Что может означать новый иракско-турецкий пограничный переход для КРГ?

Что может означать новый иракско-турецкий пограничный переход для КРГ?

Турция и Ирак планируют изучить перспективы открытия нового пограничного перехода между двумя странами в районе Овакей. Овакей расположен примерно в 12 километрах к юго-западу от основного пограничного пункта «Ибрагим Халил», который Турция пересекает с Курдистаном, в настоящее время это единственный сухопутный маршрут, через который можно вести торговлю с Багдадом.

«Официальные лица обеих стран надеются, что новое пересечение границы будет стимулировать трансграничную торговлю между Турцией и туркменскими районами Северного Ирака», — сообщает ИА «Anadolu News».

Однако открытие пограничного перехода в Овакее могло бы позволить Анкаре вести торговлю непосредственно с Багдадом и обходить Курдистанский Регион, если бы она этого хотела. Это предложение часто всплывало в турецкой прессе сразу после референдума в Курдистанском регионе в сентябре 2017 года, чтобы позволить Анкаре обойти и еще больше изолировать автономный регион, таким образом наказав его. В конечном счете это так и не материализовалось. Несмотря на шум из Анкары, КПП «Ибрагим Халил» не закрыли.

Интересен тот факт, когда Управление общественной дипломатии при премьер-министре Турции перечислило предлоги для вторжения Анкары в Сирийский Курдский, а именно в кантон Африн, в январе прошлого года, возникал большой риск потери Турцией географического контакта с арабским миром. «Это была четкая отсылка к тому, что сирийские курды контролируют большую часть сирийской границы с Турцией — за исключением 60-мильной северо-западной полосы, завоеванной Анкарой в ходе операции «Щит Евфрата», а теперь и сам Африн – в то время как Региональное правительство Курдистана (КРГ) контролирует всю федеральную границу Ирака с Турцией с 1991 года.

В октябре 2017 года, после потери Киркука в Ираке Пешмерга продолжили бороться за контроль над стратегическим КПП «Фиш Хабур» на стыке границы между Ираком, Сирией и Турцией – отбив атаки проиранских шиитских военизированных формирований Хашд аш-Шааби и продолжив контроль над границей. Сегодня маловероятно, что Анкара и Багдад смогут установить прямую торговую связь через Овакей без предварительного одобрения Курдистана.

С тех пор в отношениях между Эрбилем и Анкарой наблюдается оттепель, а напряженность в отношениях с Багдадом значительно ослабла после отмены запрета на полеты над Курдистаном. Следовательно, неясно, станет ли реальностью открытие нового КПП между Анкарой и Багдадом в Овакее, будет ли это негативно влиять на регион Курдистана.

Аарон Штейн, старший научный сотрудник аналитического центра «Рафика Харири» по Ближнему Востоку при Атлантическом Совете, считает, что пока рано говорить об этом. «Скоро в Ираке появится новый шериф, поэтому я думаю, что любые переговоры с Турцией зависят от того, кто будет руководить после формирования правительства», — сказал он ИА Rudaw.

Автор блога «Размышления об Ираке» Джоэл Винг отмечает, что в свете того, что Анкара и Эрбиль в очередной раз нормализовали отношения, маловероятно, что какой-либо переход Овакей между Анкарой и Багдадом будет направлен на изоляцию КРГ.

«Открытие нового пограничного поста, вероятно, просто направлено на увеличение торговли», — сказал он. «Ирак и так уже является крупным импортером продовольствия и отечественных товаров, и Турция более чем готова их предоставить».

Все это происходит, так как в Багдаде заявили, что будут соблюдать новые санкции Соединенных Штатов против Ирана. Ирак является крупным импортером иранских товаров, в то время как регион Курдистана, особенно в последнее десятилетие, был крупным импортером турецкой продукции, от продуктов питания до электронных приборов. Долгосрочное соблюдение Ираком санкций США в отношении Ирана может потенциально потребовать более тесных торговых отношений с Турцией.

«Я предполагаю, что Турции необходимо удвоить объем торговли с одним рынком – Ираком – где она еще имеет легкий доступ, а также заменить любые иранские товары, которые не попадут в Ирак», — заявил Билал Вахаб, сотрудник Вашингтонского Института, где его внимание сосредоточено на управлении в регионе Курдистан. «Но с иракской стороны Багдад приветствовал бы вторую границу в обход КРГ. Это создает больше возможностей для маневра в Багдаде и Анкаре».

«Кроме того, это имеет коммерческий смысл», — уточнил он. «Турецкая авантюра, как таковая может умерить отношения между Эрбилем и Багдадом».

Вахаб рассматривает нефтяную политику Багдада после захвата Киркука в октябре прошлого года в качестве яркого примера такой «предсказуемой практики».»Нефтяные месторождения региона, — пояснил он, — имеют мощность добычи нефти около 300 000 баррелей в день, которую иракское правительство отказывается экспортировать через единственный жизнеспособный маршрут на мировые рынки, которым является трубопровод КРГ в Джейхан».

В то время как «причины Багдада многочисленны, например, более высокие сборы, которые вынуждают КРГ идти на сделку с Турцией», в конечном итоге сводятся к «политике», поскольку «Багдад видит в использовании трубопроводов КРГ признание (читайте концессию), в том, что он отказывается развивать энергетическую промышленность КРГ.

С учетом таких прецедентов в сочетании с хаотичным отсутствием управления, которое преобладало в Ираке в течение всего лета, было бы неудивительно, если бы предложение по открытию КПП «Овакей» продолжило свою жизнь исключительно на чертежной доске в обозримом будущем.

Перевод Riataza.com с Rudaw.net

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.