Американский аналитик: сезон выборов для курдов еще не закончился

Американский аналитик: сезон выборов для курдов еще не закончился

В минувшие выходные иракские граждане пришли на избирательные участки, чтобы проголосовать на первых парламентских выборах после того, как ДАИШ(запрещена в России)  захватила в 2014 г, а затем оставила треть территории страны. Для большинства главным событием стало внутришиитское политическое противостояние между альянсом «Победа» премьер-министра Хайдера аль-Абади, коалицией экс-премьера Нури аль-Малики «Правовое государство» и альянсом «Завоевание» во главе с лидером организации «Бадр» Хаджи аль-Амари.  Что все это будет означать для иракской политики, если какой-либо из ведущих политиков получит большую  долю голосов, чем ожидалось ?

Хотя выборы имеют решающее значение для   будущей траектории национальной политики Ирака, ставки особенно высоки для иракских курдов, которые стремятся компенсировать ущерб от последствий референдума в регионе в сентябре 2017 года по вопросу независимости. Хотя избиратели  на референдуме решительно выступали за независимость, курды в конечном итоге понесли существенные потери в плане территориального контроля, внутрииракского политического влияния и международных симпатий. Соединенные Штаты и другие международные союзники были возмущены тем, что референдум был проведен, несмотря на призывы к его отсрочке, а курды потерпели самое большое поражение, когда центральное правительство захватило богатый нефтью город Киркук и другие «спорные территории». Референдум также усугубил фрагментацию среди курдских политических партий. В частности, одна из двух основных курдских партий — Патриотический союз Курдистана (ПСК) , раскололась еще раз созданием новой политической силы — Коалиции за демократию и справедливость (CDJ) во главе с Бархамом Салихом. Также после референдума появилась новая партия –  движение «Новое поколение». Кроме того, партии не пошли на  национальные выборы   единым курдским списком. Хотя CDJ, Движение Горран и Исламская группа Курдистана совместно выступили на спорных территориях, все стороны эффективно действуют отдельно, включая две основные партии, Демократическую партию Курдистана (ДПК) и ПСК.

В результате, курдские партии вступили в избирательную битву более разделенными и слабыми, чем когда-либо. Несмотря на то, при формирования иракского правительства  курдов обычно называют «делателями королей», потенциал этой роли, требующий  создания единого фронта  курдских партий, вероятно, уменьшился.

Тем не менее, для всех иракских партий голосование 12 мая — это не конец жестокого избирательного сезона, а начало интенсивного процесса формирования правительства, процесс, который может дать слабым партиям иногда непропорционально сильное влияние. У иракских курдов также есть свои региональные выборы в сентябре 2018 года. Таким образом, для иракских курдов выборный сезон 2018 года еще далек от завершения, и последствия выборов в минувшую субботу могут сыграть большую роль в том, что произойдет дальше в курдской региональной политике.

Можно проиграть на выборах, но выиграть при формировании правительства

В целом, курдские партии, как ожидается, потеряют места в иракском национальном парламенте. И, в отличие от предыдущих выборов, основные курдские партии не объединены единым списком. Сочетание снижения количества мест в парламенте Ирака и отсутствие коллективных действий, вероятно, уменьшат курдское влияние в Багдаде.

Однако есть по крайней мере две причины, по которым курды могут по-прежнему получать некоторую политические дивиденды  по результатам субботнего голосования. Во-первых, даже если курдские партии потеряют места, они по-прежнему будут представлять собой значимую долю в иракском парламенте. И в процессах формирования правительства после выборов даже небольшие политические субъекты и партии могут играть большие роли при правильном подходе. Абади, конечно, это понимает и поэтому в преддверии выборов он совершил беспрецедентный визит в регион Курдистана . Во-вторых, и  это несколько противоречиво, шансы некоторых курдских альянсов увеличиваются, поскольку они входили в состав победивших коалиций.

На горизонте – региональные выборы в Курдистане

Хотя национальные иракские выборы вступают в  заключительную стадию, региональная избирательная кампания в Курдистане только начинается. 30 сентября курды проведут свои собственные выборы, чтобы определить состав нового парламента и избрать нового президента Курдистана. Исходя из того, что 12 мая  стало своеобразным первым раундом курдского национального голосования для курдов можно понять, почему курдские партии подчеркивают внутрикурдскую повестку дня в своей национальной кампании и прилагают усилия по привлечению внимания к  проблемам региона.

Кроме того, курдские партии используют национальные выборы для более точного выяснения баланса сил между курдскими партиями. До голосования 12 мая были только предположения о том, сколько избирателей поддержат каждую из сторон. Используя  результаты  общенациональных выборов, для того чтобы оценить реальные сильные и слабые стороны друг друга, курдские партии теперь могут начать переоценивать или точнее выстраивать свои избирательные стратегии к важным сентябрьским соревнованиям

Перевести успех в Багдаде в успех в Курдистане

Хорошие результаты работы в мае — хороший признак сильного электорального положения в сентябре, но отнюдь не его гарантия. Много зависит от того, смогут ли  победители и проигравшие  «сыграть в четыре руки» таким образом, чтобы набрать  голоса дома, в Курдистане. Большой вопрос после референдума о независимости в 2017 году заключается в том, будут ли курдские партии использовать результаты референдума, чтобы попытаться обменять влияние курдских голосов в парламенте на поддержку арабскими странами большей региональной автономии, либо они снизят уровень притязаний на самоопределение, чтобы занять место в правящей коалиции. Хотя последний подход более вероятен и может быть более эффективным для получения поддержки в Багдаде, он может оказаться рискованным подходом для получению голосов на региональных выборах в Курдистане. Большинство курдов остаются яростными националистами, а захват Киркука после референдума в октябре 2017 года Багдадом только укрепил эти настроения. Те партии, которые, как считается, собираются в Багдад, даже если они обеспечат курдам голос при разработке национальной политики в Ираке, должны будут перед голосованием в сентябре ясно подтвердить свою курдскую националистическую позицию.

Выборы в сентябре определят, что могут выиграть майские победители в Курдистане

Партии, которые показали лучшие результаты в минувший уик-энд, еще не определились, будут обладать большим влиянием в национальной политике и могут стать эффективным каналом для возрождения отношений Багдад-Эрбиль, а также реализации прокурдских договоренностей на севере Ирака. Это очень необходимо после того, как курды испытали серьезные неудачи с Багдадом после референдума о независимости в 2017 году. Однако, если эти успешные партии будут испытывать снижение поддержки в период с мая по сентябрь, а более слабые стороны получат относительную преимущество на региональных выборах в сентябре, они могут оказаться менее способными реализовывать в Курдистане договоренности, заключенные в Багдаде. Если разные партии будут иметь диспропорциональное влияние в Багдаде и Эрбиле, соответствующие центры власти могут в конечном итоге «отменить» друг друга. Это может задержать наметившуюся оттепель в отношениях между Багдадом и Эрбилем и усилить и без того напряженное состояние конкуренции между основными политическими партиями региона Курдистана.

В целом еще рано говорить о том, какая динамика после выборов будет наблюдаться в Багдаде или Эрбиле. Хотя иракские курды все еще могут найти способ спасти тяжелое положение через умеренную политику, влияние курдских партий в Багдаде явно уменьшилось. Однако для иракских курдских партий наиболее важен приход избирателей к урнам для голосования.

Морган Капланнаучный сотрудник Института глобальных исследований Баффета (США)

Lawfare      Перевод     RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Национально-патриотическая воля курдского народа и всех сообществ Южного Курдистана была чётко и убедительно выражена голосами 3 миллионов истинных патриотов на Референдуме 25.09.2017, который уже заложил основу независимости. Вторжение Багдада при поддержке ИРИ и предателей-талабанистоа в Киркук в октябре 2017 готовилось, конечно, задолго до официального объявления президентом Региона Курдистан решения о проведении Референдума о террриооиальной реинтеграции и независимости Южного Курдистана. Шиитский политико-религиозный альянс уже тогда под руководством Иранского режима, в частности генерала КСИР, командира спецподразделения аль-Кулс Кассема Солнймани, готовился к иракским парламентским выборам. Им необходимо было установить контроль в так называемых «спорных (курлских) районах», особенно в стратегически наиболее важных для ИРИ провинции Киркук и области Шангал. В Сулеймани у них правил надёжный вассал в лице фракции талабанистов ПСК. Референдум, несмотря на тяжеёлые последствия предательства и оккурации, и итоги иракских парламентских выборов значительно изменили политический ландшафт в Южном Курдистане. Уже очевидно, что лидирующей силой и ведущей политической партией для абсолютного большинства из тех 3 миллионов патриотов, является ДПК во главе с Масудом Барзани. И на выборах парламента Курдистана народ подтвердит этот факт с ещё более убедительным голосованием.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.