Американский аналитик: Курдcкий фактор станет ключевым на предстоящих в Турции выборах

Американский аналитик: Курдcкий фактор станет ключевым на предстоящих в Турции выборах

Когда в апреле президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил досрочные выборы, оппозиционные партии страны были застигнуты врасплох. Все считали, что разделенная оппозиция и новые победы  в Африне легко дадут г-ну Эрдогану новый президентский срок, а его Партии справедливости и развития парламентское большинство. После конституционного референдума в прошлом году это также позволило бы г-ну Эрдогану  расширить свои  президентские полномочия и упразднить пост премьер-министра.

Однако в Турции все выглядит совсем по-другому. Альянс главной оппозиционной  силы, Народно-республиканской партии, новой националистической  « Партии Доброты»,  исламистской «Партии счастья» и правоцентристской Демократической партии означает, что все эти партии пройдут чрезвычайно высокий (10%) избирательный порог, чтобы получить места в парламенте. Традиционно ПСР выигривала от правила, согласно которому голоса, поданные за партию, не прошедшую этот порог распределяются между  партиями этот порог прошедшими.

Оппозиция также выдвинула несколько хороших кандидатов в президенты и объединена больше, чем на всех предыдущих выборах. Различные харизматические оппозиционные кандидаты на пост президента, в том числе Мухаррем Индже (НРП), Селахаттин Демирташ (ДПН) и Мерал Акшенер («Партия Доброты»),  похоже могут, собрать около 45% голосов  приблизительно столько же, сколько может быть подано за Эрдогана. Это возможно приведет ко второму туру, в котором встретятся г-н Эрдоган и г-н Индже, вокруг кандидатуры которого оппозиционные партии обещали объединиться. Если оппозиция Эрдогану будет действовать таким образом, это может стоить ему президентства.  Ведь президенту даже в голову не приходит, что кто-то кроме него может обладать  этим постом с расширенными полномочиями..

К парламентским выборам оппозиционный альянс в настоящее время идет вровень с альянсом правящей ПСР и националистов с поддержкой около 43% голосов избирателей (несмотря на контроль правительства над 90% турецких СМИ). Этого недостаточно для того, чтобы правящая партия получила парламентское большинство.

Между тем, прокурдская «Демократическая  партия  народов»(ДПН) также набирает гораздо больше 10%, необходимых для преодоления избирательного порога. Это дало бы курдам ключ к формированию нового правительства — хотя коалиция между ней и правящим альянсом кажется немыслимой (особенно с кандидатом в президенты, Селахаттином Демирташем, находящимся в заключении, вместе с рядом других депутатов-однопартийцев и мэрами курдских городов). В то же время националистическая «Партия Доброты», отколовшаяся от Партии националистического действия, вряд ли согласится на коалицию с ДПН.

Если в наши дни что-то и объединяет оппозиционные партии и их избирателей, так это    неприятие г-на Эрдогану и его 16-летнего правления. Возможное создание оппозиционного правительства — пусть даже на короткое время — все изменит. Бывшие оппозиционные партии, как только они будут контролировать парламент или президентство,  будут немедленно создавать комиссии по расследованию коррупции и других незаконных действий г-на Эрдогана и его ПСР в течение последних 16 лет. Они также немедленно уберут всех приверженцев Эрдогана с их постов, полученных «по родственному».  И законы «чрезвычайного положения» обернутся  против тех, кто его вводил.

Другими словами, г-н Эрдоган и его ПСР не допустят потери контроля над парламентом и постом президента. Они  нарушили слишком много своих собственных законов и нажили слишком много ожесточенных врагов за время своего длительного пребывания у власти. Поскольку они больше не могут даже отступить к мирной роли в оппозиции, выборы, подобные этим, таким образом,  поставили перед Эрдоганом и его партией дилему — все или ничего. Поэтому в день выборов 24 июня следует ожидать всех видов избирательных  махинаций. Наихудшие  из них, скорее всего, произойдут в курдских регионах Турции. Почти во всех районах проживания курдов  ПСР и ДПН остаются двумя главными конкурентами (благочестивые курды склонны голосовать за ПСР, тогда как курдские националисты и светские курды голосуют за ДПН). Если г-н Эрдогану  и его людям, используя различные стратагемы, удастся помешать ДПН, пробиться через 10% -ный избирательный порог, ее голоса будут  отданы ПСР, что позволит ей сформировать правительство  на основе  парламентского большинства.

Чрезвычайное положение, введенное в 2016 году и слабое присутствие СМИ в курдских районах также облегчит  махинации. В избирательных округах, разделенных между ПСР и ДПН  следует ожидать усиленных мер по обеспечению безопасности  и проведения голосования в деревнях и  на избирательных участках, традиционно голосовавших за ДПН.  Уменьшение поданных здесь голосов будет означать, что меньше избирателей проголосовали  и за кандидата в президенты от ДПН  Селахеттина Демирташа. Кроме того, отдаленные курдские деревни и городки малодоступны для наблюдателей, что позволит делать там махинации с избирательными урнами.

Если бы я  был наблюдателем на турецких выборах, то несомненно 24 июня я бы большее внимание обратил  на юго-восток страны.

Дэвид Романо    ИА Rudaw Перевод   RiaTaza.com

Мнение автора статьи не обязательно совпадает с позицией редакций ИА Rudawи RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Как бы ни закончились выборы, вероятнее всего, большинство в парламенте будет у ПСР и Эрдоган сохранит власть, по крайней мере, по итогам второго тура президентских выборов, а вот ДПН, по всей видимости, не сможет преодолеть 10%-й барьер, потому что значительная часть курдских избирателей не будет голосовать за эту якобы «про-курдскую» политическую организацию. Руководство ДПН выражает сомнение, что партии удастся пройти в парламент. Политическая обстановка в Турции после выборов, очевидно, станет слишком напряжённой и ситуация в стране — чрезвычайно нестабильной, что может привести к весьма серьёзным и опасным последствиям. Эрдагану придётся применить жёсткие авторитарные меры, чтобы «навести порядок» в стране. А чем это закончится, увидим.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.