OIlprice: Российский нефтегигант осваивает Курдистан

OIlprice: Российский нефтегигант осваивает Курдистан

После устойчивого наращивания  стратегического партнерства между российской национальной нефтяной компанией и Региональным правительством Курдистана, 2018 год вылил ушат холодной воду на амбициозные планы обеих сторон. Подписав контракт на поставку нефти в феврале 2017 года и сделку по поглощению нефтегазовой инфраструктуры в сентябре, «Роснефть», похоже, стала ключевым партнером Курдистана по маркетингу его углеводородных ресурсов. Однако после  референдума о независимости в конце сентября, после которого Багдад отбил нефтедобывающий центр Киркук, предприняв, таким образом, успешную попытку  предотвратить любую возможность курдского отделения,  для оси Роснефть-Курдистан начали накапливаться плохие новости.

Сейчас необходимо решить три основные проблемы: судьбу: пяти геологоразведочных концессий «Роснефти» в Курдистанском регионе Ирака, возобновление полномасштабного экспорта нефти через территорию Курдистана и масштабное финансирование «Роснефтью» поставок будущих баррелей нефти.

Действуя на основе  соглашения от октября 2017 года, Эрбиль предоставил «Роснефти» пять концессий. Хотя подробности соглашений и не опубликованы, со временем представление вполне сформировались.  «Роснефть» зарегистрировала пяти дочерних компаний в Сингапуре, и все они носят названия городов в Курдистанском регионе Ирака (Батиль, Дарато, Касрок, Завита и Харир-Беджил) и действуют в разных лицензионных зонах. Расположенные преимущественно в северо-западной части Курдистана, эти геологоразведочные нефтяные блоки общей стоимостью 400 миллионов долларов («Роснефть» имеет 80-процентную долю во всех пяти из них, совокупные резервы 3P оцениваются в 670 миллионов баррелей (3Р резервы – согласно принятой в нефтяной отрасли классификации, к этому типу относятся резервы нефти, по прогнозам, сделанным на основе геологоразведки, могущие быть добытыми в течение 20-25 лет — RiaTaza) станут предметом обсуждения, поскольку Багдад предупредил, что любые сделки, заключенные без ведома и одобрения федерального правительства считаются недействительными.

«Роснефть» вначале отвергла любые упреки в незаконности своей деятельности, заявляя, что любые «противоречия» должны быть разрешены в двустороннем порядке между Эрбилем и Багдадом и что российский нефтегигант просто хотел сделать то же самое, что делают и многие другие международные компании. Но в последнее время «Роснефть» взяла на себя новую  и непубличную роль посредника между двумя соперничающими сторонами.

В конце февраля премьер-министр Ирака заявил, что было достигнуто соглашение о возобновлении экспорта нефти через курдскую территорию в турецкий порт Джейхан. Хотя это автоматически не предполагает, что Россия сыграла здесь роль посредника, однако дьявол находится в деталях. В рамках соглашения Эрбиль переведет «нефтяные» деньги  в федеральные органы власти, но Багдад, со своей стороны, предоставит Курдистану некоторые объемы нефти для местной переработки и, что более интересно, будет платить транзитные тарифы  за перекачку нефти российской компании.

19 октября «Роснефть» стала основным акционером нефтепроводной инфраструктуры в Иракском Курдистане (она имеет 60-процентную долю в трубопроводе Киркук-Джейхан), фактически через пару дней после того, как федеральные силы вернули Киркук и все месторождения вокруг него. Если это устное соглашение превратится в юридически обязывающее письменное, «Роснефть» может считать его одним из  своих самых блестящих дипломатических успехов.

Но дела от этого идут все лучше и лучше . Министр нефти Ирака Джабар аль-Луаиби выразил готовность позволить «Роснефти» работать непосредственно на месторождениях Киркука, заявив, что они не хотят закрывать двери перед лицом «тех, кто хочет помочь». Единственным условием здесь является то, что Роснефть должна работать совместно с британской компанией BP (которой принадлежит 19,75% акций «Роснефти»), что вряд ли является непреодолимым требованием. Это привело бы к тому, что «Роснефть» превратилась бы в игрока мирового класса, поскольку уровень нефтедобычи Киркука потенциально может находиться в  диапазоне 400-450 тыс. баррелей в сутки (частично добыча сейчас заморожена, поскольку нефтепровод Киркук-Джейхан сейчас не может работать на полную мощность). Это больше, чем общий объем нефтедобычи иракского Курдистана.

Следует отметить, что от некоторых концессий, которые региональное правительство  предоставило «Роснефти» в Иракском Курдистане, ранее отказались международные нефтегазовые компании либо из-за сложностей геологического характера, либо нежелания разрабатывать «тяжелые» нефтяные месторождения (например, месторождение Бер Бахр в Блок 9 — 15 ° API). Нефтяные месторождения в северной части имеют тенденцию быть «тяжелыми» (в пределах диапазона 15-28 ° API), в то время как на юге, включая все еще контролируемый курдами Хурмальский купол и Киркук, которые теперь контролируются федеральным правительством, нефть намного легче ( преимущественно 40-50 ° API) ( «тяжелая» нефть – нефть с большим содержанием стеарина и других вязких компонентов, что увеличивает себестоимость ее добычи, транспортировки и переработки. Плотность нефти принято измерять по градусной шкале Американского нефтяного института (API), градус в которой соответствует единице удельной массы или удельного объема нефти, разогретой до температуры 20 градусов Цельсия. Соответственно, чем выше градус API, тем меньше плотность —  RiaTaza) Поэтому можно ожидать, что «Роснефть» пойдет на все это, так как это позволит ей иметь беспрецедентные полномочия   и влияние Северном Ираке. Компания не только будет контролировать инфраструктуру, но и станет ключевым игроком в добыче нефти, как на «спорных территориях», так и в автономном регионе.

Следовательно, было бы справедливо сказать, что «Роснефть»,  таким образом, минимизировала риск возможных негативных событий с ее проектами в Курдистане. Компания уже вложила значительные средства в  Эрбиль — в течение 2017 года региональному правительству передано 2,1 миллиарда долларов в качестве предоплаты по долгосрочному контракту на поставку нефти, заключенному с региональным правительством и действующим до 2020 года. Это привело  к тому, что общая стоимость контрактов «Роснефть-Курдистан» существенно превышает 3 млрд долларов. Более того, получив благосклонность Эрбиля и Багдада, «Роснефть» значительно снизила риск своего проекта газопровода в Курдистане, в рамках которого он будет строить, владеть и эксплуатировать магистраль мощностью 30 млрд кубометров газа в год , которая предположительно соединит Сулейманию с Турцией. Если российский гигант сможет найти аналогично взаимоприемлемое [для Багдада и Эрбиля] решение газового вопроса,  то он укрепит  свои позиции на Ближнем Востоке на длительное время.

Независимо от того, как  рассматривать противостояние Эрбиль-Багдад, очень примечательно, что «Роснефть» фактически стала частью внешней политики России на Ближнем Востоке. Практически непосредственно  участвуя в дипломатических и военных отношениях между государствами и , этот международный нефтегигант российского происхождения сумел позиционировать себя почти во всех энергетических раскладах, никоим образом не противопоставляя себя кому-либо и готовый в перспективе сделать инвестиции в обе, ныне враждующие стороны. Так что, все в порядке.

Автор- Виктор Катона, индивидуальный трейдер венгерской национальной нефтекомпании MOL, член Российского совета по международным делам. Проживает в Будапеште.

Oilprice.com             Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи