"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Американский аналитик: Политика Трампа в Иране – изменение или сдерживание режима?

Американский аналитик: Политика Трампа в Иране – изменение или сдерживание режима?

В мае президент Дональд Трамп вывел Соединенные Штаты из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), широко известного как «ядерная сделка Ирана». С тех пор Трамп призвал американских официальных лиц возобновить всеобъемлющие санкции в отношении Ирана и оказать давление на другие государства и компаний соблюдать американские санкции. Компании, продолжающие торговать с Ираном, рискуют быть занесенными в «черный список» от ведения бизнеса с любыми американскими банками или организациями, что ведет к сокращению связей с Ираном, даже когда правительства Европейского союза пытаются поддерживать JCPOA.

На одном уровне возврат к санкциям выглядит несправедливым по отношению к Ирану, который, по-видимому, пока еще выполняет все условия JCPOA. США в одностороннем порядке вышли из соглашения, на заключение которого было затрачено много усилий и политических переговоров на протяжении нескольких лет. Иранцы могут с полным основанием спросить: «Что еще мы должны сделать?»

Однако для Трампа и «иранских ястребов» в его кабинете, таких как советник по национальной безопасности Джон Болтон, возвращение к санкциям, тем более конфронтационный язык и позиция по отношению к Ирану — это больше, чем ядерная проблема. Хотя они считают, что JCPOA недостаточно ограничивает потенциал Ирана в области разработки ядерного оружия, они, похоже, еще больше обеспокоены растущей силой Ирана и улучшением экономических перспектив после прекращения санкций.

Для таких ястребов шаги Ирана против союзников США и их интересов в регионе — от прокси-войн в Йемене, Ираке и Сирии до угроз Израилю и американским деловым интересам и поддержки террористических групп, таких как «Хезболла» и «Исламский джихад», не могут быть адекватными  участию страны в «ядерном соглашении».

Короче говоря, режим в Тегеране остается врагом Вашингтона, и JCPOA  это фактор, предотвращающий балансирование на грани войны и ограничивающийся лишь ослаблением противника . Страх перед иранской программой по ядерному оружию, хотя и реальный до определенного момента, таким образом, также предполагает удобный повод изолировать Иран и устранить от власти его  режим. Ужасное положение Тегерана, ответственного за примерно половину мировых казней политических диссидентов и  подавление гражданских  прав также помогает оправдать эти усилия.

На этой неделе вступил в силу первый этап возобновления санкций США против Ирана, экономика Ирана уже давно находится в неустойчивом положении. За последние несколько месяцев риал потерял более половины своей стоимости к доллару США. Иранское присутствие в Сирии, Ираке, Йемене, Ливане, Газе и в других местах наряду с серьезной коррупцией в таких субъектах, как «корпус стражей», продолжают оказывать негативное воздействие на ситуацию. Протесты средних иранцев, недовольных нехваткой рабочих мест, качеством услуг, падающим риалом, инфляцией и, как правило, плохими условиями жизни продолжают вспыхивать регулярно.  И если 4 ноября 2018 года введутся более тяжелые санкции США, нацеленные на нефтяную промышленность Ирана, экономические проблемы страны еще более ухудшатся.

Очевидно, это и есть намерение разработчиков вашингтонской политики. Как пишет журнал Atlantic: «Систематическое неправильное управление режимом своей экономикой и решение о приоритете «революционных идей» повестки дня над благосостоянием народа ввели Иран в долгосрочный экономический штопор. Широко распространенная коррупция в правительстве и активное вмешательство  в экономику «стражей революции»  делают бизнес с Ираном проблемным. Прямые инвесторы в Иран никогда не знают, способствуют  они торговле,  или же терроризму».

Для населения, проживающего в Исламской Республике с 1979 года, эти повышенные экономические проблемы только усугубят усталость многих людей от режима. Приблизительно 88 процентов населения Ирана сегодня это люди в возрасте до 54 лет, немногие теперь помнят режим шаха или что-либо другое, кроме правления мулл. Призывы к смене правительства предсказуемо набирают обороты как результат трудностей и стремления к чему-то новому.

Надежды Трампа и его советников, похоже, сосредоточены на ослаблении Ирана извне и тем самым повышении внутреннего давления, направленного на смену режима. Хотя многие утверждают, что такая стратегия никогда не будет работать, указывая на многие трудности, которые пережил режим во время долгой ирано-иракской войны, другие   в этом не уверены. Конфликт 1980-88 годов произошел сразу после революции 1979 года, свергнувшей шаха, и сплоченное население собралось  вновь для защиты от иностранного вторжения, в то время как обещания революционеров еще оставались в силе.

Сегодня, обещания исламской революции иранцам  вряд ли кажутся  свежими и новыми . Пока Соединенные Штаты и другие люди избегают реально  угрожать иранцам, а дают понять свое уважение к ним, тогда способность режима реагировать на иностранного агрессора будет оставаться ограниченной.  Новый всплеск недовольства  может в конечном итоге привести к смене режима при таких обстоятельствах  или к возможности этого в ближайшее время.

ДэвидРомано, колумнист   ИА Rudaw   Перевод RiaTaza.com

 Мнение, выраженное в данной статье не обязательно совпадает с позицией редакции RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи