"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Американский ученый о «курдской дилемме» для США

Американский ученый о «курдской дилемме» для США

На протяжении всей войны против ДАИШ(запрещена в России) американские военные неоднократно превозносили возглавляемые курдами сирийские ополчения за их усердие на поле битвы.

«У них  неукротимая воля, жестокие бойцы, отличные командиры и довольно неожиданные тактики», — заявил в прошлом году американский генерал-майор Джеймс Джейрард, командующий спецоперациями против ДАИШ.

А в феврале генерал-полковник Джозеф Вотель, глава Центрального военного командования США, завил профильному комитету конгресса, что бойцы из Курдистана представляют собой «самую эффективную силу в боях на сирийской земле против ДАИШ».

Поскольку исламское государство начало свою террористическую деятельность в Ираке и Сирии еще 2014 году, возглавляемые курдами, состоящие из двух основных групп: «отряды народной самообороны» (YPG) и женское ополчение YPJ, действительно сыграли главную роль в уменьшении успехов ДАИШ. Но удивляют эти  постоянные похвалы со стороны американских чиновников и потому, что курды также борются за то, чтобы провести левую социальную революцию в  регионе Рожава, а такой проект вряд ли  может вызвать одобрение политиков США.

Неудивительно, что не все в элитных кругах согласны с тем, что американские военные должны сражаться вместе с курдскими революционерами. Когда это партнерство впервые начало формироваться, Wall Street Journal предупреждал о «марксистских союзниках Америки против ДАИШ».

В прошлом году бывший американский дипломат Стюарт Джонс умолял Конгресс убедиться в том, что продолжающееся участие США в альянсе с курдскими силами «не создает политической монополией для политической организации, которая действительно враждебно относится к … ценностям и идеологии США».

В Вашингтоне большое беспокойство вызывает то, что курдские революционеры формируют «антикапиталистическое пространство», решительно отвергающее основные принципы глобального порядка под руководством США. Еще один важный момент состоит в том, что курдские революционеры имеют исторические связи с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую правительство США признало террористической организацией. В то время как американские военные чиновники неоднократно отрицали какую-либо постоянную связь между сирийскими силами, возглавляемыми курдами и РПК, в Вашингтоне широко распространялось мнение  о том, что YPG  все таки является филиалом турецких апочистов..

Теперь, когда ДАИШ столкнулась с полным поражением в Ираке и Сирии, конфликт в связи с отношениями США  и курдов подошел к своей кульминационной точке: будет ли Вашингтон продолжит поддерживать возглавляемые курдами силы, или оставит их один на один противостоять многим враждебным силам, пытающимся уничтожить курдскую революцию?

Американский подход

Когда администрация Обамы  решила сотрудничать с сирийскими курдами, она не делала этого, с целью поддержать левую революцию, а  ​​просто искала союзников для борьбы с ДАИШ.

«Курдские силы «выступили в качестве партнеров в этой борьбе», — объяснил ранее в этом году чиновник Госдепартамента Дэвид Саттерфилд. – Они были единственными, кто это сделал. Никакое другое государство, никакая другая сторона, несмотря на наши заманчивые предложения, не были готовы вступить эту битву».

Единственная проблема заключалась в том, что турецкое правительство не хотело, чтобы США сотрудничали с курдами. Турция, союзник НАТО, рассматривает YPG как филиал РПК,  которая будучи партией курдского национального освобождения, является врагом турецкого государства. Столкнувшись с этой проблемой, официальные лица США разработали простое решение: они попросили курдских бойцов объединить свои силы с арабскими бойцами и создать новое название для этих сил.

«Мы буквально набросились на них с требованием изменить свой бренд,  используя любое название, кроме YPG», — вспоминал впоследствии спецпредставитель США Раймонд Томас. -И примерно в течение дня они заявили, что будут называться Сирийскими демократическими силами».

С изменением названия США начали предоставлять подразделениям, возглавляемым курдами, широкую военную поддержку, помогая им добиваться многочисленных побед против ДАИШ. Курдские силы защищали регион Кобани от длительной осады, начали мощное наступление, чтобы захватить город Манбидж, и провели наземную атаку на Ракку, помогая вытеснить исламистов из их «столицы».

Тем не менее, официальные лица США ясно дали понять, что их поддержка идет со значительными оговорками. Независимо от того, насколько героически сражались курдские силы на поле битвы, официальные лица США отказались поддержать социальную революцию, которую сирийские курды начали в Рожаве. Когда они  предприняли важный шаг в марте 2016 года, объявив о создании в Сирии нового автономного региона, официальные лица США заявили о своей оппозиции. «Мы просто не поддерживаем самоуправляющиеся, полуавтономные зоны внутри Сирии», — заявил представитель Госдепартамента Джон Кирби..

Несколько месяцев спустя официальные лица США приняли более конкретные меры. Узнав о том, что спецназ США носит наклейки с эмблемой YPG — знак растущей солидарности между американскими и курдскими вооруженными силами — чиновники приказали спецназовцам удалить их.

Хотя военнослужащие США продолжали хвалить сирийских курдов, основная предпосылка  раздора сохранялась: США не были заинтересованы продвижением эксперимента по радикальном самоуправлении и социальной справедливости, который проводили курды. Даже командир спецназа Раймонд Томас, который хвалил сирийских курдов за то, что они принесли много позитивных социальных изменений в Сирию, говорил о воинских формированиях, возглавляемых курдами, лишь как о «наших военных  союзниках». По словам Томаса, курдские подразделения это «вспомогательная сила в 50 000 человек, которая работает на нас и реализует наши предложения».

Новые стратегические соображения

 Сейчас, когда война с ДАИШ подходит к концу, официальные лица США ищут новые способы использования своих курдских союзников, думая, что они могут принести пользу во влиянии на исход войны в Сирии.

Конфликт в Сирии бушевал с 2011 года, унося жизни сотен тысяч людей. Поддержанный Ираном и Россией, сирийский лидер Башар аль-Асад вел опустошительную войну против многочисленных повстанческих группировок, многие из которых были поддержаны Соединенными Штатами и региональными державами. Десятки тысяч мирных жителей погибли в перекрестном огне, и миллионы людей стали перемещенными лицами.

Поражение ДАИШ привело к тому, что коалиция, возглавляемая США, обрела хорошие позиции для того, чтобы играть более непосредственную роль в войне. Как сказал ранее в этом году государственный секретарь Рекс Тиллерсон: «Соединенные Штаты и силы коалиции, которые работают с нами, для победы над ДАИШ, сегодня контролируют 30 процентов территории Сирии  большим количество населения и нефтяных месторождений». Сохраняя возглавляемую США коалицию, как многие официальные лица заявляют, тем самым, можно значительно усложнить работу иранцев в Ираке. По сути, они хотят поддерживать свои связи с курдскими силами, чтобы более непосредственно вмешиваться в войну.

«Мы собираемся остаться по разным причинам», — объяснил ранее в этом году чиновник Госдепартамента Дэвид Саттерфилд, подчеркивая важность создания новых политических структур для нового сирийского государства с одновременным «противодействием Ирану».

Бывший американский дипломат Джеймс Джеффри определил аналогичные цели. «Мы сказали туркам, что курды были временными, тактическими и «переходными» союзниками, чтобы победить ДАИШ», — сказал Джеффри. Двигаясь вперед, по его словам, США нуждаются в курдах, для «сдерживания Ирана» и оказания давления на русских. «Цель заключается в том, чтобы расколоть русских и сирийцев, заявив, что мы будем продолжать искать политическое решение по Сирии».

В то время официальные лица США заявили, что они начали трансформировать своих курдских партнеров в пограничную силу в северной Сирии, численностью в 30 000 бойцов. По словам министра обороны Джеймса Мэттиса, силы коалиции обучают и оснащают курдских бойцов, чтобы помочь им более эффективно обеспечить безопасность региона. «Значит, они собираются вооружаться, — говорит Маттис. — Я бы сказал, как минимум, винтовками и пулеметы, или чем-то в этом роде».

Сразу же администрация Трампа встретила значительное сопротивление. Турецкое правительство осудило этот шаг, заявив, что не намерено позволять сирийским курдам продолжать свою революцию в Рожаве. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган угрожал «уничтожить» курдские войска.

Администрация Трампа частично капитулировала перед турецким правительством, разрешив его войскам  вторгнуться и завоевать Африн, один из трех кантонов Рожавы. С января по март турецкие войска вели осаду, в результате которой погибли сотни мирных жителей, а 200 000 курдов вынуждены были покинуть кантон. И только когда турецкое правительство пригрозило расширить свои операции на оставшиеся кантоны Рожавы, , администрация Трампа, наконец, зашевелилась, чтобы не произошло нападения на американские войска. Встречаясь с официальными лицами Турции, Тиллерсон объявил, что американские войска останутся в Манбидже, городе, который ранее возглавляемые курдами силы помогли освободить от ДАИШ.

В то время как возникла напряженность между правительствами США и Турции, администрация Трампа столкнулась с еще одним серьезным вызовом. В феврале про-сирийские силы, поддерживаемые российскими наемниками, начали атаку на курдские войска в восточной Сирии. Официальные лица США, которые знали о возможном участии России, решили ответить авиаударами, убив сотни людей, в том числе десятки россиян. Это инцидент, который мог бы легко обострить ситуацию, показал, насколько быстро конфликт может привести США и Россию к прямой битве. И это породило  экзистенциальные угрозы, с которыми сирийские курды продолжают бороться, проводя свою социальную революцию. Им не только угрожает уничтожением турецкое правительство, курды также понимают, что и у Асада нет намерений разрешить им революцию. Из-за ограниченной поддержки американских военных они, возможно, уже сталкиваются с вторжениями на нескольких фронтах.

Что произойдет дальше?

С турецкими и про-сирийскими силами, «тестирующими» ныне приверженность администрации Трампа  партнерству с сирийскими курдами, официальные лица в Вашингтоне в настоящее время активно обсуждают, что делать дальше. Хотя они в значительной степени согласны с тем, что война против ДАИШ заканчивается, пока что имеются разногласия по поводу того, нужно ли им оставаться непосредственно вовлеченными в войну в Сирии.

В январе чиновник Госдепартамента Дэвид Саттерфилд заявил комитету по международным делам Конгресса, что «президент  заявил, что в стратегическом плане мы не покинем Сирию. Мы не собираемся объявить победу и, уйти». Госсекретарь Тиллерсон подтвердил это решение, объявив, что Соединенные Штаты «поддержат свое военное присутствие в Сирии».

В то же время многие чиновники стали настаивать на том, что настало время начать подготовку к выходу из Сирии. В феврале бывший посол США в Сирии Роберт Форд предупредил комитет Конгресса против каких-либо долгосрочных военных обязательств США. «В конце концов, наши сирийские курдские и сирийские арабские союзники должны сами заключить соглашение с Асадом, — утверждал Форд.  — Если мы не готовы к бессрочному военному присутствию, эта сделка будет заключена на условиях Асада, потому что он ждет нашего ухода».

Форд был особенно обеспокоен тем, как американо-курдский союз повлияет на отношения США с Турцией и политику США в отношении Ирана. Он посоветовал Конгрессу внимательно рассмотреть приоритеты США в регионе.

«Если приоритетом Соединенных Штатов является использование сирийских курдских сил в качестве молота против исламского ДАИШ, то тогда с Турцией будет гораздо сложнее работать по проблеме Ирана, — сказал он. С другой стороны, если мы решаем, что сейчас приоритетом должен стать Иран, тогда нам нужно выяснить, как прийти к какому-то соглашению с Турцией».

В администрации Трампа чиновники обдумывают те же проблемы. Некоторые высокопоставленные чиновники хотят, чтобы сирийские курды заключили сделку с Асадом, чтобы они могли вывести американские войска из этого региона и попытаться сблизиться с Турцией. Другие говорят, что им следует продолжать работать с курдскими подразделениями, чтобы оказывать давление на Асада, тем самым, бросая  более непосредственный вызов влиянию Ирана и России.

Пока что у «ястребов» есть преимущество  в деле убеждения Трампа в том, что он должен оставить силы США в этом районе. Но неясно, как долго они смогут сохранить свое влияние.

В конечном счете, главный вопрос заключается в том, будет ли администрация Трампа продолжать поддерживать силы, которые сыграли такую ​​ключевую роль в победе над ДАИШ,  одновременно прокладывая путь для крупного прогресса в борьбе за освобождение курдов. В конце концов, решение Трампа вполне может определить, сможет ли наиболее перспективный демократический эксперимент на Ближнем Востоке выжить.

Об авторе – Эдвард Хант, доктор философии, специалист по проблемам войн и империй.

Jacobin Magazin             Перевод    RiaTaza.com

 

 https://jacobinmag.com/2018/04/syrian-kurds-rojava-trump-united-states-support

 

Об авторе

Neo

Похожие записи