"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Al-Monitor Почему Партия националистического действия приобрела голоса, а ДПН их потеряла в… курдских районах Турции?

Al-Monitor Почему Партия националистического действия приобрела голоса, а ДПН их потеряла в… курдских районах Турции?

Самые противоречивые результаты выборов в Турции 24 июня  пришли из преимущественно курдских провинций на юго-востоке страны. Партия националистического действия (МНР), чья жесткая националистическая риторика вряд ли обращается к курдам, получила трехкратное увеличение своих голосов в регионе, а Демократическая партия народов (HDP), знаменосец курдского политического движения , наоборот страдает от снижения их количества.

  • Учитывая диаметрально противоположную направленность политики обеих партий, многие аналитики согласны с тем, что колебания количества голосов и внутренняя динамика не могут объяснить явление. Следовательно, выигрыш MHP и снижение HDP требуют отдельных анализов.
  • Примеры того, как  количество голосов МНР увеличилось по сравнению с выборами в ноябре 2015 года, показывают следующие  данные по провинциям: Ван (с 6 348 до 16 240), Муш (с 2,708 до 7,051), Диярбакыр (с 6,619 до 11,965), Мардин (с 3701 до 10 426), Ширнак (с 3,081 до 9,368), Хаккари (с 2,232 до 5,166), Сиирт (с 2,379 до 5,312).
  • Местные наблюдатели отмечают, что MHP не предпринимала особых усилий для повышения своей популярности в регионе после выборов 2015 года. Бахар Киликеджик, известная журналистка из  Диярбакыра, рассказала Al-Monitor, что МHP фактически не проводила кампанию в преддверии выборов 24 июня. Имея в виду лидера МНР  она сообщила,: «Девлет Бахчели никогда не приезжал в регион и  не проводил митингов в течение всего периода кампании. Я также не наблюдала никакой активности со стороны провинциальных филиалов [MHP]. Единственное, с чем я столкнулась, это постеры с портретом  Бахчели, висевшие на фасадах провинциальных офисов».
  • Отсутствие предвыборной кампании МНР в сочетании с обостренной националистической риторикой партии заставили аналитиков смотреть на внешнюю динамику, чтобы объяснить успехи партии в регионе.
  • В интервью Al-Monitor исследователь и писатель Кемаль Джан указал на два возможных фактора: значительное увеличение числа сил безопасности в регионе и влияние бюрократии.
  • Он сказал: «Первая причина связана с увеличением числа сил безопасности, как подтверждают некоторые местные опросы. Имеются также данные, свидетельствующие о том, что симпатии избирателей в отношении голосования перешли от [правящей] Партии справедливости и развития [ПСР] к МНР. Но этого недостаточно, чтобы полностью объяснить численное увеличение, но все же может создавать небольшие пропорциональные различия».

Вторым фактором может быть влияние чиновников из структур безопасности и так называемых «деревенских стражей» — вооруженных правительством  курдов, помогающих силам безопасности — «при перемещении избирательных урн, контроле, а, значит, и  манипулировани голосованием», — сказал он.

По мнению Джана, возможно, эти факторы сработали в пользу МНР. Хотя это трудно доказать, такое возможно.

HDP тоже пытается объяснить преимущества MHP в регионе. Этот вопрос представлен в отчетно-выборном докладе, который будет опубликован в ближайшие дни.

В беседе с Al-Monitor представитель HDP Айхан Билген обратил внимание на так называемые удостоверения с «кодом 142», позволяющим сотрудникам служб безопасности  проголосовать в   любом избирательном участке. Он предположил, что силы безопасности были направлены на голосование в районы с меньшим количеством избирателей. «В [относительно больших] провинциях, таких как Шанлиурфа и Мардин, голоса трех или пяти тысяч сотрудников службы безопасности не могут повлиять на исход, но в Хаккари им удалось получить одного законодателя, избранного путем, указывающим на то, что многие сотрудники службы безопасности проголосовали в регионе» — заявил представитель HDP.

«Вторая проблема заключается в многократном голосовании», — считает Бильген, подчеркивая, что документы с кодом «142» провоцируют злоупотребления, позволяя их владельцам голосовать несколько раз без идентификации. «Нет никакой системы регистрации, чтобы контролировать таких избирателей. Мы не знаем, сколько человек могло проголосовать несколько раз таким образом», — объяснил он .

  • Увеличение численности сил безопасности на юго-востоке происходит из-за подкреплений, направляемых в регион с 2015 года, когда власти начали массовое преследование вооруженных курдских боевиков, закрепившихся в городах. Полагают, что больше полицейских и солдат  было отправлено в регион перед выборами, увеличивая число тех, кто может голосовать без регистрации в специальной избирательной урне.
  • Если говорить о HDP, то ее собственный результат в регионе также не оправдал ожиданий. Хотя партии удалось превзойти 10-процентный  порог, необходимый для вхождения в парламент, поддержка, которую она получала от местных курдов, была намного ниже того, на что она надеялась в условиях нарастающей националистической риторики как МНР, так и ПСР. В частности, ожидается, что консервативные курды, недовольные ПСР, будут тяготеть к HDP. Результаты, однако, показывают обратное.

Для  г-на Бильгена это также связано с внешними факторами.  По его словам, потери голоса наблюдаются в основном в таких областях, как Нусайбин и Кизилтепе, которые пострадали больше всего в ходе репрессий 2015-2016 годов, сказал он. «Потери электората в этих районах составляют 20-25%. Эти люди видели, что их селения разрушены, и они  потеряли свои дома. Произошла значительная миграция. Мы проанализируем списки избирателей, чтобы сделать окончательное заключение », — добавил Бильген.

На самокритичной ноте Бильген сказал, что партия не справилась с тем, чтобы привести своих избирателей к урнам для голосования, отметив, что многие курды летом переехали в западные провинции в качестве сезонных рабочих . «Точно так же наша организация не была достаточно сильной с точки зрения распределения контролеров над избирательными урнами», — добавил он.

  • Пресс-секретарь подчеркнул, что почти все недействительные голоса в регионе были поданы за  HDP. По его словам, около 300 000 голосов HDP были признаны недействительными во время подсчета голосов. Это значительная цифра, учитывая, что число голосов, поданных за Реджепа Эрдогана, победившего уже в первом туре с показателем более чем 50%, в регионе составило окло 700 000.

Такое сильное влияние внешнего фактора не дает серьезных возможностей для политического  анализа результатов выборов. Не заметна также и высокая вероятность того, что МНР и HDP по результатам этих выборов будут в состоянии изменить курдскую политику в Турции.

«Я не ожидаю, что националисты смягчат свою линию в отношении курдов по результатам, которые они получили на юго-востоке – считает Камаль Джан- Напротив, если такие результаты голосования оказались возможными из-за влияния бюрократии и спецслужб, то они были достигнуты именно благодаря, а не вопреки жесткой националистической риторике МНР.

Говоря об оттоке избирателей ПСР к МНР, в целом по Турции, аналитик отметил, что усиление националистической пропаганды в ПСР, в конечном итоге, сыграло на руку МНР.

Г-н Бильген со своей стороны отметил, что курды увидели недостатки и слабости HDP. «Это не значит, что существует лучшая альтернатива нашей партии, но мы глубоко проанализируем наши проблемы»- заключил он.

Сибель Хурташтурецкая правозашитница и журналист. Лауреат многих премий в сфере медиа. Автор книги об убийствах христиан в Турции

Al-Monitor Перевод  RiaTaza.com

 

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи