"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Выборы в Турции: что там происходит?

Выборы в Турции: что там происходит?
Артём Асланьян

Такие выборы пройдут в Турции впервые. Да и ни в одной демократической стране подобного ещё не видели: в воскресенье, 24 июня, в Турции в условиях объявленного два года назад чрезвычайного положения пройдут досрочные выборы. Причём их результат определит состав сразу двух ветвей власти: законодательной и исполнительной. С одной стороны, в Турции появится президент с расширенными полномочиями, с другой будет избран парламент со значительно урезанными полномочиями.

Эта новая президентская система «в турецком стиле» стала результатом пакета конституционных реформ, одобренных на референдуме в апреле 2017 года: в ходе голосования кардинальные изменения парламентских полномочий поддержали 51% избирателей, 49% высказались «против» реформы.

Что ждёт Турцию?

Впервые в один день проводятся и парламентские, и президентские выборы. Результат парламентских выборов будет окончательным, но президентские выборы могут продолжиться во втором туре, который состоится 8 июля.

В рамках новой системы в Турции больше не будет премьер-министра, а в парламенте не будет кабинета министров. Отныне избранный президент будет иметь бюджетные полномочия и, даже если парламент не одобрит его бюджетный проект, то вступит в силу президентский проект предыдущего года.

Президент будет иметь полномочия назначать членов Высшего совета судей и прокуроров, а также полномочия давать исполнительные распоряжения — за исключением вопросов, касающихся фундаментальных и политических прав. Президент сможет оставаться во главе своей политической партии и иметь возможность лично отбирать кандидатов в депутаты для участия в парламентских выборах, таким образом фактически определяя политическую повестку дня в парламенте.

Если партия президента имеет большинство в парламенте, законы будут приниматься без дебатов. В результате станет крайне сложно возбудить расследование в отношении президента или его министров, поскольку потребуются голоса 360 из 600 депутатов парламента для начала расследования и 400 депутатов для того, чтобы действия президента рассмотрел конституционный суд.

Если политические структуры в парламенте в чём-либо не согласны с президентом, то турецкий лидер может принять решение о проведении в стране двойных выборов: в парламент и на президентский пост.

Аргументы в пользу этой новой системы в основном фокусируются на наличии «сильного лидера», на «быстром и эффективном управлении» и на устранении возможности прихода к власти «слабого правительства». Нынешний премьер-министр страны Бинали Йылдырым описал реформу как «реструктуризацию для прекращения конфликтов между ветвями [власти]». То есть фактически устраняется система, известная во всём мире как «система сдержек и противовесов».

Сможет ли правящая партия заручиться большинством в парламенте?

Несмотря на то, что позиция парламента будет ослаблена новой президентской системой правления, если оппозиция заручится большинством в парламенте, то законодатели смогут создавать препятствия президентским решениям или даже на некоторых уровнях ставить систему в тупик. И потому для правящей партии крайне важно победить одновременно с победой её кандидата на президентское кресло: любой другой сценарий, вероятно, закончится очередным политическим кризисом и, скорее всего, еще одним досрочным голосованием.

Отметим, что новая президентская система правления вступит в силу лишь в случае победы Эрдогана и его Партии справедливости и развития, известной по турецкой аббревиатуре как «АКР». Дело в том, что все остальные кандидаты пообещали отменить конституционную реформу, на которой настаивает Эрдоган, и укрепить парламентскую систему.

Турция: ключевые проблемы

В основе всех предвыборных платформ — экономика Турции. Обесценивание турецкой лиры, падение фондовых индексов, повышенная инфляция, рост процентных ставок и высокий дефицит бюджета (7% от ВВП), — все эти факторы, по мнению аналитиков, стали причиной досрочных выборов по инициативе Эрдогана.

Другие вопросы, также играющие важную роль в предвыборной кампании, — курдское меньшинство, политика в отношении Сирии и беженцев, свобода печати, свобода самовыражения, образование и беспристрастность судебной системы.

Что требуется от избирателей?

На выборах избирателям предстоит заполнить две части избирательного бюллетеня: в одной — шесть кандидатов на президентский пост, в другой — 10 политических партий, которые борются за места в парламенте.

Президентская дуэль

Выборы президента проходят в Турции в два тура, побеждает кандидат, набравший более 50% голосов. Если ни один кандидат не смог достичь этого электорального минимума, то во второй тур выходят два претендента на высший пост, получившие наибольшее число голосов в свою пользу.

В канун голосования, согласно данным соцопросов, лишь два человека могут пойти на второй тур: кандидат от AKP Реджеп Тайип Эрдоган, которого также поддерживает крайне правая Партия националистического движения (MHP). Нынешний президент, по усреднённым данным пяти соцопросов, набирает 49% голосов.

Его основной соперник — представитель оппозиции Мухаррем Индже, которого поддерживают сторонники светского государства из социал-демократической Республиканская народная партия (известной также по аббревиатуре СНР). Её кандидат, по данным нескольких опросов, набирает 25% голосов.

Оппозиция: лидер Республиканской народной партии Мухаррем Индже

Альтернативный кандидат

Некоторые опросы указывают на то, что кандидат от либерально-националистической, светской «Хорошей партии» («Партия Ийи») Мераль Акшенер, у которой в среднем 12% голосов, будет иметь больше шансов на победу во втором туре против Эрдогана. Это обусловлено ​​крайней поляризацией в обществе, в котором многие задаются вопросом: «Кто сможет отнять голоса у Эрдогана?».

Именно поэтому Акшенер рассматривается в качестве альтернативного кандидата на июньских выборах: в своих выступлениях она обращается к консервативным и националистически настроенным избирателям, которые составляют большую часть базового электората Эрдогана.

Новые националисты: Мераль Акшенер и её соратники основали «Хорошую партию»

В то же время, на этих выборах она впервые претендует на высший пост в стране, и к тому же выступает она с совершенно новой партией. Пока остаётся загадкой, как избиратели отнесутся к новичку? Сможет ли Акшенер вообще отнять голоса у других кандидатов?

Важнейший вопрос для «Хорошей партии» и Мераль Акшенер: «За кого проголосует во втором туре курдское меньшинство?». В последнее время все кандидаты от оппозиции, в том числе и осуждённый на несколько месяцев тюрьмы Селахаттин Демирташ, кандидат от про-курдской левой Народной демократической партии (HDP), открыто заявили, что собираются поддержать любого альтернативного кандидата, который пройдёт во второй тур.

Лидер про-курдской партии HDP Селахаттин Демирташ оказался в тюрьме незадолго до выборов

Однако не все курды едины в таком подходе. Среди них — многие относят себя к более религиозной и консервативной части общества, и голосуют они за АКР. Подобные колебания и предпочтения избирателей представляют собой часть более широкой дискуссии по вопросу об избирательных стратегиях партий на выборах в парламент.

Борьба за места в парламенте

Новая ключевая концепция, ставшая частью реформ Эрдогана, — это так называемое «правило альянса». Это оговорка в законодательстве гласит, что любая партия, вступившая в альянс с другой партией, которая преодолевает 10%-й порог, сможет пройти в парламент, независимо от того, сколько голосов она получит самостоятельно.

Таким образом, партии, которые заключили альянсы, размещаются в избирательных бюллетенях под официальным названием альянса. Причём на сегодня альянсов всего два:

  • «Народный» альянс, куда входят Партии справедливости и развития(AKP) и Партия националистического движения (MHP), и
  • Альянс «Нация», объединивший Республиканскую народную партию (СНР), «Хорошую партию», «Фелисити» (умеренную исламистскую партию, известную как SP) и Демократическую партию.

Про-курдская Народная демпартия (HDP) не стала присоединяться к Альянсу «Нация», чтобы не оттолкнуть от себя голоса неопределившихся, националистически настроенных избирателей. В то же время, для партии это означает риск для преодоления 10-процентного избирательного порога.

Большое влияние курдского голосования

В Турции самый высокий в мире политический порог для прохождения в парламент (10%). Эта норма попала в конституцию страны в результате военного госпереворота 1981 года. Единственной причиной столь высокого порога было отстранение про-курдских политических партий от представительства в парламенте.

На протяжении десятилетий курдские политическое блоки собирали 6-7% голосов за счёт своих лояльных избирателей, в основном на юго-востоке Турции. Из-за 10-процентного порога, всяких раз, когда HDP не удаётся его преодолеть, AKP достаются дополнительные кресла в парламенте. На этот раз, если HDP не преодолеет политический порог, AKP Эрдогана получит почти 80 дополнительных мест для своих депутатов, и этого, несомненно, будет достаточно, чтобы получить большинство в парламенте.

Начиная со всеобщих выборов в июне 2015 года, этот избирательный порог для партий спровоцировал в турецком обществе явление, известное как «голоса временной поддержки»: избиратели других оппозиционных партий начали голосовать за HDP в попытке сократить количество мест, которые достаются в парламенте AKP. Эта тактика сработала на выборах 2015 года, и впервые AKP лишилась парламентского большинства.

Рождение новых националистов

После первого крупного поражения AKP, сторонник жесткой линии, лидер MHP, националист Девлет Бахчели отказался входить в коалицию с про-курдской HDP и призвал провести досрочные выборы. В результате внеочередных всеобщих выборов пять месяцев спустя AKP вернула себе большинство в парламенте.

Лидер MHP, националист Девлет Бахчели вынужден был пойти на сделку с АКР Эрдогана

В результате, Мераль Акшенер, в то время — депутат от MHP, и ее соратники вступили в политический конфликт с Бахчели и, оставив партию MHP, основали новую «Хорошую партию». В итоге это позволило Альянсу «Нация» «взять на борт» новых «хороших» националистов, тем самым поставив под угрозу участие MHP а парламенте (из-за 10-процентного ценза).

Такое развитие ситуации и стало причиной законодательно закреплённого «правила альянса». Так что, избирательная система, созданная Эрдоганом, в результате работает против него самого.

Почему же лидер MHP Девлет Бахчели не стал сразу соглашаться на коалицию с АКР, ещё тем летом 2015 года? Ведь в результате обе партии пришли на выборы в альянсе.

Дело в том, что в тот момент оба лидера неустанно критиковали друг друга, и любое партнерство между их партиями казалось почти немыслимым. Но по прошествии времени, опросы населения показали, что оба лидера нуждаются в дополнительных голосах, которые они теряют, выступая с параллельными платформами. В результате, к моменту выборов 2018 они оказались в союзе.

Что же касается HDP, всё указывает на то, что оппозиция вновь прибегнет к тактике «временной поддержки». Наблюдатели уже обратили внимание на некоторые шаги, которые сделали политики, попавшие в Альянс «Нация», и сейчас выражающие солидарность с HDP.

Источник записи:http://ru.euronews.com/2018/06/20/turkey-elex-explainer-ru

Об авторе

Neo

Похожие записи