Как Россия помогла Эрдогану на президентских выборах

Как Россия помогла Эрдогану на президентских выборах

 

Президент Турции Реджеп Эрдоган. Фото: kremlin.ru

Находясь в сложной экономической ситуации, какой внешнеполитический вектор выберет вновь избранный президент Турции Реджеп Эрдоган? Пойдет ли на конфронтацию с Западом и как тогда сложатся отношения с Россией? В любом случае Турции очень нужны деньги, которых нет. Почему Россия очень помогла Эрдогану выиграть на этих президентских выборах? И на какие уступки он теперь может пойти? Об этом в видеостудии «Правды.Ру» беседовали политолог Икбаль Дюрре и научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения Амур Гаджиев.

— Скажите, для вас результаты последних выборов были неожиданностью? Или это то, что вы ожидали?

— Особой неожиданности вообще не было. Единственное, многие эксперты предполагали, что выборы не завершатся одним туром. Думали, что будет два тура, потому что в ходе первого тура Эрдоган не сможет набрать 50 процентов. Прогноз был — 47-48 процентов, и соцопросы это подтверждали.

Поэтому то, что Эрдоган одержал победу, в этом плане никакой неожиданности не было. Но то, что Эрдоган одержал уверенную победу, и то, что все обошлось одним туром, то это, конечно же, несколько неожиданно. Точнее, это стало неким сюрпризом, не то, что неожиданностью, а вот сюрпризом — да.

— Вы называли эту победу уверенной. Но Эрдоган все-таки потерял большинство в парламенте. Вам не кажется, что для него это уже является потерей абсолютной власти, к которой он привык в течение последних 15 лет? Потому что без большинства его партии в парламенте даже несмотря на то, что Турция — президентская республика, ему придется прислушиваться к оппонентам.

— Ну, во-первых, как таковой абсолютной власти у него никогда не было и не будет. Потому что абсолютная власть присуща монархии, это уже другая категория. С другой стороны, мы видим, что Эрдоган в различные периоды вступает в различные альянсы. То он вступил в альянс с Фетхуллахом Гюленом и с его сторонниками.

Сейчас мы наблюдаем картину, когда он в альянсе с националистами — с Партией националистического движения. Девлет Бахчели оказал поддержку Эрдогану, и благодаря этому альянсу обе партии выиграли. Поэтому, с другой стороны, нельзя так уж однозначно говорить, что он теряет места своих сторонников в парламенте, здесь тоже можно поспорить.

Получается, что у альянса и националистов солидарно получается достаточное количество мест в парламенте. Причем у них там не просто квалифицированное или простое большинство, а практически достаточно мест даже для того, чтобы внести какие-то конституционные поправки.

— Но, опять же, это, если договорятся. А если Эрдоган не договорится с Бахчели по какому-то вопросу? Допустим, Эрдоган может захотеть пойти на какие-то уступки курдам, возобновить мирный процесс, а Бахчели не согласится. Тогда как? 

— Я думаю, что Эрдоган — достаточно опытный политик и он не будет ставить на повестку такие проблемы, которые вызовут резкое недовольство со стороны сторонников Девлета Бахчели. Как мы знаем, в настоящее время националисты расколоты, что удивительно, они находятся практически в разных лагерях. Даже и на выборы они шли в разных альянсах. То есть был народный альянс, который фактически возглавлял Эрдоган, и был альянс национальный.

Теперь такая расколотость будет влиять на дальнейший ход политической жизни. И в Турции раскололись не только националисты. На самом деле, раскололись и сторонники исламизации, политического ислама. Мы видим, что часть из них сохранилась как раз у Эрдогана.

То есть эти выборы были уникальны, на мой взгляд, как раз тем, что мы наблюдаем такой общий раскол, который содержит в себе не только внешние альянсы и расколы, но и внутренние. По сути, и сама партия «Справедливости и развития» тоже ведь в какой-то степени уже не однородная масса, она состоит из нескольких сил, течений, движений и т. д.

Поэтому не думаю, что речь пойдет о каком-то предложении, которое может вызвать резкое недовольство, негатив, отторжение и неприятие со стороны оппозиционных партий или со стороны той же партии националистического движения. Здесь Эрдоган, наверняка, будет более аккуратен, он все взвесит. То есть Эрдоган в силу своей опытности будет лавировать и удержит такой устраивающий его баланс.

— Это было одним из его предвыборных обещаний. Может быть, Эрдоган сейчас будет серьезно заниматься реальными проблемами, которые существуют в Турции, а не стараться лавировать между политическими силами, дабы себе сохранить место на следующий срок? Ведь уже никто его оттуда не может отодвинуть — он у власти на следующие пять лет. Какие самые главные — глобальные и острые — проблемы перед Турцией, которые ожидают Эрдогана?

— Естественно, сейчас ему нужно подумать о том, какую позицию занимает Запад в отношении Турции. Исходя из тех заявлений, которые мы слышим со стороны Запада в последний период, там растет недовольство делами Эрдогана и его политикой вообще и региональной политикой в частности. Турция усилила российский и евразийский вектор во внешнеполитической стратегии. Это вызывает крайнее недовольство на Западе.

Они уже используют методы шантажа и угроз, потому что крайне недовольны еще и тем, что Турция собирается приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Поэтому думаю, что главные трудности у Эрдогана будут не внутри Турции, а на внешнеполитической арене.

— Я считаю, что Россия очень серьезно помогла Эрдогану выиграть на этих выборах. Благодаря той поддержке, которую Россия оказала во время введения войск в Сирию. А если бы не этот момент, мне кажется, что турецкие националисты не смогли бы набрать столько голосов, сколько они набрали. Таким образом, косвенно сотрудничество с Россией сыграло на руку Эрдогану. Вы согласны с этим?

Эрдоган получил то, что ему надо, благодаря этому сотрудничеству. Из-за этого в определенной степени даже отношения России и с Ираном, и с Сирией испортились. Как может развиваться в таких условиях процесс по сирийскому направлению? Например, Россия может закрыть воздушное пространство Сирии для Турции. Тем более, недавно Чавушоглу сказал, что Астанинский процесс может закончиться.

Астанинский процесс — это очень серьезная площадка. В рамках этого процесса как раз и удалось достичь соглашений и по поводу зон деэскалации, и в какой-то мере улучшить гуманитарную ситуацию в тех районах Сирии, где были наибольшие сложности. То есть сам Астанинский процесс крайне востребован в настоящее время.

С другой стороны, на фоне укрепления отношений между Россией и Турцией как бы весомее оказались результаты и в рамках Астанинского процесса. Здесь взаимодействие с Россией для Эрдогана выгодно на внешнеполитическом фоне, в рамках внешней политики, то есть таким образом Эрдоган получает маневренность и т. д.

Значение и роль Турции возрастают благодаря взаимодействию с Россией. А с другой стороны, конечно же, и внутри Турции к улучшению взаимодействия с Россией относятся крайне положительно.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

 

Источник записи:https://www.pravda.ru/world/asia/middleeast/08-07-2018/1388397-gadzhiev-0/

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Мураз Аджоев

    Россия заинтересована в развитии взаимовыгодных и долгосрочных партнёрских отношений с Турцией с умеренными, вполне приемлемыми и весьма ограниченными геополитическими амбициями, что не только не противоречит позиции США по отношению к своему партнёру по НАТО, а способствует реализации плана Вашингтона по обузданию чрезмерной наглости и неподобающего высокомерия президента-султана Р. Эрдогана. Президенты Трамп и Путин, обсуждая САР, а следовательно и ИАР, безусловно, будут рассматривать и согласовывать все принципиально важные цели и задачи взаимодействия США и РФ в этом регионе, конечно, с учётом двух деструктивных факторов дестабилизации как военно-политической обстановки, так и геополитической ситуации в целом, коими являются режимы власти ИРИ и Турции. И США, и РФ «по умолчанию» придают большое значение курдскому национальному вопросу с точки зрения образования и признания независимого Курдистана как в связи с неизбежным уже разделом САР и ИАР, так и из-за необходимости добровольного и/или принудительного «обуздания» ИРИ и Турции. США и РФ заинтересованы в стабилизации обстановки на БВ, и, видимо, готовы совместными усилиями, под эгидой ООН обеспечить мир и безопасность ради развития как двустороннего, так и международного партнёрства, разумеется, не выходя за рамки равноправной и честной конкуренции. Вашингтон и Москва не намерены вступать в прямую военно-политическую конфронтацию, а поэтому США и РФ будут договариваться на основе взаимоприемлемых условий и долгосрочных соглашений.

  2. Мураз Аджоев

    Кстати, начавшийся визит премьер-министра Региона Курдистан в Турцию по официальному приглашению Анкары как для участия в церемонии инаугурации президента, так и встречи с Эрдоганом в определённой степени свидетельствует о том, что турецкие власти не отрицают возможность поиска и достижения вполне разумного и приемлемого компромисса в вопросе образования и признания независимого Курдистана, принимая во внимание позиции США и России и, конечно, проявляя особую заботу относительно государственных интересов самой Турции и будущего правящей политической элиты во главе с ПСР, перед которыми которыми стоят большие как внутренние, так и внешние проблемы, вызовы и угрозы. У Турции (в лице супер полномочного президента) в отличие от ИРИ с явно «хромой» властью, есть хорошие и реальные перспективы, шансы, возможности для обеспечения успешного развития страны.

  3. Мураз Аджоев

    РИА Новости: «Мы говорим: единый народ, единая страна, один флаг», — сказал Эрдоган в своем выступлении на церемонии инаугурации. Эрдоган забыл упомянуть основополагающую концепцию Турецкого национализма, с которой начинается Конституция Турецкой республики (имени Кемаля Ататюрка) в преддверии намеченных политико-правовых реформ? Может быть, Реджеп Эрдоган предпочитает новую концепцию нового государства единого многонационального народа Турции, руководимого президентом со всеобъемлющими полномочиями «султана Османской империи»?

Комментирование закрыты.