"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Фуад Масум: «Единство Ирака должно быть сохранено»

Фуад Масум: «Единство Ирака должно быть сохранено»

Интервью президента Ирака ИА Rudaw

Вы выбрали 3 сентября в качестве даты проведения первой парламентской сессии. Почему выбор пал на эту дату? Как вы думаете, почему решение вопроса затянулось?

Фуад Масум: Ну, срок был установлен в 15 дней, и 3 сентября — конец этого срока. Федеральный суд постановил, что в течение 15 дней после утверждения  результатов выборов президент должен официально просить палату представителей (парламент) собраться на сессию. Многие надеялись, что праздники Курбан-Байрама не будут зачтены в эти пятнадцать дней, но суд настоял на том, чтобы график был жестко соблюден, потому что это предусмотрено конституцией.

И из-за Курбан-Байрама  многие уехали  или занимались другими делами. Сегодня был первый  обычный рабочий день после праздников и было постановлено принять решение сегодня же, а в следующий понедельник созвать парламент.

Было ли это связано только с пятнадцатидневным сроком или с тем, что вы ощущаете некоторый прогресс в переговорах и близость между партиями?

 Прежде всего, мы привержены конституции, и президент должен подчиняться конституции больше, чем кто-либо другой, особенно по такой важной проблеме. Кроме того, наш  прошлый опыт  показывает, что серьезные переговоры и прогресс  происходят в последние дни до истечения крайнего срока. Вот почему я надеюсь, что политические партии, блоки и фракции  разберутся между собой и достигнут соглашений.

И  сегодня уже не так, как раньше, когда  шииты, курды и сунниты работали отдельно друг от друга. На этот раз  между шиитами, курдами и суннитами идут активные переговоры, и в некоторые рабочие группы входят представители всех этих трех сообществ одновременно. И это новое явление.

Является ли этот новый стиль работы  позитивным для Ирака и его руководства?

Это хорошо для будущего Ирака, потому что отношения между людьми становятся отношениями между гражданами одной страны, а не основаны на принадлежности к шиитам, суннитам, курдам и т.п. Хотя курды, безусловно, предпочитают отношение к себе как курдам, а ни как к кому-нибудь еще.

Но в последнее время случалась так, что первая сессия парламента  после открытия долгое время не могла закрыться..

Что вы ожидаете на этот раз?

Если сессия не закроется, то это будет явным нарушением постановлений Федерального суда. Суд давно решил, что никакая сессия не должна оставаться незавершенной, и на ней  должны быть решены ключевые вопросы, такие как выбор спикера парламента и двух его заместителей. Во-вторых, имена тех, кто назначается на пост президента, должны быть преданы гласности. И новый президент  должен знать , какой блок имеет больше всего  мест и другие подобные детали. И самый большой блок в парламенте должен  объединить свои усилия в первый день парламента с точки зрения знания имен его депутатов, повестки дня и т. п., Иначе это вызовет путаницу в будущем.

Каковы будут последствия?

Закон гласит, что самый большой блок должен идентифицировать себя  как парламентское большинство уже на первой сессии.

Что произойдет, если первая сессия не будет соответствовать этим условиям?

В этом случае ответственность не будет возложена на плечи самого старшего члена парламента, который наблюдает за сессией, но на всех парламентариев. В 2010 году я руководил парламентом, и это продолжалось пять месяцев. И именно тогда суд постановил, что открытые сессии не разрешены и что первая сессия должна открыться и завершиться в тот же день. В противном случае это вызовет осложнения, а затем все фракции должны собраться вместе и постановить, что делать дальше и как  решить проблемы

Что делать, если эта первая сессия не состоится вообще, потому что не будет необходимого кворума?

Этого не может быть, иначе как выбрать спикера парламента?

Если первая сессия не может быть проведена по плану, кто примет решение о следующем шаге, президент?

Безусловно! Это будет президент, но он будет действовать в координации с парламентскими блоками.

 Давайте поговорим о проблеме, которая часто поднимается, является ли лучшим, чтобы курды занимали пост президента или спикера парламента? И я спросил вас однажды об этом же, и вы ответили, что курдам лучше иметь  пост спикера парламента.

У каждого поста  есть свои преимущества и недостатки. Что касается спикера парламента, это очень активная должность,  заседания, дискуссии и сессии. Но в то же время пост спикера парламента — это должность, которая может быть отозвана вместе с двумя его заместителями за одно заседание. Но пост президента — это нечто более твердое. Президент также может играть важную роль на международном уровне. У спикера парламента нет таких возможностей. Многое также зависит от людей, занимающих эти должности. Каждый из спикеров парламента и президентов имеет свои собственные квалификацию и обязанности, и это должно быть принято во внимание.

В последние недели вы встречаетесь с делегациями всех партий и этнических и религиозных групп, включая даже иностранные. Какую роль вы, как президент, играли в эти дни, чтобы сблизить эти общественные и политические силы  друг с другом?

Моя роль заключалась не в том, чтобы сблизить их, потому что каждый блок и фракция имеют свои собственные проблемы, требования и видение их решения. Все зависит от того, что они делают на этом пути. Мой главный приоритет состоял в том, чтобы установить дату первой сессии,  я встретился со всеми партиями  для решения  этого вопроса, и все они согласились, что это должно произойти в рамках конституционных сроков. Но если этого не произойдет из-за недостаточного кворума, бойкота со стороны какой-либо партии или по другой причине, тогда президенту придется эти  причины изучить  и встретиться с партиями еще раз, чтобы приблизиться к решению.

Задача президента не сводится к объединению парламентских блоков. Это зависит от того, с кем они объединяются и что заложено в этом объединений с точки зрения распределения  министерских и правительственных должностей и т. д. То, что я делаю, как я сказал, это работа с партиями на основе консенсуса. Например, я встретился с представителями всех партий и назвал дату первой сессии, сразу же сказав им, что если они ожидают, что я поступлю с нарушением конституции,  то этого не будет. Я не мог сказать, например, давайте проведем несколько дней праздника Курбан-Байрам, и начнем дальнейший отсчет  пятнадцатидневного срока с сегодняшнего дня. Это было бы противозаконно, и я бы этого не делал. Я попытался убедить их в том, что мы больше не должны задерживаться и партии позитивно среагировали на это.

Конституция  фиксирует территориальную целостность и суверенитет Ирака, а в качестве президента вы являетесь защитником этой конституции. Но теперь есть серьезные разногласия по этому вопросу среди всех партий, включая шиитские группы. Как вы думаете, что делать, чтобы эти разногласия не подвели страну к пропасти?

Шиитские разногласия не достигнут точки, за  которой  может лежать развал страны. Они все согласны с тем, что Ирак должен оставаться  одной страной, как на карте. Но тем временем ясно, что управление государством — непростая задача. Это требует аргументов, обсуждений, переговоров, и я ожидаю, что они все достигнут соглашения к концу этой недели. Я живу  этими  процессамии с 2005 года, и могу сказать, что  всегда довожу дело до конца. Однажды мы просидели до четырех утра, чтобы принять  все необходимые  решения.

Значит, будет больше бессонных ночей?

Да, без сомнения.

Курды всегда уравновешивали баланс в иракской политике, и  говорят, что партия, к которой присоединялись курды, получит большинство. Так на чем, по вашему мнению, курды должны сосредоточиться на своих переговорах, чтобы достичь соглашения и  поставленных целей?

Есть ряд вещей, которые будут связывать  курдов со всеми остальными силами. Во-первых, это демократия. Если в Ираке есть демократия, тогда собственность и права каждого человека защищены. Мы не должны  напрямую заниматься исключительно курдскими проблемами. Сначала мы должны решить более общие проблемы, и в их рамках выставить курдские требования.

У курдов, очевидно, есть некоторые проблемы, которые они хотят решить, и  проблемы границ и «спорных территорий» входят в их число. Это не то, что можно было бы решить в течение нескольких недель или месяцев. Нет! Необходимо определить конкретные шаги для их решения, а затем посмотреть, сколько шагов было предпринято в определенный период времени. Во-вторых, должна быть решена проблема нефти. Она не должна оставаться проблемой, которая возникает каждый день. Это то, что курды должны пытаться решить и работать над этим. Например, когда курды соглашаются вступить в союз с блоком, они должны предъявить свои требования и условия  с первого дня, и все должно быть зафиксировано и подписано обеими сторонами. В политике документы и подписи не означают, что они выше закона, но наличие нужных бумаг станет хорошим подспорьем для жителей Курдистана.

Но в прошлом также были соглашения и документы, особенно в годы правления Нури аль-Малики, когда  было подписано  соглашение из 21 пункта , и  все они, самые важные из которых были связаны с Киркуком, были проигнорированы.

В 2010 году были серьезные споры, особенно между двумя крупнейшими блоками, возглавляемыми Аядом Аллауи и  аль-Малики. Соперничество было серьезным, и они не могли заставить себя договориться ни о чем, кроме нескольких личностных моментов. Они создали совместный комитет для восстановления политического доверия, а затем  приняли решение о продолжении переговоров только после распределения министерских должностей. Вот почему эти переговоры не увенчались успехом. На этот раз все нужно решить заранее.

Есть одна вещь, и курды не выставили  этого условия, заключающегося в том что, если они уйдут из правительства,  то оно  рухнет. Является ли такая вещь законной, и могут ли курды сделать что-то подобное?

 Все зависит от тех партий, которые совместно формируют правительство. Например, если три или четыре министра покинут кабинет, это не будет означать — юридически или конституционно — что правительство рухнуло.

Здесь дело не в юридическом аспекте, а в том конкретном соглашении, которое заключено между партиями. Полностью ли выполнены такие соглашения? Вот в чем вопрос. Вот почему курды должны быть практичными в том, что они делают, увязывая между собой. И, конечно, очевидно, что если они уйдут из правительства, это будет иметь свое влияние, как региональное, так  и международное, которое будет в пользу курдов.

Всегда говорят, что Иран и Соединенные Штаты являются главными игроками  в ближневосточном регионе и что они  здесь «рулят». Это правда и действительно ли они оказывают такое влияние на идущие переговоры?

Влияние не в форме угроз и предупреждений о последствиях, но ясно, что некоторые из наших политических сил ближе к Соединенным Штатам, некоторые — к Ирану, Саудовской Аравии или Турции. Существуют отношения  между партиями и этими странами.

Не оказывают ли они  влияния на переговоры и сделки?

Они делают это, не так, чтобы это повлияло на принятие решений или характер договоренностей.

Соединенные Штаты наложили ряд санкций на Иран, и Ирак тоже должен их соблюдать. Ирак сделает это?

Нелегко говорить об этом однозначно. Ни США, не будут консультироваться Ираком по деталям введения санкций, ни Иран не будет воспринимать Ирак как врага и американского союзника, которому надо  мстить. Кроме того, американцы ценят позицию Ирака и понимают его отношения с Ираном. На данный момент более насущной для США является проблема  долларовых трансфертов и транзакций в Иран.  Движение долларовых потоков происходит под американским контролем, но бизнесмены и трейдеры, доставляющие товары  в Иран или из Ирана, не являются чем-то, что попадает в эту категорию.

Значит, вы имеете в виду, что Ирак соблюдает эти санкции, но есть некоторые детали?

Да, Ирак беспокоит, главным образом, трансферт долларов США. Ирак не может переводить деньги туда, куда ему нужно, не зная толком, куда и с какими целями течет финансовый поток.

Будете ли вы баллотироваться еще раз на пост президента?

В первый раз мое назначение на этот пост  было довольным неожиданно. Меня попросили об этом, и это была большая честь. Я горжусь своим постом. Хорошо  быть президентом, но, конечно, он несет ответственность и трудности. Но если меня попросят вновь выдвинуться  на этот пост, я готов продолжать служить Курдистану и моим гражданам. Я в политике с 16 лет, и я очень рад, что никогда не совершал никаких прискорбных ошибок. Но ясно, что работа на этом посту снова основана на соглашениях между различными партиями и тем, кого они выдвинут на высший государственный пост.

Если вы посмотрите на это пост президента извне, как простой гражданин Фуад Масум, как бы вы оценили президента?

Я не был бы доволен его обязанностями. Ирак — парламентская республика, а почти  в каждой парламентской республике все полномочия  сосредоточены в парламенте и кабинете министров. Например, когда вы говорите о Германии, вы автоматически думаете об Ангеле Меркель. Кто их президент? Большинство людей не знает. То же самое справедливо и для Израиля. Но я и Мам Джалал (Талабани) до меня, все-таки хотели бы  иметь некоторые полномочия.  Нет, не такие, который привели бы к конфликту с премьер-министром или парламентом, но, по крайней мере, некоторые ограниченные полномочия. Мои полномочия не являются ни церемониальными, ни неограниченными, и это характер  иракской политической системы .

Я слышал, что вы много делали во время своего срока, но плоды Ваших усилии не видны и не оценены. Вы чувствуете то же самое?

Да, конечно! У меня такое же чувство. Но пока я не пытался открыть свой собственный телеканал или веб-сайт,  где бы  я мог бы попробовать рассказать о своих делах, но я этого никогда не пытался  делать. Вот почему большая часть моей работы осталась незамеченной. Я не могу публично рассказать о встречах с людьми, которых я встречаю, и об устранении проблем. И я должен сказать, что большинство важных вещей я делаю на этих встречах. Да, хотелось бы завести свое интернет-телевидение и войти в соцсеть, но я не пытался этого делать.

Это может быть ваше последнее интервью в качестве президента, так что вы можете сказать о народе Ирака и Курдистана?

Народ Ирака в разных сообществах живет вместе в этой стране, и ее единство должно быть сохранено, насколько это возможно, и мы должны стремиться к тому, чтобы демократия здесь преобладала, потому что демократия — это поддержка каждого человека и каждого гражданина. И это единственное мое желание.

Для курдов?

Для курдов и для всего Ирака.

Rudaw net     Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Время «ответственных и верноподданных марионеток», каковыми и были оба президента «Иракской арабской исламской демократической федерации», уже полностью исчерпано. На протяжении бездарно прошедших 13 лет существования Иракской федерации даа президента (Талабани и Масум) не сделали абсолютно ничего для надлежащего выполнения Иракскими властями Конституции в части обеспечения неотъемлемых суверенных прав и свобод народа и властей (автономного) Региона Курдистан — территориальных, экономических, социальных, политических, бюджетных и военно-технических. «Большинство важных вещей» они делали на «встречах», о которых нельзя публично рассказать? Не надо рассказывать, последствия их предательства известны всему миру и особенно курдскому народу.

Комментирование закрыты.