"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Проблемы региональной безопасности на Южном Кавказе

Проблемы региональной безопасности на Южном Кавказе

Сегодня Южный Кавказ – регион в Азии — представлен пятью государствами (Абхазия, Азербайджан, Армения, Грузия, Южная Осетия) и одной, пока еще непризнанной, Нагорно-Карабахской республикой. Несмотря на нерешенность ряда региональных конфликтов, Южный Кавказ сохраняет традиционно важное значение в мировой политике и экономике. Это обусловлено его географическим положением на границах с Россией, Турцией и Ираном, выходом к Черному и Каспийскому морям, богатыми природными ресурсами, возможностью транзита нефти, газа и других стратегических товаров из Центральной Азии, Китая, Индии и других стран в Европу. Южный Кавказ и Черноморско-Каспийский регион в целом в перспективе могут стать одним из ключевых звеньев в международных транспортных коридорах «Восток – Запад» и «Север – Юг».

К числу основных факторов, оказывающих свое негативное влияние на региональную безопасность и общую ситуацию на Южном Кавказе можно отнести следующие:

1. Напряженность внутриполитической обстановки в странах региона, сложности становления государственности, развития обществ и экономик бывших советских союзных и автономных республик.

2. Сохраняющаяся конфронтация в отношениях Грузии с Абхазией и Южной Осетией, а также между Азербайджаном и Арменией.

3. Борьба за влияние в регионе между странами Запада во главе с США и Россией, а также между региональными державами: Ираном и Турцией.

Если обобщить процессы, происходившие в регионе после распада СССР, то можно констатировать, что власти Грузии и Азербайджана под влиянием националистических и экстремистских элементов попытались военной силой удержать контроль за входившими в их состав бывшими советскими автономиями. Вместо уважительного диалога и предложений к равноправному сотрудничеству в рамках создающихся новых государств, грузинские и азербайджанские лидеры направили для умиротворения национальных меньшинств (абхазов, осетин и армян) бронетанковую технику, артиллерию и авиацию. Как и следовало ожидать, все эти военные авантюры провалились и лишь подтолкнули жителей автономий ускорить объявление своей независимости. Как следствие, сотни тысяч людей вынуждены были покинуть места своего проживания и стать беженцами. На Южном Кавказе произошло размежевание народов по этническому признаку, традиционные вековые связи населения, транспортные пути и инфраструктура региона оказались разрушенными.

Попытки Тбилиси в последующие годы развернуть в Абхазии масштабную диверсионную войну и затем организовать новое вторжение грузинских войск в Южную Осетию, в результате чего пострадали и погибли сотни мирных жителей и российские миротворцы, вынудили Россию признать суверенитет этих государств и заключить с ними соответствующие договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

В результате, военно-политическая обстановка на границах этих республик с Грузией несколько стабилизировалась, обстрелы и диверсии прекратились, однако грузинские власти по-прежнему бойкотируют правительства в Сухуми и Цхинвали и пытаются теперь уже другими методами (блокадой, «мягкой силой» и с помощью своих западных партнеров) вернуть республики под свою юрисдикцию. Объективно, эти замороженные конфликты тормозят социально-экономическое развитие не только Абхазии и Южной Осетии, но и самой Грузии, препятствуют осуществлению взаимовыгодных транспортных и других проектов во всем Черноморском регионе.

И все же, наиболее опасной остается ситуация вокруг Нагорного Карабаха. Казалось бы, подписанный в столице Киргизии Бишкеке в мае 1994 года протокол между Азербайджаном, Нагорным Карабахом и Арменией официально положил конец кровопролитию, однако хрупкое перемирие с тех пор неоднократно нарушалось. Наиболее масштабное военное столкновение имело место 2-5 апреля 2016 года, когда в результате наступательной операции ВС Азербайджана погибли с обеих сторон несколько сот военнослужащих и мирных жителей. Как представляется, нет и не может быть альтернативы мирному решению этого конфликта и ключ к его разрешению надо искать не в столицах иностранных государств, а в Степанакерте. Только армянская и азербайджанская общины Нагорного Карабаха могут за столом переговоров договориться о будущем статусе своей республики и своих взаимоотношениях с Азербайджаном и Арменией.

Россия старается сохранять нейтралитет в этом конфликте, поддерживать традиционно дружеские и партнерские стратегические отношения как с Азербайджаном, так и с Арменией. Москва помогла достигнуть Бишкекского соглашения о прекращении огня, организует регулярные встречи Азербайджана и Армении на высшем уровне, продолжает искать пути достижения компромисса между Баку и Ереваном в рамках Мадридских договоренностей и Минской группы ОБСЕ.

Москва готова поддержать тот вариант решения проблемы, который устроит все вовлеченные стороны, а в случае достижения компромисса выступить гарантом соблюдения нового соглашения.

Свое негативное влияние на ситуацию в регионе оказывает ухудшение отношений стран Запада во главе с США с Россией и выход Вашингтона в одностороннем порядке из ядерной сделки с Тегераном. Наметившаяся конфронтация Вашингтона с Москвой на грани новой «холодной войны» значительно сужает возможности консолидированных действий ведущих мировых держав в области международной безопасности, в том числе и на Южном Кавказе. В складывающихся условиях введение Вашингтоном и его союзниками все новых ограничительных санкций против России и враждебная риторика, затрудняют борьбу с общими современными вызовами человечеству, такими как – региональные конфликты, международный терроризм, наркоугроза, организованная преступность, проблемы экологии. Нельзя забывать о том, что США и Россия являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и их разногласия по ключевым проблемам современности не позволяют принимать эффективных решений миротворческого характера. Намерения США восстановить ограничительный санкционный режим против Ирана также негативно сказываются на общей ситуации в регионе.

Особое место в региональной политике занимают Иран и Турция. Иран старается развивать взаимовыгодные отношения с Грузией, Азербайджаном и Арменией как бы параллельно и даже предлагает себя в качестве посредника в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. При этом Тегеран выступает категорически против вовлечения в дела Южного Кавказа внерегиональных акторов, прежде всего, США, Израиля, стран НАТО. В условиях блокады Армении со стороны Турции и Азербайджана торгово-экономические связи страны с Ираном являются необходимым и жизненно важным для Еревана фактором.

Турция продолжает активно развивать свои отношения с Грузией и Азербайджаном во всех областях, включая военную и военно-техническую. Особое внимание Анкара уделяет становлению и развитию ВС Азербайджана (совместные учения и маневры, подготовка военных кадров, поставки современных видов боевой техники и оружия и т.п.). Тем самым, Турция провоцирует новый виток гонки вооружений в регионе. Турецкие власти поддержали военную операцию Баку в апреле 2016 года и всячески подталкивают Баку к силовому решению карабахской проблемы. В качестве примеров турецкие власти приводят свои недавние карательные операции по умиротворению турецких и сирийских курдов.

Армения в ответ также вынуждена закупать все новые партии вооружений, чтобы поддерживать сложившийся баланс военных сил. Милитаризация Южного Кавказа чревата новыми военными конфликтами и ложится тяжелым бременем на бюджеты молодых государств. Несмотря на поступления значительных валютных средств в госбюджет Азербайджана от продажи своих и транзита углеводородов центрально-азиатских стран в Европу, гонка вооружений негативно сказывается и на социально-экономическом положении этой страны. Россия старается сохранять паритет в военно-техническом сотрудничестве с Азербайджаном и Арменией и готова ограничить поставки вооружений обеим странам в случае достижения соответствующих договоренностей с Турцией, Израилем и другими странами-поставщиками оружия. Было бы оправданным заморозить новые военные поставки в регион до политического урегулирования сохраняющихся конфликтов.

Можно констатировать, что турецкое руководство стремится всеми способами усилить свое влияние на Южном Кавказе, превратить этот регион в свой надежный плацдарм и транспортный коридор в страны Центральной Азии и Афганистан. Это отвечает внешней политике Р.Эрдогана по восстановлению позиций Турции среди тюркоязычных народов и на территории бывшей Османской империи.

В то время как Иран объективно проводит политику по снижению конфронтации на Южном Кавказе, развивает взаимовыгодное торгово-экономическое партнерство, реально борется с международным терроризмом и наркотрафиком, стремится ограничить вмешательство США и Израиля в дела региона, Турция, наоборот, своими действиями провоцирует разжигание этно-конфессиональных конфликтов на Южном Кавказе.

Последние трагические события в Сирии и Ираке также во многом подогревались турецкими властями. Турция в 2012-17 гг. превратилась в транзитный коридор и перевалочную базу для десятков тысяч боевиков со всего мира. Часть местных жителей из числа мусульман Грузии и Азербайджана направились через Турцию на «священную войну» (джихад) в Исламский халифат. После военного поражения джихадистов к концу 2017 года уцелевшие боевики-выходцы из Аджарии, Панкисского ущелья, района Квемо-Картли Грузии и азербайджанцы – приверженцы радикального ислама возвращаются на родину. Обработанные идеологически и прошедшие военную подготовку в условиях ожесточенных боевых действий, они могут представлять собой угрозу в качестве вербовщиков молодежи или «спящих ячеек» террористов. Армения вынуждена была принять свыше 20 тысяч армянских беженцев из зоны сирийского конфликта, что потребовало значительных дополнительных расходов из госбюджета.

Следует отметить, что из всех государств региона Армения, как и Иран, проводит наиболее сбалансированную внешнюю политику, направленную на снижение конфронтации в регионе. Ереван поддерживает и развивает взаимовыгодные отношения с Россией, Ираном, Грузией, Францией, сотрудничает с другими странами на двусторонней и многосторонней основе в рамках международных и региональных организаций (ООН, ЕС, ОБСЕ, НАТО, СНГ, ОДКБ, ЕАЭС, ОЧЭС, ПАЧЭС, ШОС и др.). Армения претендует на роль связующего моста в торговле между странами ЕС и ЕАЭС.

Судя по официальным заявлениям нового руководства страны, внешняя политика Республики Армения направлена на укрепление безопасности государства, обеспечение благоприятных условий для развития общества, достойное представление и защиту интересов Армении и ее граждан за рубежом, повышение авторитета и роли страны в международных организациях, дальнейшее укрепление отношений партнерства с дружественными государствами, а также активное участие в разрешении глобальных и региональных проблем.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи