"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Американский эксперт: Дональд Трамп – успешный в экономике и провальный во внешней политике

Американский эксперт: Дональд Трамп – успешный в экономике и провальный во внешней политике

Экономика Соединенных Штатов процветает,  безработица находится на  исторических минимумах, а фондовый рынок вновь демонстрируют признаки процветающей и благоприятной деловой среды. Используя свою деловую хватку, президент Дональд Трамп переломил недавнюю стагнацию и повысил не только корпоративные прибыли, но и уровень потребительского доверия, поскольку снижение налогов и дерегулирование улучшили жизнь большинства американцев.

 Но, взглянув за пределы США, мы обнаружим, что его внешнеполитические действия  находятся где-то между умеренным успехом и полным провалом.

Хотя основные акции, такие как проблема КНДР и выход из иранской ядерной сделки могут показаться успешними, другие международные  проблемы досаждают нам, указывая на несовершенство американской внешней политики.

Внешняя политика, проводимая  Государственным  департаментом США всегда менялась очень медленно. Запад, в общем, всегда  слабо реагировал  на социальные изменения в мире: фашистскую угрозу в 1930-е годы, гуманитарные кризисы в Африке и на Дальнем Востоке и в других местах.

Сегодня угроза миру исходит из региона Ближнего Востока. Иран стал главным спонсором и лидером терроризма, а  Турция – диктатурой, стремящейся восстановить Османскую империю и использющей угрозу РПК для  вторжения в Ирак и Сирию. Ирак стал вассальным государством Ирана и повернул свою армию, финансируемую, обученную и оснащенную США против своих собственных граждан.

Хотя Трамп добивается больших побед внутри страны, используя всю жизнь свои  тактики ведения деловых переговоров, эти же тактики терпят неудачу на международном уровне.

Проблема в том, что, когда Трамп договоривается с деловыми партнерами, они оба знают, что они придут к определенному компромиссу, оба что-то выиграют, но никогда не получат всего, что хотели, однако будут довольны и тем, что есть.  В свое время это работало, как в отношении национальной, так и в какой-то степени международной политики, однако те времена прошли. Сегодня идеология и политика  национальной идентичности заменили компромисс и прагматическое суждение.

Трамп общается с мировыми лидерами, как если бы они были деловыми людьми, и медленно обнаруживает, что это не так. Иран смог манипулировать Западом, добившись уступок  на переговорах, в результате которых был разработан Совместный всеобъемлющий план действий (иранская ядерная сделка), закончившаяся размораживанием активов Тегерана на миллиарды долларов и возможностью получать  товарные и банковские кредиты из Европы.

 Но вопреки духу соглашения, ни цента из этих денег не использовалась на благо иранского народа. Вместо этого  средства пошли на поддержку иранского «корпуса стражей исламской революции (КСИР) ,позволив ему активизировать скрытые и открытые террористические акты в регионе.

Продолжая оказывать влияние в Ираке, иранский режим обучил и финансировал  шиитских ополченцы «Хашд аш-Шааби», совершивших с зверства против иракских суннитов под видом борьбы с ДАИШ(запрещена в России). После того, как Трамп вышел из ядерной сделки, Иран ужесточил контроль над Ираком и угрожает дальнейшей дестабилизацией региона

С другой стороны, Турция всегда  рассматривалась как друг. Хотя внешне  отношения между Трампом и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, казалось, были очень дружелюбными, недавно появились трещины, поскольку Эрдоган отказался освободить американского пастора Эндрю Брансона. Как сообщается,  это должно было стать частью сделки в обмен на освобождение турецкого гражданина  Эбру Озкана, арестованного в Израиле. В то время как Озкан был освобожден и ему разрешили вернуться в Турцию, Брансон был освобожден из тюрьмы, но остался в Турции под домашним арестом.

 Такая двуличность в поступках  может быть является неотъемлемой частью характера Эрдогана, но с Трампом это не сработало. Расхожее мнение о влиятельных деловых людях, что они ненадежны и будут делать что угодно ради денег – это миф. Да, они будут маневрировать для достижения преимущества, однако доверие и способность сдержать слово имеют первостепенное значение.

 И реакцией Трампа на неспособность Эрдогана сдержать слово  стало  введение экономических санкций. Для турецкой экономики, находящейся в ​​свободном падении это должно быть разрушительным, как  и для Ирана, экономика которого также переживает коллапс.

Проблема с санкциями заключается в том, что они исторически не работали, по крайней мере,  в определенные моменты.

Ни Турция, ни Иран так не заботятся о своих гражданах,  но оба они  зато хорошо справляются с подавлением любой оппозиции. Сегодня на улицах городов  Ирана проходят серьезные демонстрации, но власти по-прежнему очень сильны и не имеют проблемы с применением крайнего насилия для подавления инакомыслия. Аналогичным образом Турция также использовала свои вооруженные силы и полицию, чтобы заставить всех оппозиционеров молчать.

Возможности  политики США ограничены в отношении Ирана, если только США и остальной мир не захотят предпринять  прямые военные действия, чего в настоящее время не заметно. Лучшее, что могут сделать США, — либо открыто, либо скрытно поддерживать граждан, вышедших  на улицы, и оказать такое экономическое давление на Тегеран, что режим рухнет сам по себе.

США вышли из иранской сделки и пересмотрели ряд санкций, которые приведут к ухудшению иранской экономики. Иран, как и ожидалось, отреагировал на угрозы возмездия, среди прочего, угрожая закрыть Ормузский пролив, и прекратить, таким образом,  поставки нефти из Персидского залива. Это, конечно же, откроет путь  военному варианту, который будет поддержан ЕС, поскольку Европа является основным потребителем этой нефти. Хотя это устранит необходимость того, чтобы Трамп действовал дипломатично, региональные последствия будут очень серьезными.

Недавние события указывают на ту степень сложности, которую делает возможной  открытая война между Ираном и США.

«Туннельное зрение», которым в Пентагоне смотрит на ДАИШ («туннельное зрение»- медицинский термин, обозначающий зрение, направленное на какой-либо объект в центре, фокусе, но при этом ничего не различающее вокруг него, на переферии- RiaTaza и кажущаяся некомпетентность Государственного департамента США , в лице спецпредставителя президента Бретта МакГерка , показали, что у США нет целостного видения проблемы. Легко обвинить МакГерка в том, что он не смог продвинуть интерес США к Ираку, Сирии и Турции, а также смягчить экспансию  Ирана, но Государственный департамент ничего не сделал для руководства его миссией и  позволил дипломату продолжать и дальше спотыкаться.

Отсутствие инициативы во время референдума о независимости в регионе Курдистана, позволяя Багдаду использовать оснащение, поставляемое в США, для нападения и убийства суннитов и курдов на спорных территориях, а также, по-видимому, для поддержки иранских  союзных ополчений, ослабив, тем самым (если таковые имеются) , механизмы влияния США в Ираке.

Совокупность упорства Госдепа с  привычкой Трампа оставлять менеджеров среднего звена на месте после любого провала (а для Трампа, МакГерк — не более, чем менеджер нижнего звена, который чуть  лучше  других  справляется со своим делом),  означает, что внешнеполитические неудачи будут продолжаться.

Турция — это еще одно направление, которое также  курирует Государственный департамент и, в определенной степени, министерство обороны. Региональные страны могли наблюдать, как Турция превратилась из умеренной демократии в воинствующую диктатуру. А  министерство обороны по-прежнему рассматривает Анкару  как южный якорь НАТО,  Госдеп видит в ней дружественную демократию, которая может быть использована в качестве модели исламского демократического правления.

Трамп видит Эрдогана в качестве сильного лидера, или, по крайней мере, он  видел его таковым. Действия Турции против пастора Брансона, а также операции в Сирии и последующие нападения на граждан США понемногу  заставляют  президента пересматривать свои взгляды.

К сожалению, Трамп, как и большинство людей, идет предопределенным курсом. К счастью, в отличие от большинства политиков, он готов изменить направление, если  видит в этом  необходимость. Отношения США с Турцией претерпевают значительные изменения и окажут влияние на мировую политику, поскольку ЕС должен также оценить свои ближневосточные  отношения.

Президент Трамп  сильно ошибается в большинстве своих подходов к Ближнему Востоку.

Частично это вызвано отсутствием понимания международной политики, но есть две другие серьезные проблемы с подходом США в целом. Во-первых, отсутствие экспертов по внешней политике, компетентных в региональной политической культуре.  У МакГерка здесь единственная проблема; он не региональный эксперт или даже специалист по внешней политике, а юрист  на посту, которого он не заслуживает. Проблема усугубляется профессиональной бюрократией, которая из-за небольших знаний реальной жизни и ситуации, тупо просто продолжает использовать старые анализы и защищать прежние позиции, что в данном случае означает плохие рекомендации по проведению плохой политики..

Вторая проблема — отсутствие знаний у Трампа относительно остального мира. Как и слишком много американцев, Дональд Трамп рассматривает другие страны и народы как продолжение Америки. Добавьте к этому, что его опыт ограничивается бизнесом, а именно  бизнесом с недвижимостью, поэтому его ответ на кризисы — это противодействие им.

Чтобы закончить на, более- менее,  мажорной ноте отмечу,  что Трамп все-таки привлекает в Вашингтон больше прагматичных людей — людей, которые не полагаются на прошлые убеждения. В то время как в Вашингтоне политика пусть  медленно, но меняется, и постоянное давление на  людей, убежденных исключительно в своей правоте, может изменить ситуацию.

Пол Дэвисамериканский эксперт по военно-политическим проблемам Ближнего Востока

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи