ЮРИЙ НАБИЕВ: «Наша задача – организовать курдскую диаспору так, чтобы она могла влиять на происходящие процессы, в том числе, и на исторической родине»

ЮРИЙ НАБИЕВ: «Наша задача – организовать курдскую диаспору так, чтобы она могла влиять на происходящие процессы, в том числе, и на исторической родине»

Юрий Шамильевич, сегодня наш разговор пойдет о курдской диаспоре. Поэтому давайте начнем с определений – что такое курдская диаспора? В чем ее культурное и ментальное своеобразие?

Нужно отметить, что до сих пор устойчивого и полноценного определения понятия «диаспора» в науке не существует. Наиболее распространенное его понимание – это часть народа, живущая за пределами своих исконных земель. Что касается курдской диаспоры, то она сформировалась сравнительно недавно, и ее появление связано с теми событиями, которые произошли на исторической родине курдов. После подавлений курдских восстаний, курды начали волнами выезжать в Европу и другие страны. При этом надо отметить, что одна из самых старых курдских диаспор – это бывшая советская курдская диаспора, на землях бывшего СССР живет уже несколько поколений курдов. Тут надо уточнить что курды являются и коренным народом Российской империи так как часть исторических курдских земель входила в состав России издавна. Что же касается европейской диаспоры, то она относительно молодая, в Европе живет первое-второе поколение. Кроме того в нынешней волне беженцев из Сирии и Турции также очень много курдов. Именно они сейчас формируют европейскую диаспору.

Тут надо вспомнить другие довольно старые и одновременно сильные в экономическом и политическом отношении диаспоры – еврейскую и армянскую. К сожалению, курдская диаспора до сих пор должным образом не организована. Поэтому сейчас стоит задача ее организовать, чтобы она могла влиять на  процессы происходящие, в том числе, и на исторической родине курдов.

Каковы особенности курдской диаспоры на территории бывшего СССР?

Как я уже говорил, на территории бывшего СССР проживает старейшая курдская диаспора. В настоящее время курды проживают в странах Закавказья, Казахстане, Кыргызстане, а после распада Союза, многие курды из этих стран либо переселились в Россию, либо уехали в Европу. Именно советская диаспора дала миру многих известных курдов, что не удивительно: на территории бывшего СССР развивалась курдская культура, издавались газеты (например, в Армении газета «Риа Тазе»), сформировалась курдоведческая наука, издавались труды по истории и культуре курдов, творили курдские поэты и прозаики, знаменитое радио Еревана вещало на курдском языке. И это наследство советской курдской диаспоры на сегодняшний день имеет огромный авторитет среди других курдских диаспор. К сожалению, после развала союза, курдские диаспоры оказались в новых независимых государствах, и естественные связи между ними нарушились. Сейчас предпринимается попытка их восстановить, объединить диаспоры, определить место и роль курдских сообществ в нынешней реальности.

А можно как-то «проранжировать» курдские диаспоры по критерию их политизированности. Какое место в этом случае займет курдская диаспора?

После распада СССР в курдской диаспоре появились эмиссары различных курдских партий, наиболее активной из которых была Рабочая партия Курдистана (РПК). Они  пытались и пытаются подчинить диаспору своим партийным интересам, и влияние партий до сих пор весьма значительно. Если же брать по бывшим республикам, то уровень влияния партий весьма различен. Например, в центральноазиатских странах (Казахстан, Кыргызстан), активно сотрудничающих с Турцией, где РПК запрещена, ее влияние поменьше. А вот там, где РПК не считается террористической организацией, влияние этой партии выше. Это относится к таким странам, как Армения и Россия. Другие партии также активно работают в диаспоре.

Помимо того, что в диаспоре имеются последователи различных политических течений – «апочисты», «барзанисты» и другие, в ней также достаточно значим и религиозный фактор. Например, по оценкам, сегодня 70-80% российских курдов – это курды-езиды, многие из которых курдами себя не считают, а только езидами. То есть, на конфигурацию внутри курдских общин сегодня влияют два фактора – партийно-политический и религиозный.

Надо отметить, что с точки зрения подобного влияния бывшая советская и европейские диаспоры различаются. В Европе большее влияние имеет принадлежность к землячеству, например, турецких, сирийских, иракских или иранских курдов. У курдов бывшего СССР этого нет.

А что доминирует у курдов диаспоры: курдская идентичность, привязанность к исторической родине, или же идентичность гражданская, связь со страной своего нынешнего пребывания?

Большинство, конечно же, в первую очередь идентифицирует себя как курдов и уже потом как граждан тех стран, где они проживают. Это особенно свойственно курдам в Европе, где процессы интеграции их в европейские сообщества находятся на начальном этапе. Советские курды достаточно интегрированы в странах проживания. Есть  те, которые позиционируют себя и теми и другими в равной степени. Это характерно для многих диаспор, поскольку только в таком случае они могут стать по настоящему мостами между исторической родиной и страной проживания, что, на мой взгляд, является наиболее оптимальным вариантом. Мы сейчас как раз и работаем над тем, чтобы сделать преобладающим статус, когда бы курд гармонично осознавал себя и как курда, и как гражданина страны пребывания.

Какое место занимает языковый вопрос в жизни и деятельности диаспоры?

Это болезненная проблема, скажем прямо. Дело в том, что большое количество курдов, особенно в постсоветской диаспоре, не знают своего языка, многие владеют им на уровне разговорного, не умея читать и писать. Есть лишь небольшая прослойка полностью и свободно владеющая родным языком. Поэтому вопрос остро стоит в нашей диаспоре. В Европе пока это не так, но я предвижу, что через некоторое время  проблема  себя проявит и там.

Что-нибудь предпринимается для ее решения?

В Казахстане в местах  компактного проживания курдов ведется преподавание в школах на их родном языке. В других странах пока этого нет. Наши усилия по объединению курдских общин предполагают также усилия по возрождению и развитию национального языка, как важнейшего элемента национального самосознания.

 Можно сказать, что за последний год, начиная с сентябрьского референдума, «курдское дело» вступило в новую фазу, более высокую и более острую. Как реагировали диаспоры на эти изменения, насколько они вовлечены в эти процессы?

Референдум породил большие надежды и большой энтузиазм среди курдов всего мира. Но события после референдума, прежде всего, в Киркуке и Африне вызвали разочарование и уныние. Но одновременно это побудило представителей диаспор бывшего СССР и Европы собраться, проанализировать ситуацию, чтобы как-то по-новому организоваться. Это нужно для того, чтобы курдская диаспора могла практически проявить себя в новой ситуации. Уже состоялось две встречи в Стокгольме и Брюсселе, в начале августа в Москве состоится очередная встреча Международного конгресса курдских общин, а 25  сентября пройдет учредительная конференция Конфедерации курдов Европы в Брюсселе.

Когда я говорю о разочаровании, то имею в виду разочарование в курдских партиях и их представителях в тех странах, где имеются представительства этих партий. Дело в том, что на многих встречах диаспоры, в том числе на последней встрече в Брюсселе  отмечалось, что эти представители работают ни на должной высоте. Но тому есть объективные причины: эти представительства не имеют дипломатического статуса, часто на посты представителей назначаются люди, не обладающие должной квалификацией, так же очень слабо взаимодействие между этими представителями и курдскими диаспорами. Я на встрече с премьер-министром Курдистана Нечирваном Барзани в прошлом году в Санкт-Петербурге ставил вопрос о том, чтобы в Эрбиле был создан специальный орган, отвечающий за сотрудничество с диаспорами. Идея была положительно воспринята, но из-за известных событий в Курдистане ее реализация пока откладывается.

Вернемся к партийному вопросу. Известно, что курды, наверное, являются печальными «мировыми рекордсменами» по внутрипартийным раздраям. Скажите на данном этапе, какие политические силы являются наиболее влиятельными на данном этапе среди диаспор? И в развитие этого вопроса – какая идеология в большей мере сегодня популярная среди курдов – левая, «марксистская», или же «национальная»?

По-прежнему наибольшую активность демонстрирует Рабочая партия Курдистана, это факт, от которого никуда не деться. Это влияние обусловлено тем, что ее бойцы, в том числе и женщины, героически воюют за «курдскую идею». Хотя известно, что верхушка РПК абсолютно не «национальна», у них на первом плане социальные вопросы (демократия для Турции, равенство, братство и т.п.), национальный момент у них не на первом месте. Что касается других партий, то они не ставят перед собой задачу укрепления своего влияния в диаспоре. По разным причинам: может быть недооценивают роль и влияние диаспоры, или же это расценивается как потенциальное вмешательство в дела другого государства и его граждан. На мой взгляд, это во многом и правильно. И то, что сейчас европейские и постсоветские курды решили разорвать пуповину связи с курдскими партиями и играть самостоятельную роль, во многом симптом разочарования в политике этих партий. Конечно, это не означает полного разрыва с ними. Сотрудничество с курдскими политическими силами неизбежно и необходимо. Надо также отметить, что курдские партии связаны с определенными регионами Курдистана, это объективная реальность. Они, в первую очередь, думают и исходят из интересов Южного (если это Ирак) и Северного, (если это Турция) Курдистана. То же самое в Сирии и Иране. Но в диаспоре этого нет. Курды в диаспоре мыслят общенациональными категориями, для них нет разделения по частям Курдистана. Именно по этому, если диаспору соответствующим образом усилить, она сможет продемонстрировать свое влияние и сыграть объединяющую роль, в частности, в том, чтобы сблизить позиции партий в историческом Курдистане.

Можно ли говорить о таком явлении как «курдофобия» (наподобие юдофобии или русофобии, и если да, что могут сделать диаспоры для противостояния этому негативному явлению?

Удивительно, но курдофобия существует в странах традиционного проживания курдов — Турции, арабских странах. А за рубежом, где существуют курдские диаспоры, курдофобии нет. Напротив, здесь можно говорить даже о некотором курдофильстве.

Сейчас в  историческом Курдистане проблемной точкой является не только Башур(Иракский Курдистан), то также Бакур(турецкий Курдистан) и Рожава(сирийский Курдистан). Имеется ли консолидированная позиция курдских диаспор по ситуации в этих регионах?

На сегодняшний день подобной позиции нет, так как нет организованной диаспоры, мы лишь в начале пути к этому. Кроме того, для курдов в диаспоре это деление на разные части Курдистана не столь важно, они мыслят категорией единой родины. Кстати, на совещании в Брюсселе было принято три условия, на которых организация или частное лицо может вступить в европейско-евразийское объединение курдских общин: признание национального флага – триколора с солнцем посередине, признание, что курды имеют право на независимую государственность, и что курды являются единым народом.

И какова реакция на эти условия потенциальных кандидатов на вступление?

Пока это лишь предложение оргкомитета, его еще предстоит утвердить на учредительной конференции. Но в принципе, никто не против, кроме представителей одной, уже не раз упомянутой нами партии.

Итак, диспозиция в деле интеграции курдских диаспор ясна. Что предстоит конкретно сделать в самое ближайшее время, причем в условиях обострения и динамичного развития курдского вопроса?

Кратко сформулировать задачи диаспоры можно следующим образом – сохранить курдскую идентичность, укреплять отношения с другими диаспорами, укреплять отношения со странами пребывания, но также и лоббировать интересы Курдистана и курдского народа в странах пребывания.

Мы сейчас собираемся максимально ускорить создание структур, объединяющих диаспоры и после этого сформулировать нашу позицию по различным текущим вопросам. Пока я могу лишь высказать свою личную точку зрения. Уже сейчас могу сказать что как Международный когресс курдских общин так и формирующаяся Конфедеоация курдов Европы готовят целый ряд проектов – в частности по поддержке молодых талантливых курдов, по ознакомлению общественности стран Европы с культурой  курдов, с национальной кухней. Конечно, есть проекты поддержки прав курдов на исторической родине. Конкретные планы будут утверждены на московской встрече МККО в августе и учредительной конференции Конфедерации курдов Европы в сентябре в Брюсселе. Потенциал мировой курдской диаспоры огромен. Для примера возьмем Швецию – там в парламенте страны 6 депутатов, а футбольная команда Далкурд  выступает в высшей лиге чемпионата страны. Одной из ведущих диаспор является курдская община в Казахстане, которая, при поддержке государства, успешно работает, сохраняя язык и культуру и укрепляя дружеские отношения с народами страны проживания.

Действительно, ситуация очень  серьезная, идет много негативных процессов, но нужно посмотреть на проблему всесторонне. Да в курдском сообществе не все ладно, но и в Багдаде не все спокойно. Политическая система Ирака неустойчива и сейчас трудно спрогнозировать, куда дела пойдут дальше. Ирак – это три крупные и разные этнорелигиозные общины, их цели и задачи разнонаправлены. На  курдо-иракском вопросе завязаны интересы многих стран, как региональных, так и ведущих мировых держав. И в целом, если брать Ближний Восток и курдский вопрос в регионе только можно сказать одно – война еще не закончена, и только когда она закончится можно сесть за стол переговоров для решения конкретных вопросов. Очень важны отношения между Россией и США. Сейчас они не очень хорошие, но если отношения улучшатся, то улучшится ситуация и на Ближнем Востоке и это в интересах курдов. И Москва и Вашингтон, если судить по высказываниям официальных лиц, благосклонно относятся к курдам и считают, что их права должны быть реализованы в Ираке, Сирии и других странах.

Беседовал Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир».

 

 

 

Об авторе

Юрий Набиев

Президент Общества солидарности и сотрудничества с курдским народом; Образование: Тбилисский государственный университет

Похожие записи