Израильский эксперт: Иран и Турция прессингуют курдские политические группы по различным фронтам

Израильский эксперт: Иран и Турция прессингуют курдские политические группы по различным фронтам

В конце июля  в иранском пограничном городе Мариван были убиты 11 иранских бойцов Корпуса стражей исламской революции и «басиджей» («басиджи» — вооруженное ополчение, находящееся под командованием КСИР- RiaTaza), а восемь получили ранения. Иранские и турецкие СМИ  подняли на щит этот инцидент.  Иран обвинил «террористов PJAK», а турецкий  телеканал TRT,  «боевиков» в убийстве. Турецкие СМИ отметили, что PJAK или Партия свободной жизни Курдистана стоит за недавними  смертельными ударами на иранские силы безопасности и утверждали, что она связана с Рабочей партией Курдистана или РПК, с которой воюет Анкара.

Как отмечает ТRТ, Анкара и Тегеран серьезно относятся к инциденту, но по разным причинам. Турция хочет подчеркнуть, что «между иранскими и иракскими силами существует очень малая координация в отношении безопасности «дырявой» границы между двумя странами, что также использовалось ДАИШ также использовалась  для попадания в Иран». Между тем Иран говорит о конфликте с США, но  одновременно признает, что курдские бойцы смогли уничтожить 11 военнослужащих КСИР, и что правительство обеспокоено бурным повстанческим движением на границе. В последние месяцы, когда протесты охватили Иран, а  Тегеран, готовится к новым санкциям  Вашингтона, курдские группы активизировали свою кампанию. К этим группам относятся PJAK и Демократическая партия Иранского Курдистана (KDPI).

Еще с августа 2017 года Турция заявляет, что Тегеран и Анкара вот-вот начнут совместную кампанию против РПК. Прекращение огня с РПК было сорвано в 2015 году, и Турция начала борьбу с этой группой в восточной Турции, а также в Ираке и Сирии. В августе 2017 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретился с начальником Генерального штаба Ирана Мохаммадом Бакери. В июне 2017 года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу также выступал за сотрудничество, но сказал, что Тегеран находится в фазе «деэскалации» противостояния с PJAK.

Турция и Иран имел непростые отношения вплоть до 2017 года, когда они начали более тесно сотрудничать с Россией в рамках мирного процесса в Астане по Сирии. Эрдоган несколько раз встречался с президентом Ирана Рухани и Путиным. Две страны сильно расходились позициями в этом вопросе,  Турция осуждала роль Ирана в поддержке сирийского режима, а Иран осуждал операцию Анкары в основном курдском регионе  Сирии Африне. Но  и Турция, и Иран разделяли озабоченность в связи с референдумом регионального правительства Курдистана в сентябре 2017 года в Ираке. Рост курдского влияния в период между 2015 и 2017 годами  в этот период  объединил Ирак, Иран, Сирию и Турцию .

С турецкой точки зрения, «народные защитники» (YPG) в Сирии являются частью РПК, и Анкара назвала их террористами. Тем не менее, Анкара молча наблюдала за тем, как YPG стали союзниками США в Сирии и получили помощь от Сирийских демократические силы (SDF),  освободивших Ракку от ДАИШ. Турецкое вторжение в Африн стало способом уменьшить влияние YPG. Затем Анкара устремила свои взгляды на Манбидж на севере Сирии, район, освобожденный от ДАИШ в 2016 году, и призвала США организовать здесь совместное патрулирование с Турцией. Турецкое государственное информационное агентство Anadolu сообщило 20 июля, что США предоставят Анкаре новую информацию о «боевиках террористической РПК, их местонахождении и о том, что они делают». Кроме того, турецкие СМИ заявили, что после Манбиджа, Турция и США  вытеснят YPG из «других регионов Сирии».

Уникальное стечение обстоятельств позволил различным курдским группам — в первую очередь YPG в Сирии и Демократической партии Курдистана (ДПК) в Ираке —  в течение последних нескольких лет нарастить свое влияние. ДПК принадлежит пост президента Регионального правительства Курдистана (КРГ), она  не только помогла победить ДАИШ, но и заполнила вакуум, созданный отступающими силами Ирака в Киркуке. Она чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы провести референдум в иракском Курдистане. Но ее политическая игра вызвала гнев  Багдада, и армия, подготовленная коалицией Багдада, вместе с проиранскими боевиками из шиитских ополчений, вступила в Киркук в октябре 2017 года. Иран и Турция пригрозили закрыть границу, а Багдад закрыл аэропорты, образно говоря, обрезав Курдистану крылья. И теперь региону потребуются многие месяцы, чтобы восстановть хотя бы часть утраченного.

Между тем YPG помогли победить исламистов в Сирии,  получив уважение  международной коалиции. Но к 2018 году, когда ДАИШ в основном потерпела поражение, США вернулись к тесному сотрудничеству с Турцией, союзником по НАТО. США хотят наложить санкции на Иран и хотят, чтобы Турция приняла в этом участие. Вашингтон также боится, что Турция повернется к России. Анкара использовала эту ситуацию для создания рычагов влияния в Сирии. Турция вытеснила YPG из Aфрина и увеличила свое военное присутствие в северном Ираке, сражаясь с исламистами в горном приграничном регионе.

Иран, обеспокоенный санкциями США, также рассматривает возможность давления на курдов.  И все это указывает на широкомасштабную попытку  ослабить курдов в регионе. Курдские политические группы не ладят друг с другом, но  одновременно на каждом фронте они теряют влияние и власть. Одна из проблем, с которыми столкнулись курды, заключается в том, что они стремились к тесному союзу с западными державами в то время, когда Запад, как правило, уставал от Ближнего Востока. С появлением более авторитарных режимов в регионе курдские политические группы в большей степени будут подстраховывать свои отношения с Западом и региональными державами.

 Зес Францман  JerusalemPost     Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Что за странная «каша» в голове у этого Зеса Францмана из Jerusalem Post? Это, очевидно, отрывки из самых различных информационных и новостных материалоо, склееные в виде якобы статьи. «Бред Францмана» — таким должен быть заголовок.

    Ответить
  2. Aza Avdali

    Каша не у Францмана, нет. Это небрежность редакционная, всего лишь небрежность. Францман Зес имел в виду Иран и Турцию, собственно именно о них и идёт речь, да.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.