"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Лира, Каспий и Курдистан

Лира, Каспий и Курдистан

Последние дни нам еще раз продемонстрировали сложную, и, одновременно простую истину о том, что драйвером всех событий в мире является экономика. Правда, на Ближнем Востоке она обязательно оказывается умноженной на политику, и, более того, на психологические особенности отдельных лидеров.

Итак, в Турции окончательно «завалилась» национальная валюта – лира. Собственно, «заваливалась» она, вместе с национальной экономикой уже довольно давно, но авторитарному и харизматичному лидеру страны Реджепу Эрдогану до сих пор, не решая толком экономических задач, удавалось выпускать пар народного недовольство через войну в северной Сирии, идущую под аккомпанемент угарной националистической риторики, а  также через собственный образ выигрышно выглядевший в ходе предвыборной кампании и выборов. Но выборы прошли, Эрдоган получил все необходимые полномочия, а положение усугубилось до критического. Уже давно метания Анкары между Востоком и Западом, а также тоталитарные методы руководства страны в рыночной экономике привели к резкому падению импорта товаров и услуг (ключевого для всей экономики страны), резкому падению производства, росту безработицы и, как следствие превращение национальной валюты в бумагу для производства обоев. И с точки зрения элементарной психологии, совершенно непонятен пируэт г-на Эрдогана, бросившего в настоящий момент и в настоящей ситуации открытый вызов США, своему союзнику. Он же должен был понимать, что нарвется на г-на Трампа, лидера приблизительно такого же психологического склада, что и он сам. А у Трампа на все один ответ – жесткие санкции.

 Сейчас в Турции граждане на улицах демонстративно сжигают доллары, а г-н Эрдоган «хорохорится»: вместо США, Евросоюза и других бывших союзников уйду к новым друзьям – России и Китаю, будем с ними крепко дружить и рассчитываться в национальной валюте.

 Но реальность такова, что многое из того, что создало в Турции «экономическое чудо» иначе как за доллары не получить и иначе, как за доллары и евро не продать за рубежом. Что же касается пресловутых расчетов в национальных валютах, то реально эта практика существует лишь… в заявлениях в формате публичной дипломатии. По-настоящему действенного механизма для расчетов в национальных валютах, а не в международно признанных резервных (доллар, евро), тем более на межгосударственном уровне, пока еще нигде и никогда не было выработано. Кроме того, односторонняя ориентация Эрдогана на ту же Россию, экономически только усугубит положение Турции. Ведь из России Анкара желает в большом получать энергоносители, которых у нее нет совсем, а предложить Москве она может значительно меньше, причем те товары и услуги, для которых есть и серьезные альтернативные поставщики. То есть покупать попавшая в изоляцию Турция будет значительно больше, чем продавать. А это уже ни что иное, как дефицит внешнеторгового баланса, в условиях кризиса могущего оказаться еще одним гвоздем,вбитым в крышку гроба турецкой экономики.

Так что на сегодня дела в Турции идут неплохо, можно даже сказать хорошо. Только с каждым днем все  хуже и хуже.

Другое знаковое событие в геоэкономической жизни Ближнего востока и Евразии – подписание соглашения о статусе Каспия. Работа над ним шла рекордные 22 года. Пять стран Каспийского бассейна – Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркменистан долго не могли поделить акваторию Каспия, но главное – его сырьевые и биологические ресурсы. Часто ситуация оказывалась на грани военного конфликта, например, между Азербайджаном и Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном. Наконец-то, в 2018 году взяли все и поделили. Каждая страна будет иметь свой 15-мильный участок шельфа, протяженность которого равна протяженности береговой линии каждой из стран. Что же касается биологических и сырьевых ресурсов, то они считаются находящимися в общем пользовании и их разработка и коммерциализация должна регулироваться двусторонними соглашениями. В «лузерах» в данной ситуации оказался… Иран, имеющий самую короткую береговую линию. Кстати, это именно Тегеран в значительной степени затянул подписание соглашения, предлагая следующее решение- разделить весь Каспий на пять равных секторов для каждой из стран, ведь в таком случае Иран бы получил долю ресурсов озера-моря, значительно превышающую уровень географического присутствия этой страны.

Теперь о главном: что означают все эти большие геоэкономические сюжеты для трех небольших провинций северной Месопотамии —  Эрбиль, Сулеймания и Дохук. Сначала о Турции. Страна, оказавшаяся в экономической и политической изоляции от Запада, имеющая пока что неоднозначные отношения с арабским миром, а с потенциальными новыми друзьями пока их на практике не выстроившая, наверняка, на многие вещи взглянет более реалистично и прагматично. И в первую очередь на отношения с Курдистаном, являющимся вторым по значению экономическим партнером Турции. Следует ожидать более позитивного отношения Анкары к Эрбилю, чем оно было раньше. В этом контексте, Анкара также, еще более будет подчеркивать, что на юго-востоке она ведет борьбу с боевиками РПК, а вовсе не с курдским народом, причем эти декларации вполне вероятно могут быть подкреплены конкретными действиями. Ведь в той ситуации, в которую все более очевидно вползает Турция, по определению, начинаешь ценить имеющихся партнеров.

 Иное дело, Иран. Потерпев геоэкономическое поражение на севере, Тегеран, конечно. Усилит бросок на юг. Только не в сторону Аравии, где его ожидает солидная конкуренция, а на «шиитский коридор» чрез Ирак, в сторону Сирии, в самом эпицентре которого окажется Башур. И здесь, несмотря на то, что сейчас сохраняется более-менее мирный статус-кво и приграничная торговля, по отношению к Курдистану возможны со стороны Тегерана самые различные силовые акции – от экономических и политических, до чисто военных.

 Словом региональная геоэкономическая обстановка сегодняшнего дня говорит об одном: Турция, несмотря на всю свою специфику, все-таки потенциальный партнер Курдистана, Иран – пока что потенциальный противник, с которым однако пока есть возможность решить проблемы методами политической и торговой дипломатии.

Ну, а союзник у курдов, пока, к сожалению, только два – горы Загрос и международное гражданское общество.

Валерий Емельянов ИАЦ  «Время и мир»  cпециально для  RiaTaza.com

 

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи

Комментариев 9

  1. Мураз Аджоев

    США и, конечно же, Израиль относительно давно, начиная с Референдума о восстановлении территориальной целостности и провозглашении независимости Южного Курдистана, очень ждут «самых различных силовых акций» со стороны Иранского режима против суверенного народа и властей (автономного) Региона Курдистан, чтобы получить очень серьёзный повод для нанесения удара возмездия по стратегическим объектам военной инфраструктуры ИРИ, а также по всем про-иранским арабским шиитским группировкам в ИАР, САР и Ливане. Да,
    «драйвером всех событий в мире является экономика», а катализатором — как внутренняя, так и внешняя политические стратегии ведущих государств и держав мира.

  2. Алена

    Мне не кажется, что Ирану есть хоть какой -то смысл осуществлять именно сейчас демарши против Иракского Курдистана. Тем более что необходимо-достаточное для иранской безопасности уже было сделано после референдума. Почему Иран согласился на свои 13% в договоре по Каспию, хотя до этого 22 года не соглашался? Потому что главной в этом договоре на данный момент стала именно военно-политическая составляющая. Ни одна некаспийская держава не имеет права разместить здесь свои военные базы. Никакие посторонние военные суда не имеют права плавать по Каспию. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан лишены возможности на ближайшую перспективу заигрывать с США и НАТО. В этом смысле это соглашение — военно-политический триумф России и Ирана, которые на Каспии имеют военное присутствие. Вытеснение США из этого региона гораздо важнее экономических потерь раздела озера. Ведь на данный момент у Ирана главная опасность не на западной границе. А на восточной — Афганистан. Именно там США готовят новую войну с Игил для России и Ирана. Ситуация там очень серьезная. Настолько, что ситуативными союзниками для России и Ирана является даже тамошний Талибан. Талибан в Афганистане — противник игил. И мы, и Иран заинтересованы вести переговоры с этой оппозицией и с правительством Афганистана. Но в этом не заинтересованы США. Россию и Иран пытаются втянуть в афганскую войну. В этой ситуации Иран подписывает договор по Каспию и будет всеми силами стабилизировать, а не провоцировать ситуацию с Курдистаном.

    1. Мураз Аджоев

      Как заявил глава МИД РФ, «Турция, Россия и Иран, имея не всегда, а порой и ДАЛЕКО не совпадающие подходы к тому или иному аспекту сирийского кризиса», да и иракского кризиса, идут к своим очень разным целям своими очень разными путями. .

  3. Алена

    И, тем не менее, при разнице подходов и задач , причем, главным образом, со стороны Турции, отправная российская и иранская цель в Сирии достигнута — сохранение единства страны под управлением Асада. При наличии же на сегодня гораздо более угрожающей ситуации в Афганистане , как для Ирана, так и для России, их единство целей и подходов, а также задач и интересов Китая, достаточно очевидно.

    1. Мураз Аджоев

      Вся проблема в том и состоит, что некая «отправная» и якобы «российско-иранская цель» не достигнута. Ещё раз подчеркну, что нет и быть не может никакой единой и совместной цели у Российской Федерации и Иранского «революционного» режима как в САР, так и в целом на ББВ. У Китая, как и у РФ, есть собственные стратегические цели, а «подходы» определяются для выполнения задач исключительно в собственных государственных интересах. Москва и Пекин, конечно, не будут за собственный государственный счёт взваливать на себя проблемы ИРИ и Турции, далеко не союзников и надёжных друзей России и Китая, которых связывают хорошие деловые и партнёрские отношения, но не более того. Вам что-то явно кажется и/или очень хочется, но …

  4. Алена

    По поводу Турции интересный факт. Вместе с Россией весной этого года она резко избавилась от более чем половины американских казначейских бумаг и вышла из 30 стран — крупнейших держателей американского госдолга. И после России Турция является вторым крупнейшим покупателем золотишка. Россия купила в 2017 223 тонны, Турция — 187 тонн. К тому же в апреле около 30 своих тонн затребовала у США. Те отдали. Подобная наглость де Голля в 1968 стоила ему отставки. У кого то еще есть вопросы, с чего вдруг потребовались в июне преждевременные выборы и так резко обесценилась лира?)))

  5. Валерий Емельянов

    Не забывайте, что это двусторонний процесс и на Западе, в т.ч. на Дондонской бирже имеются облигации России и ценные бумаги российских в т.ч. финансовых структур. Так вот, за дни резкого повышения курса из них тоже пошел активный выход. А американские казначейские обязательства пока сохраняют высокую ликвидность. Поэтому от них избавляются и не только продают, но их и покупают. Это вам не система дяди Федора, где, чтобы продать ненужное, надо купить ненужное.

  6. Алена

    Да, одни покупают, другие продают эти бумажки. Но не случайно Россия вышла на пятое место после США, Германии, Франции и Италии по накопленным золотым резервам. Все же понимают, куда все движется и вот -вот произойдет. И Эрдоган тоже в тренде. Играет жестко, на грани фола)))

  7. Алена

    Краткая хроника того, как именно политика является драйвером падения или взлета экономики и национальной валюты.
    2010-2011 гг — Эрдоган начинает вести свою независимую от внешних кураторов политику
    2012-2013 гг — в ответ получает коррупционные скандалы и Таксим,
    2014 г -раз в лоб свалить Эрдогана не получилось, хозяева ФРС, через Центробанк резко поднимают процентную ставку — с 4,5 % до 10%.
    начало 2015 г — Эрдоган говорит о несоответствии политики Центробанка интересам экономического развития страны. И прямо заявляет, что на Центробанк оказывается внешнее давление. Тут же в стране происходит первое серьезное падение лиры за последние 12 лет. Провернуть падение национальной валюты несложно: ручные рейтинговые агентства дают нехороший прогноз, и из страны начинается бегство капитала.
    лето 2016 — попытка переворота. Эрдоган в том числе увольняет несколько чиновников Центробанка.. В ответ Центробанк демонстративно еще больше задирает процентные ставки ( до 12,5%) , чихая на призывы Эрдогана их понижать.
    17 октября 2017 — Эрдоган объявил смертельную войну ФРС ( естественно, об этом событии мировые СМИ не распространялись) : он озвучил прописную истину, которая всячески камуфлируется: инфляция и обесценивание национальной валюты в современном мире есть четкая производная от уровня процентной ставки, которая через центробанки устанавливается для государств извне и является в чистом виде политикой в отношении этих стран. Следовательно, ради интересов государства Центробанк не может быть независим от этого государства.
    июнь 2018 — досрочные выборы для максимальной концентрации власти. Лира обесценивается рекордными темпами.
    Задача Эрдогана — изменить закон о Центробанке, подчинить его и национальное золото правительству. В свое время У Виктора Орбана в Венгрии это не получилось. Но, возможно, получится у Эрдогана.

Комментирование закрыты.