"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

ModernDiplomacy: Сирийским курдам нужна своя «дорожная карта»

ModernDiplomacy: Сирийским курдам нужна своя «дорожная карта»

Поскольку  «дорожная карта» по Манбиджу была согласована историческими союзниками США и Турцией, необходимость разработки подобной «дорожной карты» для сирийских курдов в сирийской войне стала неизбежной. Неудивительно, что курды все больше озабочены возможными сценариями и выборами, которые их стратегический партнер США должен будет сделать, если Турция продолжит свое интенсивное дипломатическое и военное давление. У США не так много вариантов: либо государство-член НАТО,  и соответственно их стратегический союзник, с которым Запад получает много, или сирийские курды, потенциал сопротивления которых намного слабее. Неопределенность для курдов еще более усугубляется, когда дело касается позиции Вашингтона по отношению к ним. Америка Трампа неоднозначно относится к сирийско — курдской Рожаве: хотя президент Трамп хочет «вернуть американские войска домой» из Сирии, министр обороны генерал Маттис считает, что уход из Сирии будет «стратегической ошибкой». (курсив автора статьи- RiaTaza)/

Каким может быть эндшпиль для сирийских курдов в восьмилетней разрушительной гражданской войне? Возможность создать новое прото-государство на курдской контролируемой территории, называемой Рожава, намного слабее, чем кто-либо может себе представить. Рожава — это периферийная, малонаселенная сельскохозяйственная территория с сильной исторической зависимостью от центра, Дамаска. В то время как ядро ​​большой части исторического Курдистана в Турции и Ираке отчаянно боролось за независимость на протяжении десятилетий, трудно поверить, что его сирийская часть умеренных размеров по площади и со значительными проблемами развития будет успешной. Возможности достижения целей сирийских курдов оказываются еще более низкими  в свете  резкой оппозиции в последнее время со стороны региональных экторов — Анкары, столкнувшейся с Рабочей партией Курдистана (РПК), Багдада и Тегерана, подавляющих стремления к независимости  региона Курдистан .

Наиболее рационально будущее сирийских курдов видится в составе  сирийского государства. Возрастающее давление Турции на Рожаву и многолетнее турецко- южнокурдистанское эмбарго заставит сирийских  курдов рано или поздно обратить свой взгляд на Дамаск, но с законным правом требовать автономного статуса от центра.

 До гражданской войны курды жили в нестабильных условиях. В соответствии с указами Хафеза Асада большинство из них были  без гражданства и многочисленных политических прав. Они также не могли полностью следовать своим культурным традициям, использовать курдский язык и праздновать национальные праздники. Такого рода политика остались неизменной и во время правления Башара Асада. Живая память о прошлом внушает страх  курдам, которые ныне хотят изменить этот статус-кво. Курды полны решимости не отказываться от своего права самоопределения и стремлений к автономии. Достижение этой цели путем признания всех этих прав было бы значительной трансформацией и изменением  для жизни курдов.

Однако недавние события продемонстрировали, что сирийские курды готовы поговорить с Дамаском, чтобы уточнить место курдов в послевоенном сирийском государстве. В июне Дамаск отправил делегацию в северо-восточный город Аль-Камишли, где они, как сообщается, встретились с должностными лицами из политического крыла Сирийских демократических сил (SDF) — Сирийского демократического совета (SDC). При этом SDC заявил о своей готовности к безоговорочным переговорам с сирийским правительством. Позже высокопоставленный чиновник правящей коалиции Рожавы (TEV-DEM) Алдар Халил подчеркнул важность «сирийско-сирийского» формата решения проблемы  прекращения конфликта между сторонами. (здесь и ниже –курсивы автора статьи – RiaTaza).

Дамаск также готов  идти на компромисс, но без четкой политики. В прошлом году министр иностранных дел Сирии Валид аль-Муалем заявил, что они не исключают переговоров с курдами по автономии сразу после устранения террористической угрозы ДАИШ(запрещена в России). Но риторика Асада выглядела более агрессивной. Он назвал курдов «предателями»,  сотрудничающими с американской армией. В мае он отметил, что сирийское правительство «начало открывать двери для переговоров», но пригрозил применить силу, если переговоры по сирийской территории зайдут в тупик

YPG является одной из главных сил в сирийском конфликте с более чем 60 000 опытных бойцов, включая их женскую вооруженную группу YPJ. Даже сегодня, но  и в обозримом будущем сирийская армия не может позволить себе бороться с курдскими силами, особенно когда ее самый сильный союзник –  Россия отказывается от прямой военной конфронтации с курдами. Кроме того, курды не останутся без поддержки возглавляемой США западной коалиции.

Однако для начала процесса урегулирования сторонам необходимо иметь переговорный потенциал, что является одной из самых сильных предпосылок для начала переговоров. Во время гражданской войны курды оставались нейтральными по отношению к силам режима. Почти не было фактов столкновения между Сирийской Арабской армией (САА) и YPG, кроме недавних небольших стычек  в некоторых местах провинции Дейр-арЗор. Более того, у них была общий враг в лице ДАИШ и фронта Ан-Нусра. Силы YPG попросили сирийскую армию помочь в оказании помощи  против турецкого вмешательства во ходе операции «Оливковая ветвь» в Африне. Согласно различным источникам, сирийская армия неофициально  там помогала курдам. Кроме того, центральное правительство продолжает выплачивать зарплату государственным служащим в курдских регионах и предоставлять социальные пособия за весь период  гражданской войны.

Переговоры с курдами дали бы Дамаску несколько политических преимуществ. Делая это, он делегитимизировал бы присутствие  международных сил на сирийской земле, которые правительство называет оккупантами, и сделал бы огромный шаг для дальнейшей территориальной интеграции страны. В то же время успешная сделка с курдами повысила бы легитимность Асада,  и одновременно подорвало бы мотивацию повстанческих групп и стремление некоторых международных экторов  более активно противостоять режиму.

Если будут иметь место официальные переговоры между Дамаском и сирийскими курдами, Россия может стать на них потенциальным посредником. Российская сторона имеет возможность напрямую разговаривать с каждой стороной и одновременно поддерживать доверие и уверенность. Помимо размещения так называемого курдского представительства в Москве, Россия  обычно координировала авиаудары с YPG и оказывала некоторую финансовую помощь. Москва поддерживает курдское представительство на мирных платформах в Астане и Сочи, независимо от стойкой оппозиции Турции. В процессе пересмотра сирийской конституции Москва считает создание курдской автономии ключевым фактором для полной реинтеграции сирийского государства.

Долгосрочная цель России в курдском вопросе совпадает с долгосрочной перспективой Асада: укрепить власть режима и делегимитизировать присутствие США в Сирии. Выполнение этих задач из «списка текущих дел» будет иметь решающее значение для российско-сирийской коалиции, чтобы преуспеть в ее военно-политической кампании.

Автор статьи – Шота Тхелидзе, обозреватель-аналитик радио Грузии, специализирующийся по проблемам Ближнего Востока.

ModernDiplomacy                            Перевод   Riataza.com

В статье изложены выводы и аргументация ее автора по некоторым вопросам не совпадающие с позицией редакции RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи