"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Дэвид Романо о временном «экономическом согласии» между Эрбилем и Багдадом

Дэвид Романо о временном «экономическом согласии» между Эрбилем и Багдадом

Новая специальная договоренность о распределении доходов, по-видимому, выходит на повестку дня в отношениях  между Эрбилем и Багдадом. В новом соглашении отсутствуют какие-либо юридические санкции, но его реализация может откладываться на неопределенное время, учитывая, что оно затрагивает ключевые для руководства в Багдаде и Эрбиле проблемы.

С 2005 года надежды на согласие по закону о углеводородах  с целью управления распределением нефтедоходов между регионом Курдистана и федеральным правительством в Багдаде в соответствии с положениями Конституции не оправдались. Когда региональное правительство Курдистана, следуя своему толкованию конституции, заключало свои собственные нефтяные контракты и соглашения о разделе продукции с многонациональными нефтяными компаниями, Багдад решительно выступал против этого. И даже когда курды начали транспортировать нефть через иракский национальный трубопровод Киркук-Джейхан, Багдад отказался платить нефтяным компаниям в Курдистане, за выполнение перекачки (оператором этого нефтепровода является турецкая национальная нефтегазовая компания .Botas– RiaTaza).

Со своей стороны, Багдад при аль- Малики и  аль- Абади также нарушил конституцию в начале 2014 года, урезав Курдистану его долю в национальном бюджете. Начиная с июня 2014 года  Курдистан восполнял часть дефицита, экспортируя нефть со своих месторождений, а также со «спорных территорий», над которыми он получил контроль в то время. Эрбиль продал часть нефти из самого Киркука, предоставив остальной части Ирака еще одну порцию нефти и выручку. Однако после иракского захвата Киркука в октябре 2017 года и других спорных территорий региональные власти потеряли слишком много нефтедобывающих районов, чтобы продолжать самостоятельно покрывать свои расходы.

Все это приводит нас к сегодняшнему дню и новому де-факто соглашению. Преодолевая напряженность курдских возражений, Багдад принял новый бюджет, сократив долю Курдистана в национальном бюджете с 17 процентов до чуть более 12 процентов. Причем, эта сумма рассчитывается только после вычета «суверенных расходов» властями Багдада. Эти расходы включают в себя финансирование деятельности федерального правительства, зарплаты и оснащение иракской армии, управление посольствами за рубежом, вознаграждение нефтяных компаний за их добычу и репарации за временную аннексию Кувейта. ( таким образом, доля Курдистана, рассчитанная не от общего объема бюджета в реальности все более уменьшается- RiaTaza).

Частично возражения Kурдистана  на это связаны с тем, что суверенные расходы, о которых идет речь, продолжают расти каждый год и тем фактом, что в отсутствие второй  палаты парламента для регионов и мухафаз ( провинций), как это предусмотрено конституцией, Курдистан и мухафазы не имеют никакого реального голоса при расчете суверенных расходов. Курдистан также отказывается предоставить Багдаду монопольный контроль над всей добычей нефти и газа в стране в соответствии с любым рациональным толкованием статьи 112 конституции Ирака (в которой, помимо прочего, говорится, что Багдад разделяет этот контроль  с регионами и мухафазами для чего-либо, относящегося к «настоящим» полям, что означает, что нефтяные месторождения, обнаруженные после 2005 года, когда конституция была написана, подпадают под юрисдикцию регионов и мухафаз). Предоставление Багдаду монопольного контроля над финансами страны серьезно подорвало бы любую реальную автономию Курдистан или другие потенциальные регионы и мухафазы.

В свою очередь, озабоченность Багдада связана с проблемой контроля над регионом Курдистана, который только что провел референдум, и недопущением ситуации, когда Курдистан получает 17 процентов из национального бюджета, не перечисляя доходов от экспорта нефти в тот же бюджет. Хотя Эрбиль всегда был готов передать эти доходы, они отказывается продолжать  делать это, пока Багдад отказывается платить нефтяным компаниям в Курдистане так же, как  он это делает нефтяным компаниям в остальной части Ирака, то есть еще  до начала расчета национального бюджета и деления его между регионами.

Нынешнее неформальное соглашение может решать проблемы Багдада и Эрбиля. Багдад начал фактически перечислять Курдистану его более низкую 12-процентную долю бюджета. В то же время Курдистан продолжает экспортировать собственные ресурсы (а также газ в ближайшем будущем) и обеспечивать денежные поступления от экспорта. Это избавляет от необходимости урегулировать спорный вопрос о том, кто имеет право подписать нефтяные контракты с иностранными корпорациями, и кто  им платит . Это также позволяет Курдистану поддерживать определенный уровень финансовой автономии, при этом Багдад все еще имеет рычаги влияния на региональное правительство. Если совместный экспорт нефти из Курдистана (без оспариваемых территорий) и 12 процентов национального бюджета окажется достаточным для удовлетворения потребностей курдов, это будет означать значительное улучшение  статус-кво, сложившегося за последние 4 года.

Предполагается, что соглашение будет носить временный характер, пока юридически полноценный договор не урегулирует споры между Эрбилем и Багдадом. Однако, как мы все знаем, достижение такой договоренности в Ираке может занять очень много времени .

Перевод Riataza

 

Об авторе

Neo

Похожие записи