"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Езидская девушка столкнулась со своим насильником из ДАИШ в Германии

Езидская девушка столкнулась со своим насильником из ДАИШ в Германии

Драматическая история Ашвак

История Ашвак, молодой езидской девушки, которая была похищена вместе со многими другими боевиками ДАИШ(запрещена в России), душераздирающая настолько, насколько она уникальна. В нее многие люди не могли поверить, но, тем не менее, она реальна, ее героиня жива и может рассказать миру об этом испытании.

Я часами сидел с ней, внимательно слушая рассказ о том, что она пережила. Она говорила на курдском языке, хотя также говорит и на арабском, который выучила за месяцы плена. Может показаться сюрпризом, но она также говорит по-немецки. Однако Ашвак сказал мне, что она не хочет говорить по-арабски, она даже не может слышать этот язык.

Езидская девушка была похищена боевиками ДАИШ, когда ей было всего 15. Спустя более десяти месяцев Ашвак удалось избежать боевиков и исламской веры, которую они решительно хотели навязать ей. После побега она воссоединилась с некоторыми из членов ее семьи в Курдистане. Позже, в рамках гуманитарной программы, она вместе со своей матерью и братом эмигрировала в Германию и поселилась в лагере беженцев в Штутгарте.

До этого момента история похожа на многие другие. Но история Ашвак уникальна тем, что после трех лет жизни в Штутгарте она встретила здесь Абу Хумама, боевика ДАИШ, купившего ее в Ираке в Мосуле за 100 долларов и подвергнувшего бесчеловечным издевательствам. Абу Хумам, встретив Ашвак в Германии, похоже, ничего не боится и не о чем не сожалеет. Он снова начинает преследовать Ашвак, из-за чего несчастная езидская жертва вынуждена бежать из Германии и возвратиться в Курдистан.

Храбрый человек – отец Ашвак

53-летний Хаджи Хамид Тало, кажется мне таким сильным человеком, который может победить любую несправедливость. Я сомневаюсь, есть ли другой человек, могущий пройти и пережить так много испытаний.

Во время моего интервью он беспрерывно курил. Я иногда мог видеть его лицо, лицо человека, выглядящего намного старше своего реального возраста. За последние несколько лет он столкнулся с таким большим давлением, что он выглядит старше 53-летнего мужчины. А что еще можно ожидать, когда твои  пять сыновей и еще одна дочь все еще находятся в руках джихадистов. Хаджи Хамид также потерял четырех своих братьев и сестер вместе со своими семьями.

Тот день, когда пришла ДАИШ

До того, как боевики ДАИШ атаковали регион Шангал 3 августа 2014 года, Ашвак жила со своей семьей в пригороде Шангала Ханасор. Они были большой и счастливой семьей.

«В день, когда ДАИШ напала на Шангал, нам сообщили, что Снуне [соседний пригород] уже в руках исламистов. Мы не смогли бежать из Ханасоре, потому что другие маршруты также были заблокированы. В начале появились всего несколько боевиков на джипах, но очень скоро мусульмане-арабы, жившие в соседних деревнях, присоединились к ним со своим оружием в руках», — рассказывает отец Ашвак.

Он пояснил, что до нападения ДАИШ езиды жили в этом районе мирно с мусульманами, но внезапно все изменилось.

«Боевики, атаковавшие наш дом, находились под командованием человека, известного как «Нашми Асали» . Он был племянником старосты соседней деревни Хасавек. Нас было 77 человек из одной семьи, когда мы попали в плен. От нас потребовали немедленно обратиться в ислам; но я сказал им, что мы не сможем сделать это, прежде чем поговорим с нашими религиозными лидерами».

Отец Ашвак рассказал, что Асали попросил его поговорить с другими езидами, бежавшими на гору Шангал, чтобы они вернулись, убедить их, что они будут в безопасности. Боевики хотели провести большую встречу между езидами и напавшими на них боевиками ДАИШ в доме отца Ашвак.

«Когда Асали и его люди ушли, мы решили сбежать, но это было невозможно, потому что другие арабы-мусульмане из нашего района сразу сообщили об этом боевикам. Они сразу прибыли, выделили 66 человек из нашей семьи и отвезли их в Сирию. Только я, моя сестра, ее муж, трое из их детей- инвалидов, и семья моего дяди остались».

Они находились под домашним арестом в течение 45 дней, но не могли рисковать ничем больше, чем бежать однажды после полуночи на гору Шангал. «Только Бог знает, как мы переносили пожилых людей и троих детей-инвалидов через все препятствия в полной тьме», — тихо сказал отец Ашвак.

До сих пор пять братьев Ашвак отсутствуют, а ее сестра все еще находится в плену. Десятки других членов семьи, в том числе дяди и тети, по-прежнему страдают от ДАИШ, хотя некоторые другие были спасены или выкуплены у джихадистов.

История Ашвак

Ашвак родилась в 1999 году. Ей было всего 15 лет, когда джихадисты похитила ее. Сначала они отвезли ее и других членов семьи в район Шаддадия в Сирии. Ашвак рассказала, что они их поселили в трехэтажном здании под бдительным контролем боевиков ДАИШ. «Мужчин держали на первом этаже, женщин и детей на втором, а на третьем этаже, по-видимому, была огневая точка исламистов», -рассказывает она. — Как только мы прибыли туда, боевики забрали наши вещи, ювелирные изделия, деньги, сотовые телефоны и личные документы. Нам давали только грязную воду и вонючую пищу».

Ашвак рассказала, что на второй день после их прибытия вечером всех пленников- езидов  собрали во дворе здания и попросили обратиться в ислам. Дядя Ашвак согласился на обращение при условии, что боевики не повредят женщинам и детям. Затем ДАИШевцы принесли сладости и начали праздновать «обращение» езидов.

Позже боевики поместили всех езидов в три автобуса – мужчин в один, стариков и детях в другой, и молодые девушки попали на последний автобус. Два первых поехали в Шангал, но автобус для молодых девушек остановился в Мосуле и всех девушек поселили в гостинице.

«Однажды боевик назвавшийся Абу Мухаммедом,  забрал 18 девушек, включая меня. Мы были помещены в большую комнату, где было много мужчин. Один из них достал свой кошелек и заплатил деньги Абу Мухаммеду. Мы поняли, что он только что купил четырех моих сестер и одного двоюродного брата. Мы плакали  наши сердца буквально рвались наружу. Позже мы узнали, что  происходило , и только мы, пленные, не имели права принимать какие-либо решения».

Ашвак, одна из ее сестер и десять других девушек-езидок, осталась в комнате. Через некоторое время, боевики собрали около 100 девушек из отеля, перевезли их в район Баадж вблизи сирийской границы на западе провинции Мосул. «Еще один боевик отвез нас туда и собрал всех вместе в одном здании. Его звали Абу Хилал. Нам дали новую одежду и приказали принять ванну и переодеться» — продолжает свой рассказ Ашвак. Она вспоминает, что с ними была девушка езидка, по имени Джейлан, студентка медицинского колледжа. Она попрощалась с сестрой перед тем, как отправиться в ванну, сказав, что она не может принять боевиков ДАИШ, даже не позволит прикоснуться к себе.

«Вскоре на полу в ванной было найдено лежащее холодное тело. Джейлан порезала вены. Мы все плакали и кричали, когда двое мужчин пришли и забрали ее тело», — добавила она. Некоторые девушки были увезены после того, как боевики смогли найти на них покупателей. Вскоре только Ашвак и еще четыре девочки, остались в школьном здании, которую повстанцы использовали как тюрьму. Четверо мужчин (Абу Хумам Шар’и, Абу Хилал, Абу Анас и Абу Асим), бывшие здесь надзирателями, купили девушек и отправили их в свои дома в деревне Рэмбоз. Ашвак был взята Абу Хумамом, и насильственно обращена в ислам. Она стала ежедневно молиться пять раз и запоминать Коран на арабском языке наизусть . «Я сделала все это, потому что он обещал не причинять мне вреда; но он пользовался мной более 10 месяцев каждый день», – с горечью рассказывает Ашвак.

Несколько месяцев спустя после того, кака Абу Хилал был убит в бою, остальные четыре девушки были отданы Абу Анасу. Ашвак рассказала, что ей удалось завоевать доверие Абу Хумама, поскольку он иногда оставлял свои вещи, в том числе и свой мобильный телефон, дома. «Однажды я поговорила с другими четырьмя девушками и сказал им, что нам нужно бежать. Я нашла сотовый телефон Абу Хумама дома и позвонила моему брату. Он предложил нам план побега. На следующий день мы все начали царапать наши руки и тело, а затем сказали Абу Хумаму и Абу Анасу, что подцепили какую-то кожную болезнь и нам нужно посетить врача. Он согласился и отвез нас в больницу, оставил нас там и сказал, что заберет нас позже. Нам дали какие-то таблетки, о которых мой брат сказал, что от них боевики заснут, если мы добавим большую их дозу в пищу террористам», — вспоминает Ашвак. — На следующий день Абу Хумам сказал, что к нему придут гости, и нам нужно приготовить еду. Я воспользовалась этой возможностью и подложила все таблетки в пищу».

Ашваку и другим четырем девушкам удалось усыпить 17 человек, запереть двери и скрыться в ночной тьме. Они шли около 14 часов, чтобы добраться до горы Шангал, где тысячи езидов уже нашли безопасность.

Новая встреча с Абу Хумамом , на этот раз в Германии

После побега Ашвак воссоединилась с некоторыми членами ее семьи. Она вместе со своей матерью и двумя ее братьями переехала в Германию в июне 2015 года в рамках гуманитарной программы. Вскоре она начинает изучать немецкий язык и учебу в школе. Программа предоставляет ей также медицинскую помощь, для лечения психологических травм, полученных в плену .

«Однажды в 2016 году я возвращалась домой из школы, когда почувствовал, что за мной по пятам идет мужчина. Из осторожности я не смотрела ему в лицо, но серьезно испугалась. Он следовал за мной, пока я не вошла в лагерь беженцев. Я сразу все рассказала маме, но она заверила меня, что все будет хорошо. Она сказала: это Германия, и никто не может причинить тебе вреда», — вспоминала Ашвак.

Девушка-езидка продолжала свою нормальную жизнь до начала 2018 года, когда ее по пути домой остановил мужчина. «Кто-то остановил меня, 21-го февраля этого года. Я замерла, внимательно посмотрев ему в лицо. Это был Абу Хумам, с той же пугающей бородой и уродливым лицом. Я потеряла дар речи, когда он спросил по немецки: «Ты Ашвак, не так ли?» — рассказывает девушка.

«Нет» — ответила тогда Ашвак.

«Да, ты Ашвак, и ты меня очень хорошо  знаешь. Я Абу Хумам, и ты была со мной некоторое время в Мосуле. И я знаю, где вы живете, с кем вы живете, и что вы делаете», — так девушка рассказала о встрече с Абу Хумамом в Германии.

Ашвак убежала и пошла на соседний рынок, наблюдая за своим обидчиком, пока не убедилась, что Абу Хумам уже ушел. Она вернулась домой и рассказала брату о том, что она видела. На следующий день она отправилась к менеджеру лагеря, и тот проинформировал полицию. После небольшого допроса полиция проверила систему видеонаблюдения на рынке и определила человека в кадре.

«В полиции мне сказали, что он такой же беженец, как и я, и что они ничего не могут с этим поделать. Они просто дали мне номер телефона, по которому я могла бы связаться, если бы Абу Хумам вновь остановит меня. После этого ответа я решила вернуться в Курдистан и никогда не возвращаться в Германию », — сказала Ашвак.

Несколько вопросов немцам

История Ашвака — душераздирающая, со страшным концом, подводящая нас к о множеству вопросов. Я журналист, очень хорошо осведомлен о военной и гуманитарной помощи, которую правительство Германии до сих пор предлагало Курдистанскому региону и его народу. Германия подтвердила свою помощь  Курдистанскому региону в течение последних четырех лет войны против ДАИШ, и курды благодарны за это. Я также поклонник немецкой футбольной команды, но я не могу не поставить следующие вопросы, не найдя на них ответа: являются ли законы, связанные с правами человека в Германии, столь нелогичными, что они ограничивают вас в преследовании варвара-террориста? Разве вас не беспокоит Абу-Хамам, замаскировавший себя под беженца, и могущий создать серьезную угрозу для вашей страны, как только представится шанс? Что должны делать девушки-езидки, когда террористы ДАИШ преследуют их, независимо от того, находятся они в Мосуле или в Германии?

По крайней мере, мне хотелось бы, чтобы германское консульство в Эрбиле могло обратить внимание на эту историю и найти ответ на поставленные вопросы.

Автор-Бархам Али BasNews Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Aza Avdali

    Абсолютно душераздирающая история. И сколько их, этих историй, произошло и всё ещё происходит с нашими девочками, женщинами? Так много, что, судя по всему, многие уже привыкли ко всему этому ужасу и сникли настолько, что не находится ни одного курдского мужчины или мужчин, которые совершили бы суд или самосуд хотя бы над этим конкретным ублюдком в Германии. Где вся эта армия тупо и пошло рефлексирующих в соцсетях, в комментариях на тему уникальной храбрости «трёхсот спартанцев», пардон, 12 великих воинов, остановивших армаду ДАИШ? Да неужели в этой самой Германии, где что ни день устраиваются никчёмные многокилометровые шествия за жизнь и свободу одного весьма странного и вызывающего недоумение персонажа, не нашлось этих 12 смельчаков, да хоть одного, который расправился бы с этой сволочью, как это должен был сделать настоящий курд, настоящий мужчина, защитник? Как же всем замутили головы, что пустословие и глупость стали нормой и тем самым клином, который расколол народ наш. Как много и долго курды говорят о единстве, а воз и ныне там В связи с этим несколько затянувшимся стенанием, давайте определимся, о каком таком единстве мы все грезим.

  2. Aza Avdali

    Так вот, сколько мы уже все слышим этот призыв «Даёшь единство!». Все кричат, философствуют, а чаще дурным голосом причитают, что вот ежели только курды станут едиными, то всё неким сказочным образом и разрешится. Любопытно, как это самое пресловутое единство все себе представляют? На мой взгляд, даже чисто теоретически эта самая идея о единстве — абсолютное пустословие. А уж практически, когда курдский мир расколот на четыре части, что уже в обозримом будущем исключает такую пленительную перспективу и даже эти призывы настолько пугают, мобилизуют и напрягают всех врагов, что сводят на нет все иллюзии. Сегодня разглагольствовать о единстве — это не стоит тех усилий, которыми порой так бахвалятся некоторые очень активные граждане. Как можно в одну упряжку впрячь пусть не коня и трепетную лань, но тех, кто по разную сторону баррикад? Это невозможно по всем параметрам. Курдская национальная идея несовместима ни с какими иными дурно пахнущими левацкими философиями, ни с прочими «демократическими» убеждениями, где всё вывернуто и опошлено. Я всегда считала, что народ наш и так един, ну уж с точки зрения метафизики уж точно, с того самого ракурса , который и не стоит объяснять с научной или существующей, пусть печальной, но реальности. В том формате единства, о котором грезят некоторые это невозможно ни технически, ни ментально. Лично я никаким образом не могу быть едина с теми, кто так упорно разрушает курдские надежды, приносит в жертву курдов и мешает умышленно созданию одного единственного курдского государства. Оно, это наше государство, случится обязательно. Такова логика всего происходящего, такова осознанная всем миром данность и необходимость.

Комментирование закрыты.