Демирташ – «курдский Мандела»

Демирташ – «курдский Мандела»

Турецкое правительство недавно объявило о проведении досрочных президентских и парламентских выборов 24 июня. Большинство аналитиков предсказывают, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия справедливости и развития (ПСР) являются первоочередными претендентами на победу из-за слабости основных оппозиционных партий и полного контроля над прессой. Похоже, также созданы институциональные возможности для подтасовки, если это станет необходимым.

Но если Эрдоган и победит на выборах, это может оказаться пирровой победой. Прежде всего, легитимность выборов будет поставлена ​​под сомнение. Существует проницательное ощущение несправедливости,  проистекающее из того факта, что выборы будут проводиться в условиях чрезвычайного положения на основании избирательного закона, специально принятого под Эрдогана и в тени конституционного референдума 2017 года, судьба которого была решена в последний момент вбросом непроштампованных и значит недействительных бюллетеней. Еще более проблематичным для Эрдогана является явная возможность того, что негативная реакция на его авторитарное правление и жесткие методы могут повысить уровень популярности Селахаттина Демирташа, бывшего лидера прокурдской Демократической партии народов (HDP), как самого значимого политика страны и потенциального курдского Нельсона Манделы.

Демирташ, объявивший о выдвижении своей кандидатуры в прошлую пятницу, страдает одним недостатком: он в настоящее время находится в тюрьме. Он был арестован 4 ноября 2016 года по ложным обвинениям в пособничестве и подстрекательстве к терроризму, что чревато максимальным сроком тюремного заключения в 142 года. Он имеет право на проведение кампании из своей тюрьмы, поскольку  еще не  осужден. Разумеется, его связь с соратниками будет ограничена правительством.

Дело против Демирташа является частью более масштабных усилий по обезглавливанию руководства курдского движением Турции и торможение роста разумного, популярного и умеренного лидера.

Правительство Эрдогана посадило в тюрьму и уволило многочисленных депутатов от ДПН по сфабрикованным обвинениям, используя любой повод, для лишения их парламентского иммунитета. Курдские СМИ и неправительственные организации были серьезно ослаблены арестами и закрытием. По состоянию на начало марта почти 12 000 человек, или третья часть членов ДПН были задержаны и отправлены в тюрьму.

Курды составляют от 18 до 20 процентов населения Турции, а также проживают в трех соседних странах: Сирии, Ираке и Иране. После создания Турецкой Республики в 1923 году курды подвергались постоянному преследованию и были лишены основных прав. Демирташ — первый курдский политик, который опирался не только на курдских избирателей, но и на левую часть политического спектра, а также студентов и избирателей среднего класса. Он молодой, телегеничный, сдержанный политик, который на своем суде поменялся местами с обвинителями, посадив  правительство на скамье подсудимых. Подобно Манделе, который в своей знаменитой судебной речи 1964 года в Ривонии использовал свою фундаментальную  юридическую подготовку, чтобы напрямую опровергнуть некоторые из основных обвинений, Демирташ, ранее бывший адвокатом, также систематически стремится развалить обвинения государства против него. Его команда юристов разработала подробную линию защиты, направленную на подрыв мифа турецкого правительства о независимости от судебной власти. Пресса, контролируемая Эрдоганом, а это сегодня почти все телевидение, радио и газеты в Турции, конечно же, проигнорировала Демирташа или же упоминала его исключительно в оскорбительном контексте. Ежедневная газета YeniSafak назвала его убийцей и шоуменом, а в телевизионной программе, два проэрдогановских обозревателя  утверждали, что Демирташ будет заключен в тюрьму за убийство 53 человек.

Демирташу удалось вдохнуть новую жизнь в курдскую политику, профессионально организовав свою партию и, обратившись к более широким кругам турецкого общества за пределами курдского общины с призывом к турецко-курдскому сосуществованию.

Он бросил вызов как Эрдогану так  и Абдулле Оджалану, заключенного в тюрьму лидеру Рабочей партии Курдистана (РПК), который с середины 1980-х годов участвовал в насильственной борьбе против турецкого государства. В то время как курды, симпатизирующие РПК представляют собой естественную базу поддержки для Демирташа и его ДПН, он упорно трудился над тем, чтобы привлечь более консервативных и религиозных курдов, имеющих тенденцию голосовать за ПСР.

Он уже продемонстрировал свою доблесть. Благодаря Демирташу, ДПН выиграл более 6 миллионов голосов (13,1 процента от общего числа) на парламентских выборах в июне 2015 года и впервые сумела преодолеть 10-процентный барьер, необходимый для прохода в парламент. Достижения ДПН лишили правящую ПСР  парламентского большинства. Затем Эрдоган назначил еще одни выборы в ноябре,  проведение на фоне войны, когда он начал полномасштабную кампанию против повстанцев  из РПК и отменил мирные переговоры,  проводившиеся с курдами через посредников, включая Демирташа. На этих выборах ДПН показала не очень хороший результат, хотя партии все же удалось выиграть 10 процентов, необходимые для сохранения присутствия в парламенте.

Сегодняшние условия иные; после неудавшейся попытки переворота в июле 2016 года Эрдоган  использует тактику «выжженной земли» против всех своих врагов — подлинных и мнимых. Чистки учебных заведений, судебных органов, армии и прессы отодвинули Турцию еще дальше от подлинно независимого голосования. Предстоящие выборы 24 июня — последний шаг перехода Турции от демократической парламентской системы к полноценному электорально санкционированному авторитарному режиму, почти не имеющему сдержек и противовесов, для ограничения полномочий президента.

Вполне возможно, реализуется пьеса под названием «Демирташ, баллотирующийся в президенты из тюрьмы, может нанести удар по различным оппозиционным избирательным группам. Неприязнь Эрдогана к курдам в стране и за рубежом в Сирии и Ираке оттолкнула консервативных курдских избирателей, ранее,  голосовавших за него. Эти курды, возможно, никогда не были сочувствующими ДПН в прошлом. Однако абсолютная несправедливость, творящаяся в отношении этого народа; преднамеренное пренебрежение всеми курдскими устремлениями, в том числе снятие уличных табличек муниципальных и дорожных указателей на курдском языке, осквернение курдских символов в сирийском городе Африне, где турецкие войска и их союзники джихадисты вели кампанию против сирийских курдов, оттолкнули даже самых консервативных курдов.

Условия, которые сделали Демирташа жизнеспособным кандидатом в июне 2015 года, сегодня вернулись вновь. Разочарование в главной оппозиционной партией, НРП, нарастает и среди многих некурдских оппозиционных избирателей  и Демирташ воспринимается как единственный принципиальный лидер, который в прошлом решительно сопротивлялся властным амбициям Эрдогана.

Вполне возможно, что избиратели, покинувшие ДПН после июня 2015 года, и новые, которые знают, что традиционные оппозиционные партии не могут победить Эрдогана, подадут свои голоса за Демирташа, таким образом,  наиболее эффективно выразив свое недовольство  автократическим лидером страны.

Сильные позиции Демирташа на предстоящих выборах, возможно дадут ему целых 7,5 миллионов голосов или примерно 15 процентов от общего числа избирателей и это повысит его статус. В преддверии  официального выдвижения его кандидатуры один опрос общественного мнения «отдал» ему  13,4 процента голосов, а другой опрос предположил, что 15-процентный уровень для него  достижим, поскольку он мог бы воспользоваться голосами сочувствующих, но традиционно голосующих за другие партии. Демирташ и курды могли стать «делателями королей» во втором туре президентских выборов  в случае, если ни один из кандидатов не получит более 50 процентов. Это становится все более вероятным, поскольку лидер новой правонационалистической партии «доброта»  Мераль Акшенер, стала претендентом, что еще больше усугубило президентские выборы. Во втором раунде в борьбе между Эрдоганом и главным лидером оппозиции ( по всей вероятности таковым будет, недавно отчеканенный кандидат от НРП Мухаррем Индже,  победивший, по его личному мнению свою собственную партию и Эрдогана, отказавшись голосовать за снятие иммунитетов парламентариев ДПН) курдские голоса или  их воздержания могут иметь значение. Это может объяснить, почему за последние две недели Эрдоган  и его союзники смягчили свою типично воинственную антикурдскую риторику.

 Генри Бэрки   Foreign Policy. Com       Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Ну, при очень большом желании и богатой фантазии, наверное, можно назвать Демирташа хоть Манделой. Также сидит в тюрьме и тоже имеет юридическое образование. На этом все параллели и любые сравнения и точки соприкосновения неуместны. Мистер Генри Бэрки, как и многие пишущие на курдскую тему западные, а также российские аналитики, эксперты, увы, слабо владеют темой. Впрочем, и у курдской публики часто наблюдается опасный хаос и не менее опасное смещение реальности в сознании, всё больше и очень многие блуждают в потёмках подсознания, а если быть совсем точным, находятся в состоянии когнитивного диссонанса. Почитайте комментарии некоторых персонажей даже на этом отдельно взятом сайте и вы получите исчерпывающую картинку о конфликтных представлениях, размыве и осквернении ценностей и элементарной порядочности, граничащие с глупостью и наглостью, имеющих печальное место в общекурдском социуме. Один пример из дня сегодняшнего: в преддверии турецких выборов наконец-то курдские партии Турции в кои-то веки решили хоть как-то объединиться, попытаться сомкнуть свои ряды и показать Эрдогану кузькину мать. Своё согласие на такой альянс дала и так называемая прокурдская партия ДПН. Все мы, курды, то ли наконец-то счастливо вздохнули, то ли с облегчением выдохнули. Но не долго музыка играла. Очередной раз из Кандила грянул окрик и несвободная, несамостоятельная, повязанная всеми путами ДПН тут же попятилась и сникла, пошла в отказ, в несознанку. Всё как всегда, как обычно. Нельсон Мандела был независим, свободен духом и не прогибался. В тюрьме он провёл 27 лет и всегда служил народу своему..

Комментирование закрыты.