"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Для нас важно осознать, что прошедшие в Ираке выборы стали новой возможностью для страны. А может быть и последней

Для нас важно осознать, что прошедшие в Ираке выборы стали новой возможностью для страны. А может быть и последней

Иинтервью главы Департамента внешних связей Регионального правительства Курдистана Фалаха Мустафа Бакира изданию Euroaktiv (Cловакия)

 Иракские выборы, проведенные несколько недель назад, продемонстрировали два особенных момента. С одной стороны, низкий уровень участия показал разочарование иракцев в политике, а с другой, пальму первенства получил антиамерикански и проирански настроенный священнослужитель Муктада ас-Садр. Как вы оцениваете результаты национальных выборов?

Все выборы несут в себе элемент сюрприза, а не только иракские. Но мы надеемся, что это станет новой отправной точкой для страны. Если мы сможем учесть ошибки прошлого и сумеем реализовать конституционные статьи, работать над консенсусом, делиться властью и богатством и быть партнерами в процессе принятия решений, у нас есть шанс. Для нас важно осознать, что это новая возможность для Ирака, а может быть даже и последняя.

Почему последняя?

Потому что ныне непростое время. В прошлом году мы увидели, что люди Курдистана потеряли надежду на будущее в  рамках одной страны. Они хотели реализовать абсолютно законное право, право на самоопределение, мирно и демократически. Мы ожидали, что все международное сообщество будет уважать волю нашего народа,  мы хотели также решить этот вопрос мирным путем и с Багдадом. Этого не произошло и  кажется, что ни Багдад, ни соседние страны не хотят этого.

Может ли новое правительство в Багдаде стать лучшим помощником Курдистану?

Дело в том, что нельзя преждевременно судить о победивших игроках. Очевидно сработает   единомыслие между теми, кто имеет такое же стремление к миру, стабильности и безопасности, работая на благо иракского и курдского регионов. Что можно сделать, чтобы отправить правильное сообщение курдской общине, туркменскому, христианскому, езидскому, суннитскому, шиитскому сообществу о том, что все они являются партнерами?

Для нас в Курдистане есть проблемы, которые необходимо решить. Некоторые из них имеют общеиракский, включая полную реализацию положений Конституции в целом; некоторые из них находятся в двустороннем ведении Эрбиля и Багдада, такие как надлежащий механизм отношений или совместное использования бюджета, статус Пешмерга или курдский язык. Поскольку людям Курдистана было отказано в создании собственного государства, они должны чувствовать, что они имеют свой голос в политике Ирака. Таким образом, мы сможем создать доверие и начать работу заново.

Хотя многие мировые лидеры, даже представители  стран ЕС, подтвердили поддержку регионального правительства, о независимости Курдистана  для большинства из них не моголо быть и речи. Иракские курды и их руководство столкнулись с довольно сильным разочарованием?

Конечно, было огромное разочарование cреди людей Курдистана,  ожидавших, что  международное сообщество  являются  нашими друзьями и партнерами, понимая  наши устремления. Мы хотели, чтобы наши международные партнеры поняли и помогли нам потому что мы не собирались  объявлять независимость уже на следующий день или изменять границы. Поскольку мы объявили это обязательство и были действительно привержены этому, то ожидали позитивной реакции и подхода. Но.., что случилось, то случилось.

Вы сожалеете, что не поменяли  стратегию заранее, зная, что результат референдума просто не будет признан?

Дело в том, что когда вы говорите о демократическом праве, праве на самоопределение, оно никогда не ошибается. Но проблема в том, что весь нынешний миропорядок  находится в хаосе. Я считаю, что следует пересмотреть документ и Хартию ООН. Много говорится о правах отдельных лиц, правах людей, праве на самоопределение, но они все противоречат принципу суверенитета.

Все те, кто пытался остановить референдум, так и не смогли остановить 93% граждан, проголосовавших на нем. Это следует воспринимать всерьез. Народы не хотят жить в подчинении. Мы хотим жить как равные. Федеральная система — это система управления, создающая предпосылки для разделения власти и  национального богатства. Но когда вы отказываетесь от этой системы, когда вы  опустошаете ее содержание,  навязывая сильное центральное правительство, она не работает. Это не   принесет стабильности и процветания.

Границы для некоторых священны, но для других они бессмысленны. Некоторые люди, которые являются борцами за свободу и жертвуют своей жизнью за свою нацию, к сожалению, воспринимаются другими как террористы. И мы обозначены как террористы. Это не верно. Что дает право мировому порядку решать,, кто должен определять курдов таким образом?

 Обозначение курдов как террористов характерно для нынешней  риторики турецкого президента Эрдогана. Когда мы говорили в прошлый раз, несколько лет назад, к моему удивлению, Вы рассказали, что иракские курды имеют прекрасные политические и деловые отношения с турками. Ситуация изменилась?

Наше послание нашим соседям состоит в том, что мы мирная нация. Мы верим в сотрудничество и сосуществование. Тот факт, что курды разделены между четырьмя странами на Ближнем Востоке, не является нашей ошибкой. Но мы имеем дело с сегодняшней новой реальностью, и наш подход очень ясен.

Курды в Сирии должны иметь лучшее будущее — свое собственное будущее, которое будет принято вместе с сирийцами. То же самое касается курдов в Турции, которые должны решать свои проблемы с правительством в Турции.

Мы верим в хорошие отношения и развитие наших двусторонних связей, политических консультаций, экономического и культурного сотрудничества. И мы — безопасный сосед для всех стран. Мы не вмешиваемся в их внутренние дела, и мы не представляем для них угрозу безопасности, мы сосед, который привержен партнерству. Поэтому мы надеемся, что они поймут намерения курдского руководства в Ираке.

Мы не можем изменить географию, и я считаю, что мы слишком связаны между собой,  и должны принять друг друга таковыми как есть..

Как вы видите роль Европейского союза, сотрудничающего с курдами в регионе?

ЕС может играть важную роль, поскольку он соседствует с Ближним Востоком, имея более регулярные  контакты с регионом. Однако для повышения эффективности политики требуется больше обязательств. Европа может многое сделать для укрепления демократии на Ближнем Востоке в создании демократических институтов, содействия расширению прав и возможностей женщин и молодежи, поиска сфер, представляющих общий интерес.

Мы попросили о бОльшем европейском участии в делах Эрбиля и регионального правительства, но все должно проходить через Багдад. Мы являемся частью Ирака, но  с нами следует придерживаться особой повестки дня. Участвуйте в программах, которые повысили бы терпимость, мирное сосуществование, отвергли бы ненависть и инвестировали бы в культуру и образование. Участвовать совместно с региональным правительством в наращивании потенциала,  предоставляйте техническую помощь, поощряйте инвестиции и обеспечивайте  юридические гарантии для инвесторов.

Во-вторых, когда мы говорим о будущем Ближнего Востока,  то здесь люди не чувствуют себя в безопасности. Не имея будущего, они решают уехать в Европу. Если мы не будем удовлетворять их потребности на местах, они станут просителями убежища у дверей Европы. Помогите нам  справиться с нашими проблемами и для Европы это будет экономически выгодно.

ЕС должен не только сосредоточиться на оказании гуманитарной помощи перемещенным общинам. Он должен идти дальше этого. Мы надеемся, что международное сообщество сможет найти решение, которое обеспечило бы, чтобы регион не жил постоянно в условиях войны, потому что люди сильно пострадали и они нуждаются в лучшем будущем и заслуживают его.

Беседовала Люция Яр  Euroaktiv      Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи