помогут зарубежные христиане или мусульмане. Проблемы должны решать мы сами»

«Иракцам не помогут зарубежные христиане или мусульмане. Проблемы должны решать мы сами»

Интервью кардинала Луи Сако ИА Rudaw.

 Rudaw: Мы сегодня встречаемся с кардиналом Луи Рафаэлем Сако, патриархом халдо-католической церкви Ирака и всего мира, кардиналом Римской курии. Недавно он обратился ко всем политикам Ирака — открыть новую страницу в истории  и продвинуться вперед с подлинной демократией и свободой для всех.

 Кардинал Сако: Большое спасибо. Это, безусловно, чтобы суверенный Ирак создавался на крепкой и здоровой основе. За последние 15 лет все последующие правительства Ирака не смогли создать  государство, основанное только на принадлежности к нему по гражданству. Понятие «религиозных» квот было чем-то совершенно чуждо нам. Эти правительства  возводят барьеры между людьми. Такой образ мышления не может создать государство, которое будет служить всему  обществу в равной степени и стать государством верховенства закона и прав всех.  Отсюда  распространение коррупции во всех учреждениях и смерть государственных услуг. То, что называется общественным служением, исчезло. Напротив, все рухнуло, и  нынешняя политическая конкуренция чревата очень негативными последствиями. Бедствия настолько выросли,  что создали почву для террористических организаций. До  ДАИШ(запрещена в России) существовала «Аль-Каида», обезглавливающая людей, совершавшая  теракты, а ДАИШ уничтожила цивилизацию Ирак, отрубая головы только потому, что люди имеют иную религиозную идентичность. Не имеет значение, суннит ты, христианин или шиит, которых они называли «рафидитами». И я выступил с предложением формирования правительства, основанного на подлинном партнерстве на новом этапе. Прошло 15 лет, и пора приступать к переменам.

В одном из ваших посланий Вы говорите: «Наш Отец научил нас всегда говорить правду», даже если это означает, что мы потеряем нашу жизнь, говоря это. Но в сегодняшнем Ираке, легко ли  сказать правду? Есть ли правда?

Правда горькая и болезненная.  Призывы, принесенные с собой американцами, были яркими, но не все, что блестит, золото. Они говорили о свободе, демократии, экономическом процветании и реконструкции. Но прошло пятнадцать лет, а мы все топчемся на месте.  Например, не реализован проект по водо- и электроснабжению. Я не понимаю, почему не должно подаваться электричество. Безработица достигла опасного уровня более чем в 22 процента. Здравоохранение постыдно. Только  за последнюю неделю я несколько раз ездил в больницу Ярмука. Это просто нельзя  назвать  больницей. То же самое со школами. Как ученики могут сидеть на земле и учиться? Учебные планы также устарели  нуждаются в изменении. Образование здесь стало жертвой политического соперничества.

Политики постоянно борются за власть, а не за народ Ирака. Все их усилия направлены на власть и деньги, а лучшее доказательство  тому последние пятнадцать лет. Мы видели все страдания и бедствия. Сегодня нам нужна воля, которая могла бы положить конец всему этому. Германия была полностью разрушена, но когда немцы собрались вместе, они построили сильную Германию, которую мы видим сегодня и продвинутую социально и экономически. Ирак мог бы сделать то же самое, если бы забыл о прошлом и отказался от мести и заговора против другого. Если людям предоставят их  права и обязанности, они обязательно оправдают ожидания, и я надеюсь, что это произойдет.

Все согласны, в частности,  что Ирак не является для христиан безопасным местом. Но несколько дней назад вы сказали ,  не хотите безопасного региона для христиан в долинах Ниневии. Почему?

Если мы говорим от реальности, в Ираке на самом деле нет безопасного места. В Багдаде происходят убийства, похищения и взрывы. То же самое происходит и в других городах. Где вы можете найти безопасность и стабильность? Даже военные  слабы и разделены по сектантскому  признаку.

Еще более опасно, что  разные группы ополченцев управляют этой страной, и это неприемлемо. Есть всевозможные  ополченческие группы, занимающие  дома и собственность людей и становящиеся их новыми владельцами. Вот почему нет смысла просить безопасную зону для христиан, потому что она станет де-факто отдельным регионом. И думаю, что это какое-то самоубийство, потому что  подобный «безопасный регион» автоматически станет  мишенью, и христиан будут убивать. Лучшее решение – создать государственные институты, которые будут уважать и защищать  всех, а оружие остается только в  руках армии и федеральной полиции здесь и в руках Пешмерга на севере. Но если у нас сохранится группы ополченцев  будь то  христиане, езиды, шабаки или мандеи, тогда будет только хаос.

Неужели Курдистан не является безопасным убежищем для христиан?

Курдистан изменился после референдума, но столкнулся с некоторыми серьезными проблемами. Нет гарантий безопасности и стабильности. Я надеюсь, что курды станут позитивным фактором для перемен и  координации с другими иракскими сторонами для создания сильного Ирака.

В Курдистане нет сектантских разделений,  но, как правило, нет реального убежища для курдов или христиан. Если нет конституции,  формулирующей  права каждого человека и общечеловеческие ценности, не будет стабильности и мира. Как вы можете быть оптимистами? Киркук — хороший пример. Мы все увидели, что там произошло.

Но почему  самая большая христианская община в Курдистане?

 Христиане столкнулись с  насильным перемещением  из-за ДАИШ. Они оставили свои дома и свои земли в Мосуле и Ниневии.  Но постановление Федерального суда Ирака гласит, что  долины Ниневии не  подпадают под  статью 140, то есть это не «спорная территория». Когда христиане были  вынуждены бежать из Ниневии, они отправились в Курдистан –  Сулейманию, Эрбиль и Дохук.  Их приветствовали наши здешние братья-христиане. Мы благодарим Курдистанский регион. Они защищали нас и приветствовали нас. Но это не решение всей проблемы. Эти люди должны вернуться в свои дома, города и деревни. В настоящий момент ситуация не идеальна, но может улучшиться в будущем.

Является ли  нежелание безопасного региона для всех христиан  решением только  Халдейской церкви?

 У нас есть собственное духовное руководство, и мы являемся авторитетом для всех христиан Ирака и халдо-католической церкви за рубежом. Это точка зрения всей церкви. Мы за диалог и уважение прав всех народов независимо от их религиозной или этнической принадлежности. Это наш девиз. Кроме того, реальность региона играет свою роль. Живя  в Багдаде, я знаю, что положение христианина здесь отличается от положения человека, живущего в Эрбиле. И поэтому мнения могут отличаться.

Большинство халдо-католиков  в настоящее время находятся в Курдистане и главным образом в Айнкаве. Но недавно руководство сиро-католической церкви было переведено из США в Курдистан. Почему предстоятель халдо-католиков не переехал в Курдистан? ( халдо-католическая и сиро-католическая церкви, хотя объединяют один народ – ассирийцев, имеют различное руководство-  RiaTaza)

 Халдеи живут главным образом на равнинах Ниневии, и их число было значительно большим в Курдистане до 1973 года, откуда мы  мигрировали. Моя семья была из деревни недалеко от Захо, позднее, мы переехали в Мосул. До падения режима Саддам Хусейна  из миллиона христиан две трети были халдеями, и они жили в Багдаде. Вот почему главная община  христиан была в Багдаде. Они все  бежали оттуда из-за ситуации с безопасностью и бедствий, которые постигли их на равнинах Ниневии, ухудшения экономической ситуации, распада семей и  зарубежных христиан, призывающих христиан  Ирака  уезжать за границу, и это сыграло определенную роль в  спаде их числа. Несмотря на это, большинство христиан,  по прежнему, живут в Багдаде, Киркуке, Аммаре, Басре и Насирии.

У вас есть цифры и данные о том, сколько христиан живет  в Ираке?

 До падения режима наши цифры составляли 1,5 миллиона. Из этого числа около 1,2 миллиона были халдо-католиками. Сегодня только четверть миллиона  иракских христиан принадлежит к нашей церкви. И всего  около полумиллиона христиан остались в Ираке. Я считаю, что большинство их живет в Багдаде. А , возможно, в долинах Ниневии и в Курдистане насчитывается около 200 000 христиан.

Существуют также политические проблемы. Халдо-католики не имели возможности участвовать в политическом процессе. Не было принято во внимание, что у них есть квалифицированные и талантливые люди, которые достойны большей социальной роли и высоких постов. Мы тоже маргинализированы в регионе Курдистана. Халдо-католики не имеют своих представителей  в политической жизни.

Я надеюсь, что халдо-католикам будут предоставлены надлежащие права в регионе Курдистана и  мы будем  настоящими партнерами. Я хочу еще раз подчеркнуть, что халдеи составляют большинство христиан в регионе Курдистана, затем идут сиро-католики и армяно-католики.  В долинах  Ниневии живут главным образом халдеи и ассирийцы.

Халдеи, ассирийцы и сиро-католики  говорят на трех разных языках, и все же все христиане.  Один народ говорит на разных языках?

 Если мы возьмем курдов в качестве примера, то  есть бадини-курды, которые говорят  на бадини и курды в Сулеймании,  говорящие на сорани, есть   у нас и курды -файли. Но они все вместе составляют один курдский народ, хотя у каждой группы своя специфика.  У нас также. «Халдеи» имеют свои черты, а ассирийцы и другие — свои. Но в сущности, мы все один народ, а эти различия возникли за последние 500-600 лет.

Мы не можем объединиться под одним  названием, отказав себе в другой идентификации, удалить другие имена и идентификаторы. Неважно, как нас  называют, что важно, чтобы нам была дана свобода  и мы сами решаем, что делаем. Но нас оскорбляют,  называя длинным как поезд именем «халдей- сириец  -ассириец».  Я говорю вам, что я «халдей», но я не позволю вам называть меня  одновременно халдеем, ассирийцем и сирийцем в одном лице. Точно также как Вы, являясь курдом, не согласитесь одновременно называться «Бадини-Сорани – Файли». Вы —  один народ с тремя разными названиями именами, и мы точно так же хотим быть едиными, и мы очень старались объединиться, но политики нам не дают.

Какова роль Курдистана в защите христиан?

До сих пор не предпринималось никаких серьезных усилий, чтобы предоставить христианам их права. На самом деле есть попытки разбить их на части, чтобы они не могли объединиться . Но христиане могут сыграть решающую роль в политическом и социальном прогрессе. Как я уже сказал, есть попытки раздробить христиан, и причина — политика. Например, христианская «Народная ассамблея»  была  общественной организацией, на теперь она стала политической.

Расколы между своими партиями христиане создают сами себе или это посторонняя сила?

Нет, я говорю о политическом факторе. Мы понимаем так, что каждые три христианские  церкви имеют собственную духовную власть, но в конце концов все – христиане. У нас тоже есть католическая, ассирийская и православная церкви, но как высшая власть у нас есть одна, и это  Вселенская Церковь. Культура, язык и география, здесь для христиан не имеют никакого значения. Но, как правило, есть разделения в Курдистане или в Ираке, и причина всегда политическая. Каждая сторона пытается использовать ситуацию в своих собственных интересах и формирует политические партии, которые не могут быть, по определению, независимыми.

Говорят, что  предпринимаются серьезные усилия по изменению демографии долин Ниневии, шииты  и другие там активно селятся. Знаете ли вы об этой угрозе?

Да, я, конечно, знаю об этом, и это серьезный вызов и угроза самому нашему существованию. Исторически весь регион был христианским. Я предложил правительству сформировать собственные  административные единицы для шабаков, чтобы они, в свою очередь, покинули Альгош, Бартельлу, Каракош и Хамданию, потому что это христианские районы.  Пока этого не произойдет, христиане исчезнут, поскольку они уже   находятся в опасности  политического исчезновения.

Если эта ситуация сохранится, христианства в Ираке больше не будет. Из-за агрессивной политики и религиозных лозунгов  мы стали гражданами второго сорта. Это наша земля, и мы были здесь еще до появления ислама.

Важно изменить  нынешний менталитет. Также важно, чтобы были изменены законы, и людям разрешили  критиковать и говорить так, как они хотят, если сталкиваются с проблемами. Все возможно, если люди захотят. Я одеваюсь  по своему, и ты можешь одеваться, как хочешь.

Вы хотите, чтобы христиане имели собственный административный регион?

Нет, нет, мы знаем эту ситуацию с демографическими изменениями. Если есть настоящая свобода, мир, стабильность и демократия, тогда любой гражданин Ирака может купить дом, где захочет, и жить в нем. Но сейчас это не так, и  свободы и демократии не существует. Есть политическое соперничество. Соперничество над землей, над властью и деньгами, и мы, христиане, стали жертвами этого соперничества и разделились на два фронта.

Почему христианские страны мира, чьи лидеры  являются христианами, не могут защитить христиан Ирака?

Реальное решение находится здесь внутри страны. Где те страны, которые утверждали, что после референдума они признают независимый Курдистан? Где они сейчас? Они ничего не сделали. У них были только свои собственные интересы. Мы не полагаемся на другие страны. Мы рассчитываем на тех, кто дома, и работаем с ними. Мы работаем с курдами в Курдистане и с  федеральным правительством. Наша проблема связана с этими людьми, что означает, что наши проблемы являются внутренними, а не внешними. Мы ни на кого не рассчитываем. Американцы, европейцы или русские не пришли сюда, чтобы защитить нас или других. Они пришли только  защищать свои интересы.

Мы, иракцы, должны защищать друг друга и рассчитывать друг на друга. У нас должен быть цивилизованный диалог,  открытый и уважительный.  В этом  решение. Внешние силы , несут нам только неприятности.  Зарубежные христиане, защищающие здесь христиан, или мусульмане Индонезии, защищающие здесь мусульман, и так далее, это совершенно не имеет смысла. Иначе будет мировая война.

Знает ли Папа Римский о положении христиан здесь?

 Папа полностью осознает ситуацию. И есть иракский посол в Ватикане, представляющий также и Региональное правительство Курдистана. У Папы есть вся информация, и мы говорим с ним о нашей ситуации. Но Папа в то же время уважает суверенитет Ирака и считает, что эти проблемы могут быть решены внутри Ирака,  поскольку Ирак –  общий дом для всех нас.

Каково послание Папы для здешних христиан?

 Папа призывает всех христиан оставаться в Ираке и поддерживать общение и диалог со всеми. Это наша земля и наша цивилизация. Эти войны и страдания преходящи, а Бог желает нам лучшего и я надеюсь, что светлое будущее ждет всех иракцев,  где бы и когда они не находились.

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    У патриарха халдо-католической церкви, кардинала Сако весьма противоречивая позиция. В целом христианские церкви Ирака, как известно, были вполне довольны условиями жизни в период правления диктаторского режима Саддама Хуссейна, их мало волновало и тревожило бедственное положение курдского народа как в самом Курдистане, так и в Ираке в целом. А сейчас, несмотря на значительное сокращение числа христиан, уже сотни тысяч беженцев, а также вынужденных переселенцев, массовые убийства, отсутствие безопасности и условий для существования в Ираке, он фактически выступает за единство и целостность этого явно катастрофически несостоявшегося «федеративного государства». Он даже не думает о том, что Южный Курдистан может выйти из этого Ирака и должен стать суверенно независимым государством, демократической и светской страной курдского народа и других автохтонных сообществ курдской земли. Он хочет, чтобы коррумпированные, борющиеся только лишь за власть арабские силы превратили Ирак в демократическое гражданское государство, где бы соблюдалось верховенство закона и царило мирное сосуществование. А на самом деле, он за воссоздание сильного диктаторского режима, гарантирующего комфортные условия жизни и деятельности для христиан и их церквей, как при Саддама Хуссейне. А на курдов ему просто наплевать. «Реальное решение находится здесь внутри страны (в Ираке)», — говорит Сако, и он, очевидно и прежде всего, имеет в виду выгодное для христианских церквей, их прихожан решение.

Комментирование закрыты.