"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Что сулит новый иракский альянс Вашингтону и Тегерану

Что сулит новый иракский альянс Вашингтону и Тегерану

К итогам парламентских выборов в Ираке

Александр Левченко, международный обозреватель

Итоги недавних парламентских выборов в Ираке могут еще больше обострить противоречия между Вашингтоном и Тегераном в регионе Ближнего Востока.

Два крупнейших иракских парламентских блока, объединяющих в основном шиитские политические организации, объявили о формировании альянса. Получившие наибольшее количество голосов на прошедших 12 мая выборах в Совет представителей (парламент Ирака) предвыборный альянс «Саирун» («Идущие»), возглавляемый шиитским радикалом Муктадой ас-Садром, и коалиция «Фатх» во главе с Хади аль-Амири решили объединить свои силы, чтобы играть важную роль в формировании иракского правительства и назначении премьер-министра.

В соответствии с иракским законодательством, зафиксировавшим в переходный период после свержения Саддама Хусейна в 2003 году систему разделения власти,  пост главы кабинета, фактического руководителя государства, всегда занимает араб-шиит.  Пост президента, который имеет по большей части церемониальный характер, достается курду. А спикер парламента избирается из депутатов арабов-суннитов.

Прежде всего интересен сам факт того, что на этот раз иракцы не отдали наибольшее число бюллетеней за блок действующего премьер-министр Хейдара аль-Абади. Казалось бы, с его именем избиратели должны связывать и победу над террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена на территории РФ), и сохранение целостности Ирака. Ведь удалось же аль-Абади договориться с Эрбилем (не без помощи стран-соседей и союзников) и предотвратить отделение Иракского Курдистана, несмотря на итоги прошлогоднего референдума, прошедшего в автономии. Тогда большинство проголосовало за создание независимого курдского государства. Багдаду также удалось вытеснить курдских бойцов из богатого нефтью района Киркука, территория которого оспаривается как Эрбилем, так и федеральной властью.  И все же кандидаты блока Альянс победы, возглавляемого Хайдером аль-Абади, получили только 42 мандата, заняв третье место.

Причина относительно скромного результата – в  ряде нерешенных ключевых проблем в стране. Одна из них — проблема беженцев. По данным ООН, только перемещенных лиц в Ираке насчитывается порядка 2,6 миллиона человек. Это в основном арабы-сунниты, бежавшие с территорий, захваченных ИГ.  Подавляющее большинство из них просто не успели вернуться в свои дома и проголосовать.

В ходе предвыборной кампании глава иракского кабмина попытался заручиться поддержкой крупнейших суннитских партий. Но эти попытки не дали существенного результата. Суннитское сообщество в Ираке довольно разобщено.  В отличие от шиитов, сунниты там не имеют единого центра, из которого бы финансировались их религиозные лидеры. Спорным оказалось и сближение аль-Абади с Саудовской Аравией и ОАЭ. Посетив Эр-Рияд в прошлом году, он договорился с королевским домом Аль Саудов восстановить прерванные 30 лет назад дипотношения и даже пообещал открыть консульства суннитского королевства в священных для шиитов Кербеле и Эн-Наджафе. Он также попытался лоббировать избрание лидера иракских суннитов. Кандидатура на эту роль была фактически согласована им с Саудовской Аравией и ОАЭ. Однако сунниты в Ираке не приняли религиозного авторитета, поддержанного из-за границы.

Результаты парламентских выборов для аль-Абади означают также и своеобразный упрек иракской политической элите, которую нередко обвиняют в широко распространенной коррупции и неэффективном управлении.

А вот победа блока «Фатх» вполне объяснима. Возглавивший его Хади аль-Амири, руководитель влиятельной шиитской организации «Бадр» и командир шиитского ополчения «Хашд-аш-Шааби»,  сыграл ключевую роль в победе над «Исламским государством». Ополченцы из «Хашд-аш-Шааби», поддерживаемые Ираном, особенно отличились при освобождении Мосула от террористов и в операциях по вытеснению курдских «пешмерга» из Киркука. Блок аль-Амири получил в новом парламенте 47 мест.

Муктада ас-Садр, будучи одной из наиболее популярных сегодня личностей в Ираке, тем не менее не может стать премьер-министром — он не баллотировался на выборах. Однако возглавляемый им блок «Саирун», получивший 54 места в парламенте нового созыва, обеспечивает ему влиятельные голоса при определении кандидатуры главы кабмина.

Успех коалиции «Саирун» стал неожиданностью для многих. Сам этот союз парадоксально объединил в своих рядах не только шиитские организации, но и светских иракцев, и даже коммунистов.

Избирателям, должно быть, импонируют простые и понятные взгляды ас-Садра. Он яростно выступает против любого иностранного военного вмешательства в Ирак. Он пообещал помочь бедным, построить школы и больницы, разрушенные экстремистами ИГ.

Известный как шиитский богослов, дважды вступивший в вооруженное столкновение с оккупационными американскими войсками на территории Ирака во главе созданной им же «Армии Махди», Муктада ас-Садр проходит путь деятеля национально-освободительного движения на Ближнем Востоке  – от боевика, воюющего за свободу своей страны,  до зрелого политика.  В 2008 году Муктада ас-Садр распустил «Армию Махди» и объявил, что отныне  «Движение Садра»  будет исключительно политическим. Если во время американского вторжения в 2003 году он был ярым противником Соединенных Штатов, то во время войны с «Исламским государством» не возражал против участия американской коалиции в антитеррористической операции на территории своей страны. И хотя шиитский проповедник не испытывает удовольствия от присутствия нескольких тысяч  американских военнослужащих на территории Ирака, его официальный представитель в Эн-Наджафе подчеркнул в интервью независимому изданию Al Monitour, что ас-Садр «не имеет намерений формировать или даже поддерживать какие-либо вооруженные силы против присутствия США, но он, вероятно, будет работать через иракскую законодательную систему, чтобы законным образом изгнать из страны все иностранные силы, включая Соединенные Штаты».

Если ориентированность аль-Амири на Иран очевидна, то позиция ас-Садра не столь однозначна. Например, его взгляды на урегулирование в Сирии кардинально отличаются от позиции Ирана и России. Он не раз призывал президента Сирии Башара Асада «уйти в отставку, чтобы открыть в Сирии путь для демократии».  Ас-Садр также установил тесные отношения с союзниками США в регионе — Саудовской Аравией, ОАЭ и Иорданией. И все же известный шиитский проповедник пошел на альянс с откровенно проиранской коалицией. Таким образом, учитывая роль ас-Садра в предстоящем формировании иракского правительства, от его позиции во многом будет зависеть, каков будет баланс во влиянии Вашингтона и Тегерана на Багдад.

Эта арабская страна стала центром регионального противостояния Соединенных Штатов и Исламской Республики. В Вашингтоне с трудом «переваривают» реальность – его вооруженные силы, начиная с 1991 года, пытаются подмять под себя Ирак, а в результате влияние шиитского Ирана на соседнюю страну, где большинство также составляют шииты, только усиливается. Именно поэтому и США, и Иран столь внимательно следят за процессом формирования будущего иракского кабинета.

Ожидается, что переговоры продолжатся в течение нескольких месяцев. Они будут крайне непростыми. Ведь даже новый альянс крупнейших шиитских организаций охватывает лишь 101 депутата из 329 членов иракского парламента. А новое правительство Ирака должно быть сформировано в течение 90 дней после объявления официальных результатов выборов.

 

 

Источник записи:http://inforos.ru/ru/?module=news&action=view&id=69884

Об авторе

Neo

Похожие записи