Курды, что пошло не так?

Курды, что пошло не так?

(курдский аналитик о роли международного фактора в сегодняшнем курдском коллапсе)

Мир  все еще оправляется от шока, вызванного приходом Дональда Трампа к власти в качестве президента Соединенных Штатов. Сегодня и  мы являемся свидетелями беспрецедентной поляризации, подобной которой мир не видел много десятилетий. Протекционизм и популизм становятся нормой,  все больше и больше стран по всему миру идут по этому пути. В подобные времена малые страны и народы, не имеющие государственности, такие,  как курды, становятся жертвами.

Курды в настоящее время находятся в состоянии отчаяния, тем более, что они ожидают благодарности от мира за их практическую и реальную борьбу с терроризмом от имени международного сообщества или, по крайней мере, вместе  с ним. Но все происходило, когда  в мире правили более либеральные политики. Теперь все изменилось, и курды должны определить, нужны ли им экономические партнеры или политические союзники в новом миропорядке.

Политика протекционизма подчеркивает акцент на внутренней политике и экономике и отходит от международной арены. Например, трамповская политика «Америка превыше всего»  ввела клин между Соединенными Штатами и их союзниками в Европе. В отличие от прошлых лет, внешняя политика США не стоит на универсальных ценностях и не говорит о правах человека, или демократических принципах в других странах. Например, текущие отношения между США и Саудовской Аравией основаны на том, сколько денег правительство Саудовской Аравии может дать, чтобы служить протекционистской политике Трампа. Соединенные Штаты обращаются к Турции, Саудовской Аравии и Египту в большей мере для того, сколько рабочих мест они могут создать для американских граждан в Америке, чем для того, чтобы узнать, как у них обстоят дела со свободой   слова или сколько активистов они могут бросить в тюрьму.

В том же духе, если произойдет «брекзит», Британия будет делать все, что служит ее экономике, без учета ценностей и принципов ЕС. Чтобы уменьшить негативный эффект выхода из ЕС, Лондон сейчас ищет   торговые связи и поставки оружия Саудовской Аравии и Турции. Подобная политика  ведущих держав, подрывает авторитет таких организации, как ООН, ЕС и других международных агентств.

Серьезные разногласия также нарастают среди европейских стран. Германия и ее партнеры по ЕС закрывают глаза на проблему беженцев и мигрантов. При Эммануэле Макроне Франция также хочет расширить свое влияние за пределами Европейского Союза и не удовлетворена нынешней формой Союза. Недавние результаты выборов в Италии и Австрии привели к аналогичной потере надежды на ЕС.

В докладе, подготовленном, по меньшей мере, тысячью экспертов и исследователей для Давосского форума 2018 года, четко излагается ряд рисков, связанных с нынешней политической тенденцией в мире. Создание «сильных правительств» стало характерным для нашей эпохи. Некоторые страны делают это демократическими средствами, другие  недемократично. Например, Трамп правит единолично. Он уволил и заменил многих членов своего кабинета, чтобы создать правительство, которое ему и его политике подходит.

В Китае Си Цзиньпин был назван пожизненным президентом. Китайцы понимают, что они не могут позволить себе каких-либо изменений в руководстве в это время глобального соперничества. И в России Владимир Путин получил 75 процентов голосов на  президентских  выборах.

Эрдоган также пытается каждый день доказывать, что есть только один ответственный человек слово которого имеет значение – это он сам.  В Индии также  сильное правительство, глобально действующее на данном этапе, особенно в Азии.

Однако в докладе Форума в Давосе говорится, что ставка на концепцию «сильной элиты»  и протекционизма в 2018 году привела бы к большей напряженности и сложности в международных отношениях:

Во-первых: если каждое правительство сосредоточится на укреплении себя, работа международных организаций, особенно ООН, будет постепенно ослабевать. Мы видели, как политика Великобритании ослабила ЕС.

Во-вторых: меньшинства и «безгосударственные народы»  будут по-прежнему становиться жертвами более сильных государств.

В-третьих: страны будут вмешиваться в дела друг друга и   создавать альянсы между собой (например, Ливан, Ливия, Сирия).

В-четвертых: малые страны, такие как Катар, несмотря на экономическую мощь, станут заложниками воли более сильных региональных держав.

На Мюнхенской конференции по безопасности также коснулись некоторых рисков, связанных с подрывом международного сотрудничества:

Во-первых: в результате вакуума, созданного США при Трампе, Китай вышел на мировой рынок и, как ожидается, выйдет в  международной торговле на более высокий уровень. Ожидается также, что война за контроль над миром технологий между США и Китаем усилится.

Во-вторых: геополитическая напряженность на Корейском полуострове и нестабильность в Ираке и Сирии будут сдерживать участников международных отношений.

В-третьих: крах многосторонних экономических соглащений, таких как NAFTA (Североамериканское соглашение о свободной торговле), и создание экономических кризисов для таких стран, как Мексика.

В-четвертых: давление на Иран будет оказано в такой степени, что он будет вынужден покинуть Ирак, Ливан и Сирию.

В-пятых: политические и экономические институты ослабеют, и их легитимность будет поставлена ​​под сомнение настолько, что они не смогут сделать точные политические и экономические прогнозы.

В-шестых: опасность исламистского популизма в Индонезии и Малайзии и национализм в Индии вызовет дальнейшую напряженность.

В-седьмых: террористическая деятельность таких групп, как «Аль-Каида», которая остается сильной в Африке, еще больше поставит под угрозу разделенный мир.

Курды в свете этой реальности

В разделенном мире малые страны и народы без государства, такие как курды, не могут защитить себя или рассчитывать на других. Поэтому они должны просчитать ситуацию и иметь ее глубокое понимание, прежде чем предпринимать какие-либо шаги.

Одной из причин, по которой теперь кажется, что курды чувствуют себя преданными, является то, что они сражались с ДАИШ во времена, сильно отличающиеся от того, в котором мы сейчас живем. Мы все помним, как Барак Обама использовал американские ВВС для защиты Эрбиля и курдов. Обама был лидером либерально-демократического мира. Он считал, что США обязаны защищать меньшинства и осуждать нарушения прав человека. В Вашингтоне сейчас совершенно другое управление и менталитет.

Кажется, что курды потеряли многие из достижений, которых они добились за два десятилетия. Скорее всего, этого не произошло бы в либерально-демократическом мире. Если бы Обама все еще был президентом, США могли бы, по крайней мере, предотвратить ситуацию, которая вынудила курдов поставить референдум на первое место.

Невзирая на международные отношения, Курдистан оказался в плохом положении. Мир рассматривал его только с точки зрения безопасности, как военную силу для борьбы с ДАИШ(запрещена в России), но курды неправильно поняли это и оказались в политическом вакууме. Они хотели извлечь из отношений с Западом быструю политическую выгоду, и их уверенность дошла до того, что курдские лидеры полагали, что мир, включая США, не имеет права вмешиваться в свои дела. Они также неправильно поняли региональный расклад, поскольку считали, что Ирак – несостоятельное государство, и Турция и Иран не смогут остановить создание независимого Курдистана. Если слова Эрдогана о том,что Эрбиль не консультироваться с Турцией по поводу референдума –  это правда, то  в этом нет ничего хорошего. Получается, что Курдистан складывал все яйца в корзину Анкары.

На фронте Рожавы курдские партии, связанные с РПК, первоначально сыграли хорошую политическую игру, установив тесные отношения с Соединенными Штатами, что сделало курдов в Сирии значимыми действующими лицами. Но их политическое тщеславие и пренебрежение к международному раскладу привели к катастрофе Африна и отступлению  курдов.

Соединенные Штаты изо всех сил пытались убедить YPG дистанцироваться от РПК. Но лидеры YPG отказались слушать и даже сказали Америке, что они перейдут на сторону России, если США будут недовольны тем, как они действуют.

Неправильно понимая региональное и международное положения дел и забыв, что они  являются народом без государства, курды Сирии тоже стали жертвами. Мир не пришел на защиту Aфрина, не выступил ни  с одним заявлением в поддержку YPG, который когда-то был главным партнером в войне с ДАИШ. В конце концов, ни американский флаг, ни флаг России, ни плакаты с фотографиями Асада не спасли YPG.

В Северном Курдистане (Турция) Селахаттин Демирташ сумел показать успешный пример курдской политики, результатом которой стали 80 мест в парламенте Турции на выборах 2015 года. Этот исторический успех Демирташа определенно заслуживает глубоких исследований. Но все это оказалось недолговечным, за что ответственность несет РПК. Она возобновила и активировала свои партизанские атаки в Турции в тот момент, когда Демирташ  потряс Турцию своей победой и привел курдов в коридоры власти. Ценой всего этого стали ошеломляющие потери ДПН на повторных выборах.

Курдские партии из Восточного Курдистана (Иран) могут надеяться на нападение США на Иран, особенно сейчас, когда у Трампа  новая команда – новые советник по национальной безопасности и новый государственный секретарь. США могут в какой-то момент нанести удар по доверенным лицам Ирана в Ираке, Сирии и Ливане, и в этом случае эти курдские партии смогут лишь оставаться наблюдателями.

Что  ждет курдов?

Во-первых: в эту новую эру курды должны отказаться от идеи вооруженной борьбы против Турции, Ирака или Ирана. Теперь ясно, что международное сообщество не терпит каких-либо изменений в границах, и создание нового государство на данном этапе кажется невозможным, особенно военными средствами. Курды должны найти общий язык с этими странами, особенно в экономике. Мы все видели экономический бум Курдистана во времена его прочных связей с Турцией. Были разговоры о том, чтобы превратить Эрбиля во второй Дубай. Но, в конце концов, регион Курдистана эволюционировал от полунезависимого государства к слабому региону, контролируемому по милости Багдада.

Второе: вместо того, чтобы расширять свои достижения, курды должны работать на то, чтобы защитить свои имеющиеся достижения. Вместо проведения референдума в Киркуке курды должны были представить хорошую модель управления своему народу и международному сообществу.

Рожавские курды должны были подумать о защите своих кантонов, вместо того, чтобы угрожать какой-либо стороне или сражаться от имени РПК, арестовывая членов других курдских групп. В Северном Курдистане Демирташ должен был войти в правительство, а не ходить из города в город, копая траншеи для завоевания демократической автономии.

В-третьих: когда  приходят стихийные бедствия, вместо того, чтобы учиться на этом, курды, как правило, начинают винить ситуацию и обвинять друг друга в предательстве и измене. Они отказываются брать на себя ответственность и учиться на своих ошибках. Настало время открыть новую страницу и сосредоточиться на защите того, что у них есть. Киркук и Африн исчезли. Нам нужно спасти Эрбиль, Сулейманию и Камышлы от той же участи.

В-четвертых: курдская политическая элита должна взять на себя большую ответственность и избавиться от высокомерия и популизма. Наши национальные потери затрагивают всех нас, а не только  определенную группу или партийного лидера. Региональное правительство и оппозиционные партии должны вести себя рационально и знать, что провоцирование стран региона только нанесет нам вред. Вместо того, чтобы ожидать большего от международного сообщества, курды должны знать, где они находятся, чего они стоят и что они способны делать. Они должны понимать, что любой шаг будет иметь серьезные последствия.

В конце концов, только демократия и толерантность со стабильной экономикой принесет курдам победу.

Хемин Лихони   Rudaw.net        Перевод   RiaTaza.com

Мнение автора не обязательно совпадает с позицией редакции RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи