Ахмад Тюрк: “Курдов пытками пытались заставить отказаться от защиты своей идентичности”

Ахмад Тюрк: “Курдов пытками пытались заставить отказаться от защиты своей идентичности”

Интервью известного курдского политика ИА Rudaw

Высшие турецкие военные осуществили государственный переворот в 1970 году, в ходе которого многие деятели были арестованы. Какое политическое влияние имело это? Кто был арестован и почему?

Ахмед Тюрк: Турецкое государство рассматривало курдов как опасность. Оно изначально было настроено против курдов, вне зависимости от того, произошел бы переворот или нет. Любой переворот создает возможность для власти заставить замолчать и заключать в тюрьму курдских интеллектуалов. В 1971 году курдская молодежь хотела проводить независимую курдскую политику. Тогда была создана студенческая организация» Девримчи Йол» («Революционный путь»).

Кто руководил этой группой?

В группу входили представители многих политических направлений, а именно: PSK (Социалистическая партия Курдистана), DEV-GENC (Федерация революционной молодежи Турции), независимые деятели и группы, близкие к РПК (Рабочая партия Курдистана). Но организация была, в конце концов, разгромлена. PSK, PПК и многие другие политические организации были воссозданы позднее и они пошли дальше политически различными путями.

А как насчет вашего старшего брата, Абдуррахмана? Стал ли он членом Партии справедливости (AP)? С какой политической партией он был связан?
Он был избран в парламент как независимый кандидат. Затем он присоединился к Партии справедливости и некоторое время находился в ней.

Какова была политика турецких партий по курдскому вопросу? Хотели ли они реально обратиться к курдской проблеме?

Курдам до сих пор трудно быть воспринятыми на политическом уровне. Власти использовали все виды политики, чтобы заставить их замолчать. Демократическая партия (ДП), Партия справедливости и развития (ПСР), Республиканская народная партия (НРП) и другие легальные партии, не признали права курдского народа. Они всегда хотели заставить замолчать курдов и вовлечь их в орбиту политики своей партии. Вы не можете заниматься политикой нигде, если вы говорите, что вы курд. У нас есть много примеров, свидетельствующих об этой реальности. Шарафадин Алчи был наказан за то, что он был курдом. То есть упоминание слов «Курды и Курдистан» было запрещено. Невозможно было заниматься политикой под курдским именем.

Вы присоединились к партии в 1973 году. Почему вы выбрали НРП?

Я вошел в политику в 1973 году, но не от имени курдов, хотя чувство «курдскости» жило в моей семье. Скорее, я пошел в политику под влиянием знакомой семьи в Мардине. Друзья, занимавшиеся политикой, были арестованы в 1971 году. Затем ситуация изменилась. Бюлент Эджевит в 1974 году объявил амнистию, и я смог вступить, таким образом, в НРП. Затем последовала еще одна амнистия. Возможность для курдов участвовать в политике была окончательно создана после 1977 года, и деятельность можно было вести под курдским именем.
Могли ли Вы поднимать курдский вопрос, будучи членом НРП?
Нет, обращение к нему не принималось ни в одной из партий. В НРП знали, что мы курды, но нельзя было заниматься политикой в Турции с курдским именем. Тогда курдская политика проводилась на личном уровне такими деятелями, как Шарафадин Алчи, Муса Антар, Тарик Зия Экинчи и некоторыми другими.
У вас были личные отношения с Мусой Антером? (Муса Антер (1920-1992 г, курдский писатель и публицисит националистической направленности. Застрелен во время праздника в Диярбакыре официально сторонником РПК, но затем появилась информация, что убийца действовал по наводке JTEM- контртеррористического и разведывательного подразделения турецкой жандармерии- RiaTaza.com)

Когда я учился в университете, я встречался с Мусой Антером у него дома в Стамбуле. Я был молод и дружил с ним, хотя он был намного старше нас. Я продолжал навещать его, когда он был в Анкаре, и даже после того, как он переехал в Нусайбин и остался в Штили.

Какое влияние оказало поражение революции 1975 года в Южном Курдистане на Северный Курдистан?
Это, безусловно, повлияло на моральный дух политиков. Мы все были расстроены этим. Многие люди прибыли в Северный Курдистан, после поражения революции. Они тайно оставались с нами и не хотели, чтобы кто-то знал об этом. Это имело свое влияние, но не настолько, чтобы помочь революции. Так происходило потому, что курды не были хорошо организованы в то время, хотя Демократическая партия Курдистана — Север (KDP-T) и некоторые другие политические группы уже существовали. Но эти группы не имели сильного представительства или влияния на людей. Курдское движение стало более политически организованным после 1979 года, когда были созданы «Ала Рзгари», СПК ( Социалистическая партия Курдистана), ДПК и другие .

Почему у курдского движения были внутренние проблемы, оно разделилось и партии даже воевали друг с другом?

Когда мы рассматриваем эти события, мы поймем, что было большое недоразумение. Все стороны хотели иметь влияние на курдов и стать самой влиятельной партией. Вот почему в это время было много проблем. Именно это предотвратило установление общей курдской политики и по сей день. То же самое произошло между ДПК и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК) на юге Курдистана. Проблемы возникают на Ближнем Востоке из-за отсутствия прочного фундамента демократических ценностей. Большая борьба из-за малых разногласий может разразиться, когда люди реально не верят в демократию. Я сам не был частью организованного политического движения. Скорее, я пытался привнести в политику гражданские и демократические ценности.
Поддерживаете ли вы PПК, Соцпартию или «Азади»? С какой партией у вас были переговоры и консультации?
У меня были переговоры со всеми политиками.  Недавно я поехал в Европу, там был и представитель РПК. Я посетил Камаля Буркая. Он был удивлен и спросил меня мне, почему я хотел его увидеть.Впервые я встретился с Буркаем в 1993 году, я настоял, чтобы он поехал со мной в Сирию. В то время между РПК и Соцпартией была сильная враждебность. И Камал Буркай поехал в Сирию.

РПК вела борьбу с племенами и другими партиями. Почему они сражались с племенами? У них были проблемы с вашей семьей?

Нет, у них не было проблем с моей семьей. Фактически, многие из наших молодых людей присоединились в то время к РПК. Многие из моих племянников и двоюродных братьев были в ее рядах, и многие из них погибли. РПК вскоре после своего создания была очень привлекательна для людей. Эта партия хотела оказывать влияние на всех, и изначально хотела заставить замолчать самостоятельный голос племен. Апочисты пытались искоренить систему племен и хотели, чтобы все узнали их. Я считаю, что это было причиной начавшейся борьбы.

Вы были членом НРП, когда произошел военный переворот 1980 года. Почему Вас посадили в тюрьму?

Я был депутатом парламента Турции с 1973 по 1980 год. Они хотели показать свою силу курдам. Многие курдские политики были убиты, многие были заключены в тюрьму. Нас обвинили  в помощи РПК. Некоторые представители племен сообщили о Джалале Байдаре, Мустафе Цилидж и обо мне, утверждая, что у нас были отношения с РПК и они встречались с нами, как… представителями РПК. Вот почему нас арестовали, хотя у нас не было никаких связей с РПК. В действительности, Мустафа Цилидж был против РПК, Джалал Байдар был связан с Социал-демократической партией (SODEP), но его семья имела связи с РПК. Мы были посажены в тюрьму в Диярбакыре в 1982 году. В то время в этой тюрьме царила настоящая дикость. Случаи инцидентов с заключенными просто невозможно выразить словами.
В одном интервью вы сравнили тюрьму Диярбакыр с нацистскими концлагерями. Расскажите нам об этой тюрьме.

Когда я сравниваю тюрьму Диярбакыр с нацистскими концлагерями времен Гитлера, которые я видел на фотографиях, видеороликах и телепрограммах, поверьте, что тюрьма Диярбакыра была хуже, чем они. К людям относились неуважительно. Мы страдали от пыток настолько, что желали себе смерти. В тюрьме день и ночьи были пытки, даже в местах отдыха. Тюрьма была залита человеческой кровью.

Что они хотели от вас? Почему пытали?

Они хотели заставить курдов отказаться от защиты своей идентичности.

Был ли кто-нибудь еще в тюрьме, кого вы знали? Кто-нибудь признал обвинения, выдвинутые против них?

Многие политики защищали себя и подвергались пыткам, а именно Наджмадин Кайя. Из РПК многие также подвергались пыткам, такие как Мазлум Доган, Камал Пир и Хайри Дурмуш. Но узники некоторых других движений подчинились государству и, наконец, стали с ним активно сотрудничать. Они доносили на своих друзей. Я знал много таких. Были люди, которые  близоруко установили связи с тюремными властями. В Стамбуле был убит чиновник тюрьмы Диярбакыр, зверски пытавший заключенных. Однажды этот чиновник отвел меня во двор, а затем они привезли Камаля Пира, руки которого были привязаны сзади, я отошел в сторону, чтобы Пир мог сесть. Затем чиновник отвел меня обратно в тюрьму, где солдаты раздели меня догола и пытали . Я не мог сидеть в течение 15 дней.
Когда наши родственники посещали нас, мы даже не могли произнести ни слова на курдском или турецком языке, кроме как спросить у родственников, как у них дела.Когда тюремщики держали нас в камере, то ходили по нашим камерам и всячески пытали. Они просили нас готовить еду и съедать оставшееся после них. Потом они заставляли нас вылизывать языком столы. Многие из наших друзей написали книги об этом. Но даже книги не могут рассказать весь ужас этого.

Вы что-нибудь писали о тюрьме Диярбакыра?

Нет, нет. Если бы я был на их месте, моя совесть не согласилась бы так мучить заключенных. Мы видели, как 30 человек были убиты пытками и побоями  тростниковыми палками. Затем их тела сбрасывались, и официально говорили, что они упали с лестницы и погибли.

Были ли только курды в Диярбакырской тюрьме или также люди других национальностях?

Девяносто пять процентов заключенных  были курдами. Многих перевели из других городов в тюрьму Диярбакыра. Предположим, что в тюрьме было 5000 заключенных, из них только 9-10 – турки левых взглядов, остальные были курдами.

Rudaw.net Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи