"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

«Водный кризис» бьет по курдским фермерам

«Водный кризис» бьет по курдским фермерам

Дохлая  рыба лежит в сухих руслах рек, и грядет кризис с питьевой водой , потому что соседний Иран отворачивает поток реки. Катастрофа, поразившая города Каладзе и Ханакин этим летом, потрясла Курдистанский регион Ирака.

Большая часть проблемы, однако, гораздо менее заметна. В прохладных зеленых горах рядом с курдским городом Биара, где на протяжении десятилетий выращивается орех, фермеры жалуются, что горные колодцы высыхают. Среди таких фермеров — Бэдтияр Хамахан, который лопатой  удаляет камни и песок, чтобы позволить слабенькому ручейку добраться до его деревьев. Несмотря на это, воды недостаточно, чтобы заполнить его  цистерну, и он наблюдает, как поток течет под гору к земле его соседа.

«Воды становится все меньше и меньше за последние четыре года, — вздыхает Хамахан.  — Сегодня один из наших двух колодцев полностью высох».

Те, кто возделывает эти эти склоны с видом на  приграничный район с Ираном, до сих пор помнят, как  еще сорок лет назад они могли выращивать здесь  помидоры и табак. Теперь, когда три из десяти колодцев, питающих деревню Балха, высохли, а другие дают меньше воды, может скоро закончиться и нынешняя благодатная эпоха выращивания грецкого ореха.

На склоне, возле земли Хамахана, некоторые фермеры установили трубы для транспортировки драгоценной воды из их оставшейся скважины прямо в их сады.  Соседний холм высыхает, потому что вода больше не течет вдоль русла реки. Это уже привело к конфликту когда один из фермеров  подал  в суд, из-за того, что он больше не получает воды.

Любой, кто имеет деньги, бурит скважину  и покупает насос, но именно насосы являются в значительной мере  причиной проблемы, объясняет Шахрур Гаффар Амин, инженер, владеющий садом на холме. Он работает в муниципалитете Халабджи, у подножия горы. По его словам там бурение скважин теперь запрещено.

«Но фермеры  продолжают бурить скважины без разрешения», — заметил Амин.  — И поскольку они используют слишком много воды, уровень грунтовых вод резко упал. Горные колодцы высохли из-за низкого уровня подземных водоносных горизонтов и падения давления воды».

Проблемы, с которыми сталкиваются фермеры в Балхе, являются результатом сочетания продолжительного, жаркого и сурового лета и  строительства плотин в соседнем Иране. Хотя в Балхе еще есть вода, неясно, насколько еще ее хватит. Водоносный горизонт содержит «старую» воду, что означает, что она не пополняется осадками, а только проходит длительный  процесс  естественной фильтрации.

Примерно в 93 км от отеля, в Ханакине, русло реки Алванд было сухим с июня, когда Иран завершил проект по отводу реки, чтобы она больше не пересекала границу. Это часть решения Ираном  своих собственных проблем, считает Рожан Фарадун, менеджер EarthNetwork, неправительственной организации, базирующейся в Сулеймании.

«Мы пошли протестовать против этого к посольствеу Ирана, но он также страдает от последствий изменения климата», — отметила Фарадун.  — И кроме воды, иранцы также нуждаются в электричестве, поэтому они построили плотины». Конкретно, Иран построил 14 плотин, большинство из которых непосредственно влияют на иракский Курдистан.

Хотя курды говорят с Тегераном о проблеме, они не могут подписывать какие-либо соглашения по ее решению. Это законное право  и исключительная компетенция центрального правительства, а Багдад не рассматривает даже еще более острые проблемы с водой, стоящие перед Ираком. Фараидун  подтверждает: «У Тегерана  сложилось впечатление, что иракское правительство не заботится о управлении водными ресурсами».

В результате, в июне, когда Турция, другой сосед Ирака, стала наполнять водохранилище возле  спорной  плотины Илису на Тигре, уровень воды в реках упал настолько низко, что жители Багдада могли пробираться через него пешком. Заполнение водохранилища было отложено, но Багдад, как известно, не принял мер для противодействия любым будущим  его последствиям.

«У иракского правительства есть приоритеты, помимо воды, а именно нефть и деньги», — сказал Фараидун. По его словам, фермеры из южного и центрального Ирака уже мигрируют в регион Курдистана, «в надежде найти землю и воду, чтобы   вернуться к земледелию или другим своим традиционным занятиям».

Уровни паводков в Тигре не оказывают существенного влияния на Курдистан, который на 40% зависит от воды извне, благодаря подземным озерам и ручьям, заполняемым паводковым снегом с гор Загрос. Тем не менее, снижение уровня водоносного горизонта и повышение летней температуры создают  низкий уровень воды в водохранилищах, что мешает производству гидроэнергии в некоторых местах. Эксперты настаивают на оживлении планов строительства 18 плотин в регионе Курдистан, которые были приостановлены из-за недавней экономической рецессии.

 Г-ин Фараидун призывает в первую очередь к образованности и повышению осведомленности в проблеме, но необходимы также и новые законы. «К сожалению, курдское правительство не жаждет их принимать, потому что  такие законы сложно реализовывать», — говорит он.

Например, для запрещения бурения скважин необходим закон, поясняет Фаридун. В городе Сулеймания, например, в настоящее время насчитывается 600  скважин. «Люди не понимают, что водоносные горизонты не наполняются, даже когда идет дождь, — добавляет он.

Одним из позитивных явлений стало то, что Сулеймания начала устанавливать счетчики воды для снижения потребления, которое на нынешнем уровне более 185 галлонов в день на человека является одним из самых высоких в мире.

В то же время Фараидун отметил, что проекты, направленные на то, чтобы помочь фермерам уйти от водоемких культур, застопорились из-за отсутствия денег и агрессивного подхода правительства. Возьмем, к примеру, проекты для фермеров по выращиванию риса в Хеллане, деревне недалеко от границы с Курдистана с Ираном, где реке Сирван угрожают иранские плотины.

 Сирван Хоссейн и еще 69 других фермеров, выращивающих рис  в  кооперативе уже сталкиваются с нехваткой воды, до того, как в конце этого года будет пущена в эксплуатацию последняя плотина —  Дарьян. Этим летом половина их земель остается необработанной,  а урожай снижается с 200 до 35 тонн в год.

«Нам нужны деньги, и правительство ничего не делает!» — воскликнул Хоссейн на краю поля, где рис частично погружен в воду.  Вода, протекающая мимо поля, оставляет впечатление, что все хорошо, но Хусейн быстро указывает на проблему: фермеры частично зависят от колодца, который не только производит меньше, чем раньше, но и теряет половину своей воды, поскольку поблизости  действует завод по розливу. Остальное исходит от реки Сирван, но поскольку ее уровень упал, им нужен электрический насос, который они не могут себе позволить.

Большая часть кризиса в Курдистане, сказала Фаридун, объясняется неудачными решениями правительств. Он продолжил: « Нужны политические решения и деньги. Мы должны собирать дождевую воду в бассейнах и сажать оливковые и миндальные деревья, чтобы создать большую влажность». Также важно уменьшить использование воды. Багдад запретил фермерам выращивать водоемкие культуры этим летом, но Эрбиль разрешает фермерам, выращивающим рис в Хеллане, игнорировать запрет.

Когда их спросили, почему они не выращивают еще один урожай, фермеры утверждают, что они пытались выращивать арбузы, но обнаружили, что на них они зарабатывают меньше. «Наш рис лучший, — говорят они. Это то, что мы знаем лучше всего,  так как это дело многих наших поколений».

Автор — Джудит Нойринк, голландская журналистка, живущая в Курдистане.

Al-Monitor     Перевод   RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи