"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Ашвак Хаджи предупреждает Ангелу Меркель: «Девушки-езидки уедут из Германии, если по ней будут свободно разгуливать их насильники»

Ашвак Хаджи предупреждает Ангелу Меркель: «Девушки-езидки уедут из Германии, если по ней будут свободно разгуливать их насильники»

Rudaw Мы встречаемся с Ашвак Хаджи в Дохуке. Ашвак Хаджи, расскажите, когда Вы первый раз столкнулись с боевиком Абу Хумамом из ДАИШ(запрещена в России)?

Ашвак Хаджи: Благодарю вас и ваш канал. 3 августа 2014 года было захвачено 77 членов моей семьи, среди них мои дядья, двоюродные братья, мои тети, сестры и братья. Вся моя семья была захвачена, и по сей день я ничего не знаю о них. Затем они отвезли нас в Сирию на неделю.  И подобное произошло не только с моей семьей, но и многими другими. Через неделю они вернули нас в Ирак и разлучили девочек в возрасте от  шести лет и старше с их семьями. Их продали в сексуальное рабство и изнасиловали. Здесь я говорю не только о себе. Все страны должны знать, что в плену ДАИШ   находятся тысячи других женщин и девочек езидок. Их судьба неизвестна.

В каком году вы впервые увидели Абу Хумама?

Прошло четыре-пять недель после того, как они забрали девочек езидок. Абу Хумам пришел и купил меня в Баадже и отвез в деревню в Рамбузи, где я была с ним три месяца.

Вы сказали, что Абу Хумам купил вас за 100 долларов. Каково было имя человека, который Вас  продал?

 Его звали Абу Мухаммад аль-Ираки.

Откуда был Абу Хумам?

Абу Хумам  из Багдада, и его настоящее имя  Мухаммад  Рашид. И я уверена, что половина его семьи живет в Багдаде, а другая половина — в Германии. Так что моя жизнь остается в опасности и в Ираке. Я знаю, что его семья живет и в Германии, потому что я его там видела.

Где был дом Абу Хумама, когда он купил вас?

Когда он сначала купил меня, он отвез меня в Рамбузи,  а затем брал с собой в Сирию, Баадж, Мосул. Он возил меня везде, словно живой щит. А в Рамбузи он надзирал за такими же пленниками, как я.

Когда вы уехали в Германию?

Я вырвалась из лап ДАИШ 22 октября. Пробыв около шести месяцев с моим отцом и братом, в 2015 году поехала в Германию.

В Германии ты изучала немецкий язык. Почему пришлось уехать? Это побег?

Германия никогда не отказывала в помощи нам, женщинам и девочкам езидкам. Но в 2016 году я увидела человека из ДАИШ, который преследовал меня всю дорогу домой. Я оглянулась, но все еще не могла поверить, что это может быть он, Абу Хамам. Я сказала себе, что он боевик, и никак не мог приехать в Германию. Я рассказал об этом маме, но она  сказала, что нечего беспокоится, в Германии такого не может быть. Потом  я  забыла об этом, и продолжала ходить в школу. Затем в 2018 году я работала в школе, и в полдень  возле нее остановился белый автомобиль ,  в котором сидело двое мужчин. Один из них сказал мне по-немецки, что он хотел бы задать мне вопрос. Я тоже ответила по-немецки. Он сказал: «Ты Ашвак?  Я Абу Хумам, и я знаю тебя. Я также знаю, что вы живете в Германии с 2015 года. Он сказал, что не пытайтесь лгать мне. Я знаю, что ты Ашвак и все такое. Я испугалась, и ответила ему, что я не Ашвак».

Где и когда ты его  видела?

Оба раза это было в  одном из районов  Штутгарта,  в последний раз я видела его в феврале этого года.

Что ты делала в тот момент, когда он тебя увидел?

 Я был занята своим смартфоном и вышла с работы. Я собиралась кое-что купить в супермаркете , а затем вернуться на работу. Похоже, он наблюдал за мной с утра из белого автомобиле, чтобы проследить, когда я выхожу с работы.

Он пытался взять тебя с собой? Откуда ону знал, где ты жила?

 Понятия не имею. Думаю, в первый раз он появился, чтобы узнать, где я живу. Затем он пришел, чтобы сказать мне, что он также живет в Германии, как и  я. Может быть,  в третий раз, он бы похитил меня. Но если бы он сделал это, никто бы не сказал, что это похищение. Люди сказали бы, что ей 18 лет, и она свободно живет в Германии, и, должно быть, уехала с ним по своему желанию. Никто бы не сказал, что это ДАИШ похитила ее в Германии. И сегодня я подняла шум, потому что в Штутгарте сотни девушек — езидок, и много людей из ДАИШ.  Однако  никто не слышит голос этих девушек или ничего не делает для них.

Как вы думаете, ему удалось собрать информацию о вас?

Я тоже шокирована тем, как он так много обо мне знает, в частности то, что я живу в Германии с 2015 года.

Считаете ли вы, что боевики  ДАИШ все еще ходят по Европе и преследуют девушек езидок и делают то, что они раньше  делали?

Я слышала от многих других девушек в Штутгарте, где нас всех приняли по специальной программе,  что многие из них  видели своих похитителей из ДАИШ, но они  предпочитают молчать. Когда я его увидела,  сразу же сказала себе, что пожертвую ради  тех женщин и девочек езидок, которые спаслись от ДАИШ.

Полиция  земли Баден-Вюртемберг заявляет в своем Twitter, что они закрыла  ваше дело, потому что вы больше не находитесь в Германии в качестве главного заявителя. Это правда?

Я не знаю, правда ли это или нет, но я не жалела усилий с моей стороны. В тот день, когда я увидела человека,  я поговорила с нашим начальником, затем с полицией. Я рассказала все, и написала заявление, добавив, что этот человек изнасиловал меня в Ираке и что я только что видела его снова. Я также объяснила, что  просто знаю, что он в Германии и может снова похитить меня. Я осталась в Германии еще на  полтора месяца, но полиция так ничего и не сделала. Возможно, если бы они ознакомили с моим делом начальство, то что-нибудь было бы сделано, но полиция не дала должного хода моему делу. Вот почему я вернулась в Ирак.

Итак, ты вернулась из-за страха?

Да, конечно. Если бы я осталась, и он меня похитил, никто бы неу знал, что со мной случилось, и все сказали бы, что она уехала свободно.

Как полиция рассматривала дело, когда вы сделали заявление?

 Мне  сказали, что я должна была предоставить доказательства. Я сказала им, что если  камеры супермаркета  все  засняли, я могла бы показать им этого человека.  Мне ответили: «Не волнуйтесь»  и  на этом все кончилось.

Значит, вы считаете, что полиция не воспринимала ваше дело всерьез?

Они сказали мне, что они сделали все, что могли, и что все они зафиксировали. Я объяснила им все, и рассказала им все подробности о его внешности, фигуре, его высоте и т.д,  я даже дала им номер [автомобиля]cказав, что сохранила этот номер, на тот случай,  если бы он похитил меня, полиция все узнала. Если бы он убил меня или сделал что-то еще в этом роде, никто на земле не знал бы, что со мной произошло или кто это сделал.

Вы хотите сказать, что полиция небрежно занималась этим делом?

Они сказали, что сделают все, что могут, и поймают этого человека, если они когда-нибудь его встретят. Но когда я через полтора месяца обнаружила, что они ничего не сделали, я вернулась с матерью и братом в Курдистан.

Абу Хумам сказал тебе, что он точно знает, где вы жили в Штутгарте. Как ты думаешь, откуда он получил всю эту информацию?

Я вообще не знаю и все еще удивляюсь, как он узнал, что я  жила в Германии. В первый раз, когда он сказал, что  знает улицу, на которой живу, но я не думала, что человек из ДАИШ зайдет так далеко. Хорошо, что г-н Брахам Али, редактор BasNews, описал мою историю.   Я жила  в Ираке четыре месяца, и никто обо мне  не слышал. Но этот добрый человек пришел и написал мою историю, рассказав об этом всему миру..

Ашвак, каково твое послание немецкой полиции или органам правосудия?

 Я хочу, чтобы они поймали этих людей и выгнали ДАИШ из Германии. Если завтра девушки — езидки будут похищены, как узнать, кто это сделал? Я знаю, что многие из них видели своих похитителей из ДАИШ в супермаркетах, на вокзалах и поездах. Я пожертвовала собой для всех тех девушек,  спасенных от исламистов. Я говорю, что теперь мы свободны, приехав в эту страну, но ДАИШ  все еще здесь и, возможно, планирует похитить нас.

У  тебя есть послание для Aнгелы Меркель?

Мое слово ко всем лидерам в мире заключается в том, что около 3600 женщин езидов все еще  считаются пропавшими без вести, мы ничего не знаем о них. 41 человек из них — моя семья. Среди них дяди, тети, кузены, зять, сестры и братья, ни один из них не вернулся. Я хочу, чтобы их местонахождение было обнаружено, будь то в Германии или в Ираке, и я хочу, чтобы все люди из  ДАИШ покинули Германию, иначе многие другие девушки езидки уйдут, а исламисты разрушат эту страну.

Что ты требуешь от Евросоюза?

Мое требование ко всем  масс-медиа, лидерам, политикам и  высокопоставленным и влиятельным людям сделать что-то для 3600-3700 пропавших женщин — езидок, а также для тех, кто выжил и после стольких страданий и изнасилований больше не хочет видеть боевиков ДАИШ.

Ты хочешь, чтобы эти страны арестовали тех членов ДАИШ, которые добрались туда в качестве просителей убежища, чтобы они не стали угрозой для  езидов и других народов?

Да, конечно. Мы хотим, чтобы все они были наказаны. Мы не для того приехали в Германию, чтобы вновь видеть людей, с которыми мы столкнулись при  страшных обстоятельствах. Они насиловали девочек моложе шести лет,  продавали девушек  всего за 100 долларов. Мы  не забудем  этого до конца наших дней. Мир должен видеть, что мы пережили,  а  еще хуже положение  тех, кто все еще находится в плену. Если это будет продолжаться, у нас не будет выбора, кроме как совершить самоубийство. Мы не рабы в Ираке или в какой-либо стране. Я хочу, чтобы мир услышал мой голос о тех тысячах езидов, которые пропали без вести четыре года назад.

Что ты хочешь сказать курдскому правительству?

 Я бы попросил все правительства в мире наказать членов ДАИШ. Я говорю не только об одном человеке, но их в Европе и в Штутгарте тысячи. Они должны изгнать  членов ДАИШ, или наши оставшиеся в живых уйдут из Германии, и эта страна погрязнет в том же болоте, что и сегодняшний Ирак.

Ты сказала, что семья и родственники Абу Хумама все еще живут в Багдаде. Какая у тебя просьба к Багдаду?

Я хочу, чтобы иракские власти признали геноцид езидов и сделали что-то для общества. Мы никогда больше не будем чувствовать себя в безопасности в Ираке или жить там. Я знаю, что там живет половина семьи Абу Хумама, а другая  половина –  в Германии. Поэтому мы не чувствуем себя в безопасности в Ираке и в Германии.

Ашвак, я вижу, что у тебя на стене висит множество фотографий. Можете ли вы сказать нам, кто эти люди?

Это 41 член моей семьи, пять братьев, моя сестра, двое дядей и их семьи, мои тетки и их семьи, наш шурин, мой кузен и его семья.  Мы ничего не знаем о них вот уже четыре года.

Rudaw.net       Перевод    RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи