"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Курдская политика Турции порождает конфликты повсюду

Курдская политика Турции порождает конфликты повсюду

Обзор издания  AlMonitor

Никаких предварительных условий в диалоге PYD-Дамаск

В cтатье, написанной в августе 2017 года, «cтремление Турции подавить сирийско- курдский контроль  в северной Сирии может открыть последним дверь в какой-то тип сосуществования с Дамаском». С тех пор мы наблюдаем усилия Ирана и России по налаживанию соглашения между сирийским правительством и Партией демократического союза (PYD), что может быть не принято  Анкарой.

Недавнее американо-турецкое соглашение по Манбиджу вызвало возобновление переговоров между лидерами Дамаска и сирийскими курдами. На этой неделе журналист Фехим Тастеккин пишет: «Учитывая, что силы сирийского президента Башара аль-Асада помогли YPG («Народным защитникам») сразиться с Турцией в Африне – неожиданный, но небезуспешный жест — неудивительно, что в нынешних условиях курды подумывают об обращении к дамасскому режиму».

Асад сказал RT 31 мая: «Мы  открываем двери для переговоров [с Сирийскими демократическими силами (SDF), состоящими в основном из YPG], потому что большинство из их участников — сирийцы — и, предположительно, они любят свою страну и не любят быть марионетками в руках иностранца. Это то, что мы предполагаем.»

Тастекин сообщает, что PYD «допустил в Рожаву, прибывшую туда  делегацию Дамаска, отправленную в начале июня в Сирийский Курдистан с инспекцией. Курдский источник, который  на условиях анонимности, рассказал AlMonitor, что курды теперь будут игнорировать те структуры, которые намерены разделить Сирию и выслушать предложения Дамаска».

«Россия предоставила Турции свободу рук в Африне. Стремление Турции хотеть большего здесь, растущая тенденция Соединенных Штатов умиротворить Турцию и возможность того, что курды могут потерять позиции, завоеванные в Манбидже, заставили сирийских курдских лидеров пересмотреть отношения с Дамаском»,- продолжает Тастекин. «[Идар] Халил [сопредседатель Движения за демократическое общество, многоэтническая правящая коалиция Сирийского Курдистана] заявил, что на переговорах с делегацией режима курды не выдвинули никаких предварительных условий, таких как оппозицию проекту Демократической Федерация Северной Сирии, или будущее  SDF и YPG. Курдское намерение состоит в том, чтобы сначала изучить предложения Дамаска и достичь  демократизации Сирии посредством переговоров».

«Появились и другие обстоятельства, могущие повлиять на курдскую дорожную карту», — добавляет Тастекин.  — Официальные лица из Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Иордании посетили  29 мая  район, находящийся под контролем SDF, в которjv доминируют курды . По имеющимся данным, эта делегация встретилась с представителями YPG в Камишли, а затем встретилась с представителями арабских сил, таких как Сенадид, Ан- Нухба и «Моджахеды Ракки» на американской базе в деревне Хараб Иск близ Кобани, чтобы обсудить вопрос о формировании суннитских арабских сил в этом районе. Согласно государственному агентству новостей Anadolu (Турция), в Хасаке и Камишли были созданы вербовочные пункты для привлечения добровольцев к этой новой силе; им будет выплачиваться 200 долларов в месяц».

Иран отверг турецкое предложение по РПК

На прошлой неделе мы сообщили, что: «Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган рассчитывает на  поддержку Ираном турецкого наступления на базы  (РПК) в районе Кандильской горы, граничащей с Ираном и Ираком, хотя остаются вопросы о масштабах операции и ее иранской поддержки ».

Семих Идиз объясняет: «В Анкаре появились надежды на то, что сотрудничество между Турцией и Ираном по курдскому вопросу усилится  после того, как обе страны отвергли результаты референдума о независимости, проведенного Региональным правительством Курдистана на севере Ирака в сентябре 2017 года».

Но в смущающей реплике Эродгану и его министрам, которые озвучили перспективы сотрудничества в Кандиле, официальный представитель министерства   Ирана  генерал Абульфазиль Шекарчи сказал: «Исламская Республика Иран считает военные действия против территории другой страны без разрешения ее законного правительства , с оправданием борьбы с терроризмом,  незаконными. … Иран никогда не поддержит инициативы, которые нанесут ущерб суверенитету соседних стран».

Идиз добавляет: «Подобно России — другому «партнеру Турции» в Сирии в рамках процесса Астаны , Иран также утверждает, что в этих странах юридически присутствуют только иностранные войска, приглашенные сирийскими и иракскими правительствами. Анкара утверждает, что Багдад и Дамаск потеряли контроль над частями Ирака и Сирии, используемыми РПК и YPG, и заявили, что это оставило Турцию без выбора, кроме как действовать в одностороннем порядке, чтобы предотвратить существующую угрозу безопасности страны от этих групп. … Собственная война Ирана со связанной с РПК «Партией Свободной жизни в иранском Курдистане», также подпитывала эти надежды. Однако продолжающаяся борьба Ирана с этой группой не помешала Тегерану провести иную политику в отношении борьбы Турции с РПК или YPG».

«Анкара и Багдад также по-прежнему не согласны по вопросу о присутствии турецких военных в Башике недалеко от Мосула. Ирак неоднократно призывал Турцию вывести оттуда свои сила, но Анкара до сих пор отвергает эти требования», — пишет Идиз.

«Прагматизм и общая неприязнь к Западу могут побудить Анкару и Тегеран поддерживать хорошие отношения в настоящее время», — заключает Идиз. — Однако многие ожидают, что разногласия по Сирии и Ираку со временем возрастут, потому что Турция и Иран в конечном счете находятся на разных сторонах активной и растущей линии суннитско-шиитского разлома на Ближнем Востоке».

Россия ищет промежуточную позицию между Эр-Риядом, Тегераном

 Российкий эксперт Юрий Бармин пишет: «Российско-саудовские отношения, по-видимому, были эффективно отформатированы. В публичное пространство привносятся те вопросы, с которыми  Москва и Эр-Рияд легко соглашаются, но не упоминают проблем, которые являются «токсичными» для их партнерства. Таким «скелетом в шкафу» традиционно был Иран, но о Тегеране не было никаких официальных упоминаний на российско-саудовских встречах последних месяцев. Однако трудно себе представить, что Эр-Рияд избегал бы обсуждать то, что он назвал главной угрозой стабильности на Ближнем Востоке».

«Вопрос о расширении присутствия Ирана на Ближнем Востоке, возможно, не был главным вопросом в повестке дня, когда президент России Владимир Путин и [наследный принц Саудовской Аравии] Мохаммед бин Салман встретились на прошлой неделе, но Москва имеет ключ к сдерживаю экспансии Тегерана в регионе, и об этом знает Эр-Рияд. Однако Москва не обязательно считает роль Ирана на Ближнем Востоке угрозой региональной безопасности. Фактически, высокопоставленные российские чиновники стремятся создать региональную организацию безопасности, которая будет включать и Саудию и Иран».

Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи