"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Rudaw: Правители Ирана cтоят перед четким и недвусмысленным выбором

Rudaw: Правители Ирана cтоят перед четким  и недвусмысленным выбором

Влияние экономических санкций США на жизнь простых людей в Иране зафиксировано практически в режиме реального времени международными средствами массовой информации, по-видимому, с молчаливого одобрение режима. Ожидается, что эти репортажи не будет особенно приятно  читать или смотреть. Судя по ним, настроение по всей стране мрачное, как и краткосрочные, и граждане серьезно настроены в нынешней ситуации «проголосовать ногами».

Самый большой вопрос: отдадут ли на этот раз правители Ирана приоритет  интересам народа перед необходимостью выживания режима?

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи и его внутренний круг вряд ли останутся беспомощными наблюдателями, поскольку новые раунды американских экономических санкций бьют по самым уязвимым местам. Решение находится вполне в пределах их ментальности, если только они выберут прагматичный и  эмоциональный подход, отбросив свою традиционную склонность  к напыщенности. Муллам не нужно немедленно налаживать свои связи с Вашингтоном или притворяться лучшими друзьями президента Дональда Трампа. Все, что им нужно сделать, это начать конфиденциальные переговоры с администрацией Трампа, которая хочет, чтобы Иран пересмотрел ядерное соглашение 2015 года и прекратил свое  вмешательство в Йемене, Сирии и Ливане. В конце концов, на дворе 2018 , а не 1979 год, год исламской революции в Иране и захвата  мусульманскими  экстремистами священной мечети в Мекке.

Мир изменился, и Иран тоже.

«Если бы д-р Мохаммад Моссадег сегодня возглавлял бы, он бы провел прямые переговоры с Трампом», — сказал недавно Аль-Джазира Давуд Эрмидас-Баванд, бывший иранский дипломат, имея в виду свергнутого премьер-министра и почитаемого национального деятеля.  Для него превыше всего была  реализация национальных интересов страны». (д-р Мухаммад Массадег (Моссадык) 1882-1967 гг- премьер министр Ирана в 1951-53 гг. 15 марта 1951 года провел полную национализацию нефтяной промышленности страны, изгнав оттуда британские и американские компании (вплоть до сегодняшнего дня 15 марта отмечается в  исламской республике как день национализации нефтяной промышленности). Д-р Моссадег провел также аграрную и ряд других радикальных реформ. Страна оказалась на грани падения монархии, правитель Реза-шах, основатель династии Пехлеви бежал в Каир, а позднее – в ЮАР. Однако в 1953 году военные провели переворот, Моссадег отправился под домашний арест, а потом в изгнание, нефтяную промышленность вновь денационализировали, а на трон взошел сын изгнанного монарха, второй и последний шах Мухаммад Реза Пехлеви- RiaTaza.com)

Эти замечания можно рассматривать как косвенную критику нынешнего руководства Ирана в контексте проблемы санкций.

Президент Хасан Рухани заявил, что Иран не будет вести переговоры, пока действуют санкции, а  аятолла Хаменеи заявил, что любые переговоры невозможны, пока  Трамп – является президентом США.

Справедливости ради, их не можно полностью винить за их нереалистичную позицию и принятие желаемого за действительное.

Европейским союз питает ложные надежды на то, что ядерная сделка, из которой Трамп вышел в мае, может быть спасена мерами,  по защите западных компаний, ведущих бизнес с Ираном, от  финансового ущерба.

ЕС только что утвердил выделение  18 млн. евро (20,6 млн. Долл. США) из запланированного пакета помощи в размере 50 млн. Евро для Ирана, якобы для того, чтобы помочь компенсировать последствия санкций США, которые начали проявляться с  6 августа.

Но, если говорить правду, позитивные представления об Иране в Европе, которые, возможно, отчасти объясняются «дипломатией улыбок» министра иностранных дел Мохаммада Джавада-Зарифа, не так уж высоко  ценятся во всех  коридорах власти в Вашингтоне.

Правители Ирана также могут надежно полагаться на Китай, Японию, Южную Корею и Индию, которые продолжат покупать иранскую нефть, даже если это чревато пикировкой  с американцами.

Как оказалось, безотказно действующее повышение торговых пошлин, экономический протекционизм и сильный доллар удерживает врагов Америки, а также ее друзей  в определенных рамках, оставляя Иран с очень немногими странами, на которые он может рассчитывать, для своей защиты.

А теперь представьте, готов ли иранский режим к реальной политике. Им не нужно больше искать  каких-то устремлений,  также как курдам в соседнем Ираке, которые спокойно вернулись к исходной ситуации  после событий октября 2017 года, последовавших за референдумом   о независимости. Ведь в основных политических партиях Курдистана нет иллюзий относительно враждебности режимов в Багдаде, Тегеране и Анкаре к устремлениям   этнических курдов к самоопределению и самоуправлению.

Но курдские политики не решили отрезать себе нос, для того чтобы отомстить своему лицу. Несмотря на собственную фракционность и раздробленность, им удалось в значительной степени  приглушить расколы на региональном уровне, а также с правительством и конкурирующими политическими блоками в Багдаде и с режимами в Тегеране и Анкаре.

Ставки для  иранцев намного выше. Но у них есть шанс продемонстрировать свой переговорный потенциал, согласившись  на встречу с американцами, чтобы обсудить их новые  требования, а не упускать этот шанс. По хорошему, им следует рассмотреть  наихудший сценарий, заключающийся в том, что Трамп продолжит свой срок, а его зарождающаяся стратегия сдерживания по-прежнему будет нацелена на конкурентов США и ее партнеров из Персидского залива и в Южно-Китайском море.

В долгосрочной перспективе правители Ирана должны прислушаться к посланию, которое его граждане пытались донести снова и снова: милитаристски перегруженный, экономически несостоятельный и социально регрессивный режим не может рассчитывать на то, что его будут любить или уважать, независимо от того, насколько высока его самооценка.

Во всяком случае, частые вспышки  недовольства, как внутри Ирана, так и в преимущественно шиитских районах на юге Ирака являются явным свидетельством того, что люди, которые, как предполагалось, являются  органичным элементом клерикального режима, питаются пустыми обещаниями стабильности и процветания.

В ближайшем будущем лидеры Ирана могут продолжать попытки смягчить потрясения вступающих  в силу санкций США речами, полными звука и ярости,  но ничего не значащих. Или они могут развернуть свои паруса по политическому ветру ,и конкурировать со своими суннитскими единоверцами в деле  социального прогресса и экономической модернизации, а также перейти к стратегии «мягкой силы», укорененной в культурном наследии Ирана и двойной персидской и исламской идентичности.

Что касается рядовых иранцев,  их выбор очевиден.  Но у них нет голоса.

 Автор- Амаб Нейл Сенгупта.  Rudawnet. Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи