Министр нефти администрации Рожавы:Наши контракты будут переданы тем, кто поддерживает нас политически

Министр нефти администрации Рожавы:Наши контракты будут переданы тем, кто поддерживает нас политически

Проезжая по дорогам северо-восточной Сирии, можно предположить, что в разрушенном войной районе идет масштабный экономический бум. Цепочки автоцистерн, по 50 автомобилей в каждой, движутся. Они вывозили нефть, добываемую на месторождениях, контролируемых курдами, поддерживаемыми США, перевозя их через территорию, которую  также контролируют курды, после вытеснения   ДАИШ(запрещена в России).

Но нефтяная промышленность страны лежит в руинах. После семи лет войны инфраструктура разрушена и устарела, нет инвестиций в месторождения, и борьба за контроль над нефтяными ресурсами еще далека от завершения.

Вдоль дорог старые «качалки» совершают над скважинами ритмичные движения вверх-вниз. Вдали пейзаж дополняют темные клубы дыма дыма поднимающиеся от примитивных, ветхих нефтеперерабатывающих заводов, которые выглядят как гигантские кучи металлолома. На одном из них рабочие в шлемах с помощью примитивных горелок выделяют из сырой нефти вязкие компоненты. А по всей территории расползаются огромные лужи разлившегося «черного золота».

Рабочие нефтепромыслов — местные жители, многие из которых феллахи (крестьяне), которые больше не могут зарабатывать себе на жизнь на своих полях. Курдские власти продают нефть частным нефтеперерабатывающим заводам, которые затем продают им обратно бензин и дизельное топливо.

Для обслуживания оборудования рабочие используют запасные части, производства 60-х годов, хранящиеся на соседних складах. Разведки новых скважин не производится, при том, что старые истощаются.

Администрация курдского самоуправления взяла контроль над этими нефтяными месторождениями в северо-восточной провинции Хасаке после того, как Дамаск в 2012 году вывел войска из большинства курдских регионов  для борьбы с повстанцами в других местах.

Абдул-Карим Малак, министр нефти в самоуправлении Рожавы, сказал, что нефть и газ являются основным источником дохода администрации самоуправления, но конкретные цифры он разглашать не будет.

Сирийское правительство пообещало в конечном итоге вернуть под свой контроль все нефтяные месторождения, но пока действует  неформальная договоренность между ним и курдами. Дамаск покупает большую часть избыточной нефти, которое не используют курдские районы. Кроме того, многие служащие местного отделения государственной нефтяной компании вернулись на работу, все еще получая зарплату от Дамаска.

Но обе стороны были в жесткой конкуренции дальше вниз по реке Евфрат в восточной Сирии. В последние месяцы курды и правительственные силы мчались наперегонки, чтобы захватить территорию ДАИШ в провинции Дэйр эз-Зор, где находятся крупнейшие месторождения Сирии .

Курды первыми захватили эту территорию, однако они не смогли управлять  месторождениями, потому что  все еще сражаются с остатками ДАИШ, одновременно  подвергаются нападениям со стороны правительственных сил. В конечном итоге курды могут попытаться сохранить контроль над месторождениями  или использовать их в качестве козыря на переговорах. Тем временем они эксплуатируют их так, как могут.

Малак указал на отсутствие инвестиций. «Без современных нефтеперерабатывающих заводов  мы загрязняем воздух здесь, мы загрязняем окружающую среду», — говорит он. Но мы вынуждены это делать». По его словам, если начать развивать месторождения, контролируемые курдами, то добытая на них нефть покроет половину потребности Сирии в «черном золоте».

Он сказал, что переговоры с американцами о будущих инвестициях продолжаются, добавив: «Наши[нефтяные ] контракты будут переданы  тем, кто поддерживает нас политически», резюмировал  министр нефти Рожавы.

Associated Press      Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи