National Interest: Вашингтон должен признать свое полное поражение в Ираке

National Interest: Вашингтон должен признать свое полное поражение в Ираке

Администрация Трампа должна разработать стратегию быстрого выхода из иракского болота

МАКСИМ ИСАЕВ21 мая 2018, 22:32 — REGNUM

Результаты парламентских выборов в Ираке свидетельствуют о том, что ни американские лидеры, ни американские СМИ до сих пор не имеют никакого понимания сложной политической динамики Ирака. Эксперты были уверены, что поддерживаемая США партия премьер-министра Хайдера аль-Абади будет преобладать над остальными партиями. Вместо этого, большинство голосов оказалось в руках партии, которую возглавляет радикальный шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр, который является давним противником США. Ас-Садр выступает против политики Вашингтона на Ближнем Востоке и особенно негативно относится к присутствию американских войск в Ираке. Действительно, в течение нескольких лет, последовавших после начала войны США с бывшим главой Ирака Саддамом Хусейном, вооруженные последователи ас-Садра нередко вступали в боестолкновения с оккупационными силами США, пишет Тед Гален Карпентер в статье для американского издания The National Interest.

Похоже, что возрождающееся влияние ас-Садра особо не беспокоит администрацию президента США Дональда Трампа. С их точки зрения, ас-Садр обладает одной очень важной добродетелью: он относится к укреплению влияния Ирана в его стране почти также негативно, как к присутствию американских войск. Несмотря на взаимную религиозную идентичность, по-прежнему сохраняется значительная историческая напряженность между арабами и персами, которые время от времени сталкиваются. Ас-Садр является олицетворением этнического недоверия к Ирану.

Вашингтон считает, что более тревожным является то, что коалиция «Фатх» («Завоевание»), занявшая второе место по результатам голосования, не разделает осторожности ас-Садра в отношении Ирана. Этот шиитский блок представляет интересы проиранских ополченцев, которых Тегеран щедро финансировал, снабжал военной техникой и даже оказывал прямую помощь, направляя собственных «добровольцев». Суть заключается в том, что две самые сильные политические группировки в Ираке — это яростно антиамериканская партия ас-Садра и полностью проиранская коалиция «Фатх». Вряд ли можно представить себе худший результат выборов с точки зрения политических целей Вашингтона.

К удивлению западных наблюдателей, партия аль-Абади заняла лишь третье место. Истории известны и другие случаи, когда американские клиенты в Ираке получали слабую общественную поддержку. Например, администрация бывшего президента США Джорджа У. Буша и его неоконсервативные союзники предположили, что глава коалиции «Иракский национальный конгресс» (ИНК) Ахмад Чалаби станет новым лидером Ирака после свержения Саддама. США предоставили ИНК миллионы долларов за несколько лет до начала оккупации в 2003 году, однако когда прошли парламентские выборы, коалиция Чалаби получила жалкие 0,5%.

Следующим клиентом Вашингтона был бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики. Его пребывание в должности характеризовалось неустанным стремлением к маргинализации суннитского меньшинства страны, которое являлось политической базой правящей партии баасистов Саддама. Мстительность аль-Малики в сочетании с легендарной коррупцией его администрации создали почву для поддержки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и шокирующим военным победам данной группировки на начальном этапе гражданской войны в Ираке.

Не только последние результаты выборов в Ираке в целом стали серьезным препятствием для политики США, но и результаты выборов в Иракском Курдистане также вызвали тревогу Вашингтона. Курдское региональное правительство (KRG) являлось союзником США в войне против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), равно как и курдские формирования на сирийской территории. Некоторые эксперты рассматривали курдов (вместе с Израилем) как наиболее надежных союзников Вашингтона на Ближнем Востоке. Данные эксперты призывали к выстраиванию тесных связей с KRG, даже если бы такой шаг мог вызвать раздражение центрального правительства в Багдаде.

Однако решение бывшего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани о проведении в 2017 году референдума о полной независимости от Ирака разрушило альянс с Вашингтоном. Этот шаг вызвал недовольство почти всех соседних стран и в первую очередь Багдада и Турции — союзника США по НАТО. Американское руководство отступилось от KRG, а иракская национальная армия начала операцию по установлению контроля над территориями, которые ранее находились под контролем Иракского Курдистана. Вследствие этого курдские лидеры потеряли контроль над богатым нефтью городом Киркук и большую часть своей самостоятельности, полученной после свержения Саддама.

В настоящее время Вашингтон сталкивается с ситуацией, когда иракские избиратели отказываются от поддержки американского политического клиента на национальном уровне. Еще никогда прежде многообещающее сотрудничество с проамериканским Иракским Курдистаном не находилось в столь затруднительном положении. Однако даже в этих ухудшающихся условиях администрация США, похоже, надеется сохранить американское военное присутствие в Ираке в течение неопределенного срока. Такая политика выглядит все менее и менее разумной и жизнеспособной.

Американские лидеры выдвигали ошибочные предположения в отношении Ирака на протяжении уже почти двух десятков лет. Надежда на то, что Ирак может стать стабильным, единым, демократическим и проамериканским бастионом на Ближнем Востоке, оказалась ошибочной. Вашингтону нужно признать пределы влияния США и пересмотреть пагубную политику. Администрация Трампа должна разработать стратегию быстрого выхода из иракского болота.

 Максим Исаев

https://regnum.ru/news/2418506.html

Источник записи:https://regnum.ru/news/2418506.html

Об авторе

Neo

Похожие записи