Мир с оружием в руках: что принесут курдам переговоры с Дамаском

Мир с оружием в руках: что принесут курдам переговоры с Дамаском

АВТОР

ДмитрийЗЕЛЕНИН

Руководитель представительства ТАСС в Ливане

После поражения от Турции в кантоне Африн курдские бойцы возобновили операции против террористов на востоке Сирии и вышли к границе с Ираком. Одновременно «Силы демократической Сирии» (СДС) готовятся к примирительной сделке с правительством Башара Асада. Впрочем, диалог с Дамаском может сорваться и остается под вопросом на фоне сохраняющейся военной активности курдов.

Отряды вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС), костяк которых составляют курдские бойцы, заняли в конце июня контрольно-пропускной пункт Телль-Сфук на юго-востоке провинции Хасеке (620 км от Дамаска) и соединились с иракскими войсками. Это произошло после разгрома остатков банд террористов из группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ — прим. ТАСС) в пограничном секторе Дашиш, который с 2014 года служил их форпостом в пограничном районе.

Командование СДС сообщило, что военная операция началась 3 июня и проводилась в тесной координации с иракскими войсками при поддержке с воздуха ВВС международной коалиции во главе с США. В ходе нее было ликвидировано 274 террориста, в том числе четыре эмира ИГ; еще 13 полевых командиров взяты в плен.

По сведениям газеты «Аль-Ватан», успешному проведению операции способствовала поставка новой партии американских вооружений курдам. Теперь им предстоит зачистить еще три пограничных кармана, но в соседней провинции Дейр-эз-Зор, где действуют также сирийские правительственные войска. Банды ИГ удерживают там в своих руках три района — Хаджин, Эш-Шаафа и Суса. Всего после разгрома основных сил ИГ осенью 2017 года в провинциях Ракка, Дейр-эз-Зор и Хасеке, под их контролем остается менее 3% сирийской территории.

Потерянный Африн

Бойцы арабо-курдских отрядов внесли значительный вклад в борьбу с ИГ на сирийско-иракском пространстве. Став союзником коалиции под эгидой США, курды рассчитывали, что партнерство с Вашингтоном и предоставление американцам военных баз на подконтрольной им территории застрахует реализованный ими проект автономной власти в Северной Сирии от соседней Турции.

Увы, этого не произошло. Аппетиты Анкары на севере Сирии не ограничились созданием зоны безопасности в треугольнике Джараблус — Эль-Баб — Аазаз в результате прошлогодней кампании под названием «Щит Евфрата». 20 января турецкие войска и марионеточные формирования сирийской вооруженной оппозиции начали операцию «Оливковая ветвь», которая привела к демонтажу курдской администрации в кантоне Африн (60 км от Алеппо) и выводу оттуда отрядов «Сил народной самообороны» (СНС).

Покидая Африн, курдские полевые командиры поклялись, что вернут землю предков в свои руки. Тогда, во время обороны Африна, курды впервые обратились за помощью к Дамаску. В качестве жеста доброй воли они передали под контроль правительственных сил освобожденные ими ранее от банд ИГ и протурецких вооруженных группировок населенные пункты к северо-западу от Алеппо. Сирийское правительство ответило на призыв курдов, но направило в Африн не войска, а добровольческие отряды, которые приняли участие в военных действиях на стороне СНС.

Президент Башар Асад заявил 4 марта, что направление отрядов народного ополчения в Африн является «закономерным шагом». «Это естественная реакция на турецкое вторжение, — сказал он. — В момент, когда сирийская армия занята борьбой с террористами, народные массы объединяются для отпора интервентам».

Фантом сепаратизма

По мнению ливанского аналитика Нидаля Сабы, президент Асад «не мог помышлять о более широком вмешательстве на стороне курдов по одной простой причине: ввод турецких войск в Африн был частью более важных договоренностей о возвращении под контроль сирийских властей региона Восточная Гута под Дамаском».

Как отметил Саба, для курдов потеря кантона на северо-западе Сирии стала холодным душем.

«Их проекту демократической федерации Роджава [курдское название Западного Курдистана] от Африна и Кобани до Камышлы был положен конец», — резюмировал он.

Идея создания Северного федеративного региона (СФР или федерации Роджава) на подконтрольном курдам территориальном пространстве вдоль границы с Турцией принадлежала бывшему лидеру партии Демократический союз (ДС) Салеху Муслиму и его ближайшим соратникам.

Ранее (в ноябре 2013 года) по инициативе ДС в курдских районах Сирии — Камышлы, Кобани и Африне была учреждена система автономного самоуправления. Такой шаг был оправдан тем, что эти регионы после начала кризиса оказались практически вне досягаемости для центральных властей.

Реализация проекта СФР перешла в практическую плоскость в марте 2016 года, когда в городе Румейлан был созван съезд партий курдов, арабов, ассирийцев, туркменов, черкесов и армян, проживающих в провинции Хасеке. Его участники провозгласили, что СФР останется «неотъемлемой частью Сирии и будет развивать отношения с соседними государствами на принципах мира и братства».

Позднее был выдвинут проект конституции СФР, в котором указывалось, что будущим «для Сирии и всех сирийцев» является федеративное демократическое государство, и проведены выборы в местные органы власти.

Из Дамаска и Анкары последовала негативная реакция на курдский проект. Курдов обвинили в сепаратизме, а для Анкары укрепление самостоятельного образования во главе с ДС, которую турецкие власти считают сирийским филиалом запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана, стало поводом для подготовки к военному вмешательству. Примечательно, что сирийская патриотическая оппозиция, поддерживающая права курдов, отговаривала их лидеров от такого шага. С этой целью в Камышлы, где находится центр автономной администрации, направился ее видный представитель Хайсам Манаа, однако его миссия не имела успеха. «Мы предупреждали курдских братьев и товарищей не спешить с таким решением, однако они не прислушались к нашей точке зрения», — подчеркнул Манаа. По его словам, «будущее Сирии — это парламентская демократическая республика с децентрализованной системой управления в регионах».

Ресурсы курдов

Лидер ДС обосновывал создание федерации необходимостью восстанавливать и развивать северные районы Сирии, не дожидаясь, когда в остальной части страны будет установлен мир. Власти региональной администрации взяли на себя обязательства защищать интересы всех этнических групп, проживающих в самоуправляемых районах. В сферу их ответственности входили вопросы налаживания экономической жизни, обороны и безопасности. В дальнейшем, как считал Салех, опыт свободного демократического союза граждан мог бы быть распространен на всю Сирию.

Численность курдов составляет 2,5 млн чел. (около 9% населения САР). Большинство из них говорит на диалекте курманджи и принадлежит суннитской общине. Всего в регионе Эль-Джазира на восточном берегу Евфрата проживает 4,6 млн человек. Население занято в сельском хозяйстве и скотоводстве. Выращивается пшеница, оливки, хлопок. На нефтепромыслах в Румейлане и Эш-Шаддади производилось до начала кризиса 40 тыс. баррелей в сутки.

После освобождения провинции Ракка в руках курдов оказался каскад гидроэлектростанций, построенных при содействии Советского Союза на реке Евфрат, а в Дейр-эз-Зоре в зону их контроля попали самые крупные нефтяные месторождения, которые намерено как можно скорее вернуть себе сирийское правительство.

Как отметил аналитик Саба, в своей войне против ИГ курды тесно взаимодействовали с Соединенными Штатами, которые появились в Сирии без приглашения ее законных властей.

«Такого в Дамаске не могли простить курдам, поэтому сирийские СМИ стали со временем преподносить СДС как пособников иностранной оккупации», — сказал он.

Курды использовали не только предоставленную американцами боевую технику, что до сих пор вызывает гнев президента Турции Тайипа Эрдогана. Порядка 2 тыс. морских пехотинцев и военных советников, переброшенных США из соседнего Ирака, оказывали им помощь при проведении военных операций. Вместе с тем, за исключением нескольких незначительных инцидентов в Табке и Дейр-эз-Зоре, прямой конфронтации между арабо-курдскими формированиями и сирийской армией до сих пор удавалось избежать.

Не в пользу терминологии

Как считает политолог Джурди Теджель из швейцарского университета Невшатель, «при всем при том, что курды в результате конфликта в Сирии оказались вовлеченными в большую политику, у них имеется не так много вариантов для выбора». Именно этим он объяснил положительную реакцию курдских лидеров на «послание Асада». Сирийский лидер 31 мая в интервью телеканалу RT заявил «об открытости сирийских властей к переговорам с курдами».

«Проблему СДС мы намерены решать одним из двух способов, — сказал Асад. — Во-первых, мы открыты для переговоров. Если же с переговорами ничего не получится, мы продолжим силой освобождать территории».

С целью налаживания диалога между самопровозглашенной курдской администрацией и Дамаском город Камышлы посетила в июне делегация оппозиционного Демократического фронта Сирии (ДФС). На встрече с ней Ильхам Ахмед, сопредседатель так называемого Совета демократической Сирии заявила, что курды «готовы к переговорам с Дамаском без предварительных условий». По итогам поездки лидер фронта Мейс Крейди подтвердила, что «у курдов нет сепаратистских устремлений, и они не собираются использовать оружие против сирийской армии».

Как подчеркнул официальный представитель коалиции Хикмет Хабиб, «курды серьезно настроены на диалог с Дамаском».

«СДС контролирует треть территории Сирии и не противостоит правительственным войскам, они воюют только с бандами террористов из группировки «Исламское государство», — отметил он. По его словам, «у курдов и Дамаска есть все основания быстро достичь политического соглашения, которое положит конец конфликту в Сирии».

Теджель связал выраженную курдами готовность вступить в диалог с Дамаском с их недовольством по поводу дорожной карты по урегулированию ситуации в Манбидже, о которой договариваются сейчас Анкара и Вашингтон. Турецкие и американские военные согласовали график вывода отрядов СДС из этого города — ключевого для курдов пункта на западном берегу Евфрата.

«Американцы уступают туркам те районы, которые были отвоеваны нашей кровью. Мы ждали, что события будут развиваться иначе, но, похоже, что каждый действует согласно своим интересам», — прокомментировал Муслим Салех. В интервью агентству ДПА он дал понять, что «курды могут пересмотреть свои отношения с Соединенными Штатами и сделать выбор в пользу более тесного сотрудничества с Россией или режимом в Дамаске». «Мы готовы проявить гибкость и отказаться от названия федеративный. Это всего лишь термин. Важнее, чтобы Сирия была демократической для всех сынов», — подчеркнул курдский политик.

Суть сделки

Как предполагает лидер Национально-демократической инициативы Мухаммед Мраи, курды для установления доверия между Камышлы и Дамаском, вероятно, передадут властям освобожденный ими провинциальный центр Ракка и стратегические экономические объекты.

«Такой шаг будет убедительным свидетельством того, что они не являются сепаратистами и хотят остаться гражданами сирийского государства», — считает оппозиционер. Все остальные чаяния курдов, по его мнению, могут быть реализованы путем претворения в жизнь закона 107 о децентрализации и расширенном местном самоуправлении.

Готовясь к диалогу с властями, курды оставляют в руках оружие. Отряды СДС навели порядок в Ракке, где в конце июня попытались поднять восстание против их правления выходцы из местных арабских племен и бывшие союзники из оппозиционной группировки «Суввар Ракка».

В Африне была устроена диверсия перед парадом, который собирались провести турецкие военные по случаю победы Тайипа Эрдогана на досрочных президентских выборах 24 июня. В результате двух взрывов и минометного обстрела погибли 11 человек и 25 получили ранения. Командование СНС в своем коммюнике сообщило о переходе к новому этапу вооруженного сопротивления, который подразумевает активизацию партизанских вылазок в Африне.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Источник записи:http://tass.ru/opinions/5345553

Об авторе

Neo

Похожие записи