"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Al-Monitor: Горран может взорвать то, в чем эта партия обвиняет оппонентов- семейственность и коррупция

Al-Monitor: Горран может взорвать то, в чем эта партия обвиняет оппонентов- семейственность и коррупция

Спустя десятилетие после того, как Новширван Мустафа возглавил  в Патриотическом союзе Курдистана (ПСК) борьбу с кумовством, коррупцией и семейственностью, ориентированное на реформы движение Горран (Change), которое он позже основал, по иронии судьбы сталкивается сегодня с аналогичными проблемами.

Растущее число функционеров среднего и высшего звена, а также сторонников партии на низовом уровне добавляют свои голоса к шумному протесту в партии, обвиняя двух сыновей   покойного Мустафы, получивших западное образование, в монополизации власти. Они унаследовали финансовые активы Движения после смерти своего отца в мае 2017 года.

«Горран стал заложником его сыновей, потому что теперь они контролируют финансы движения», — сказал высокопоставленный чиновник газете ALMonitor на условиях  анонимности. «Они могли бы легко выгнать нас из [ штаб-квартиры Горран на холме Заргат в Сулеймании], потому что сыновья покойного лидера теперь  все контролируют».

Если проблема сохранится, это может иметь серьезные негативные последствия для партии на предстоящих выборах в Курдистане, запланированных на сентябрь. Еще в 2009 году, когда Мустафа объявил свой список Горран для участия в парламентских выборах в Ираке и в Курдистане, большое число обычных людей, привлеченных его реформаторской идеей, пошли на огромный риск, проголосовав за его список. Горран обеспечил 25 мест в  111 – местном парламенте, застав всех врасплох. ПСК  ответил  волной запугивания, уволив сотни Пешмерга и других государственных служащих, подозреваемых в голосовании за Горран. Тем не менее, движение стало мощной силой для изменения курдской политики.

После оккупации Ирака в 2003 году Мустафа разочаровался в том, как ПСК и Демократическая партия Курдистана (ДПК) управляли курдским регионом и теми миллионами долларов, которые они получали от центрального правительства.  ПСК и ДПК подписали в июле 2007 года соглашение об объединении своих администраций, и как соглашение 50-50, по которому обе партии разделили все в Курдистане между собой. Но Мустафа в течение этого времени сохранял  целостность ПСК. В партии Новширван высоко ценится как стратегический мыслитель, который сыграл важную роль в том, чтобы все  в ПСК проходило с чистой репутацией, свободной от каких-либо намеков на коррупцию», —  рассказал один из функционеров ПСК из окружения тогдашнего президента Ирака Джалала Талабани,  американским дипломатам в феврале 2009 года.

 Но уже к 2006 году Мустафа решил бросить вызов монополии тандема ПСК и ДПК. Для этого ему нужны были средства для финансирования его маневра. Он подготовил свое заявление об отставке из ПСК и передал его  Талабани 3 декабря 2006 года в Багдаде, где высшие должностные лица ПСК собрались в резиденции Талабани в «зеленой зоне» на партийное собрание, рассказывает источник, присутствовавший при этом событии. В течение двух часов Мустафа и Талабани интенсивно что-то обсуждали в саду резиденции, отдельно от других партийцев.

Лидер ПСК, должно быть, был ошеломлен, когда Мустафа  попросил 10 миллионов долларов и земельный участок в Сулеймании. Талабани согласился. Позднее он сказал своим друзьям, что  не знал, о намерении своего бывшего заместителя  создать телестанцию ​​и политическую партию. Город Сулеймания усеян холмами, «оккупированными» крупными бизнесменами и политическими деятелями, а также иностранцами. У министерства сельского хозяйства был участок земли государственной собственности под названием  «холм Заргата»l, покрытый соснами в самом сердце Сулеймании.

С 2006 года до своей смерти в мае 2017 года Мустафа использовал средства для создания своего движения, которое дало новую надежду гражданам Курдистана, уставшим от коррумпированного режима в регионе . Он создал компанию Wusha Corp для управления активами, в том числе холмом, частью цементного завода близ Сулеймании, акциями большого супермаркета в городе, телевизионной станцией ​​и несколькими малыми предприятиями. Между тем его два сына и дочь  обучались в американских и британских университетах.

Мустафа передал собственность своим сыновьям через корпорацию Wusha. Когда новости о передаче  собственности были обнародованы в начале этого года, сыновья заявили , что эти активы всегда будут служить движению Горран. Тем не менее, некоторые утверждают, что в конце концов он ничем не отличался от других курдских лидеров, таких как Талабани и Барзани. Около полудюжины высокопоставленных функционеров Горран уже подали в отставку.

«На самом деле то, что он сделал, намного хуже, потому что выживание Горран зависит от участка земли на холме, цементного завода и других активов», — сказал один из членов руководства Горран.

Али Хама Салех, член парламента Курдистана, считавшийся близким к сыновьям Мустафы, в выступлении 6 июля отрицал, что  в партии были серьезные проблемы, и обвинил ПСК и ДПК в заговоре,  с целью ослабления Горран и преувеличении ее проблем через  контролируемые ими средства массовой информации. Хама Салех утверждал, что у Горрана нет источника дохода и партия «побираться» и «берет в долг» для финансирования своей деятельности.

Одно серьезное обвинение состояло в том, что партия Горран, критикуя публично ПСК, получила от него около 250 000 долларов на основании соглашения между двумя партиями от мая 2016 года. Эта сумма не была обнародована до недавнего времени, и есть сведения о том, что Горран все еще продолжает получать наличные деньги, что поднимает вопросы о том, насколько прозрачно движение в глазах своей социальной базы.

Хошьяр Абдула, верный последователь Мустафы и член иракского парламента, не отрицал, что есть проблемы, которые необходимо решить. «Не пугайтесь обсуждать проблемы Горран, бойтесь утаивать их и скрывать», — написал он на Facebook 6 июля.

Абдула сказал, что у движения есть внутренние проблемы, как и у любой другой партии, и они должны обсуждаться  надлежащим образом. «По моему мнению, лучше, чтобы Горран прекратило свое существование, чем стала управляемой семьей», — писал Абдула, добавив, что сыновья Мустафы имеют право действовать в качестве активистов «Горран» и двигаться вверх по карьерной лестнице, но они не должны  монополизировать власть.

Абдулла Квеха Мубарак, влиятельный член Горран и критик нынешнего руководства, обратился к проблеме  7 июля. Он написал в Facebook, что, хотя это правда, что Мустафа взял 10 миллионов долларов из государственных денег и получил государственную собственность, в отличие от других лидеров, он использовал активы, чтобы начать революцию против коррупции в Курдистане. Однако он сказал, что активы «должны находиться под управлением и контролем Горрана, чтобы служить Горран, а не в руках сыновей и родственников покойного лидера».

Фазиль Хаврами, независимый журналист, проживающий в Иракском Курдистане

Al-Monitor   Перевод    Ria Taza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи