Война до последнего курда

Война до последнего курда

Турция создает свою зону контроля на севере Сирии

Борьба за стратегически важные районы северной Сирии, населенные курдами, вступила в ключевую фазу. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявляет о намерениях установить полный контроль над приграничными территориями соседнего государства, обещая после взятия Африна продолжить операцию «Оливковая ветвь» в оплоте курдского сопротивления — городе Манбидж. Планы Анкары становятся испытанием для ее отношений с США, которые считают курдов проводниками своего влияния в Сирии. Господин Эрдоган обрушился с критикой на Вашингтон, обвинив его в «содействии террористам». Сложившаяся ситуация ставит в непростое положение Россию. Не желая ссориться с Турцией, Москва при этом пытается сохранить целостность Сирии, поставленную под угрозу амбициями Анкары.

Африн пал, но не сдался

Через два месяца после того, как 20 января турецкая армия развернула в приграничных районах Сирии операцию «Оливковая ветвь», ее главным промежуточным итогом стало установление турецкого контроля над городом Африн — центром анклава, где живут 1,5 млн сирийских курдов. Как следует из заявления турецкого Генштаба, в воскресенье Африн покинули последние отряды «Сил народной самообороны». Во вторник президент Реджеп Тайип Эрдоган заверил: «Турецкие войска и бойцы «Свободной сирийской армии» продолжат операцию в Африне по очистке (территории.— “Ъ”) от мин и взрывчатых веществ, а также по обеспечению безопасности и стабилизации ситуации в городе».

Решение курдского командования оставить Африн позволило избежать новых жертв, учитывая, что на финальном этапе штурма город подвергался интенсивным артобстрелам и авиаударам, жертвами которых стали десятки мирных жителей. Прекращение водоснабжения, поставок продовольствия и медикаментов вызвало в Африне гуманитарную катастрофу.

Как рассказали во вторник в управлении верховного комиссара ООН по гуманитарным вопросам, район города вследствие эскалации боев покинули более 100 тыс. гражданских лиц.

Тем временем курдские отряды, также покинувшие Африн, пообещали перейти к партизанской войне. «Мы будем атаковать врага без колебаний, будь он членом протурецких группировок или турецким солдатом»,— заявил “Ъ” базирующийся в Африне официальный представитель «Сил народной самообороны» Бруск Хасака.

Африн пишем, Манбидж в уме

После взятия Африна президент Эрдоган сообщил, что турецкая армия «нейтрализовала 3622 террориста». По его словам, «Турция будет вести борьбу в Сирии, пока не ликвидирует террористический коридор, который проходит через Манбидж, Кобани, Телль-Абьяд, Рас-эль-Айн и Камышлы».

Между тем операция в Манбидже может стать для турецкой армии и воюющих на ее стороне отрядов сирийской оппозиции неизмеримо более сложной задачей, чем взятие Африна. Контролируемые курдами территории на севере Сирии до начала операции «Оливковая ветвь» были отделены друг от друга. При этом у защитников Африна, ощутимо меньшего по площади, были гораздо более ограниченные ресурсы для эффективной обороны.

«В случае турецкого наступления на Манбидж ситуация для Анкары будет радикально отличаться от операции в Африне. Если в Африне турецкой армии противостояли исключительно курдские «Силы народной самообороны», то в Манбидже ей придется иметь дело уже с «Силами демократической Сирии» — более широкой коалицией, в которую входят не только курды, но и арабы. Кроме того, в Африне у защитников города не было поддержки США, на которую они рассчитывают в Манбидже»,— пояснил “Ъ” бывший посол ЕС в Сирии и Турции, приглашенный исследователь Carnegie Europe Марк Пьерини.

Любые попытки Анкары провести блицкриг в Манбидже будут восприняты в Вашингтоне как враждебный шаг»,— говорит господин Пьерини.

По его словам, США изначально поддерживали «Силы демократической Сирии» и «Силы народной самообороны» в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ), потому что не доверяли решение этой задачи Турции.

С точкой зрения Марка Пьерини согласен еще один собеседник “Ъ” — базирующийся в Каире главный редактор регионального сайта Arab Digest Хью Майлз. «Анкаре необходимы гарантии, что курдские районы в Сирии и Ираке не будут соприкасаться с турецкими территориями, также населенными курдами. В Африне эту задачу удалось решить, создав «буферную зону». Но в Манбидже, где размещены американские военные, ситуация гораздо более сложная. Вопрос о том, согласятся ли США предоставить Анкаре свободу действий, остается открытым»,— заявил Хью Майлз.

Вчера Реджеп Тайип Эрдоган подверг США жесткой критике. «Вашингтон говорит: «Мы обеспокоены Африном». Где вы были, когда мы говорили о нашем беспокойстве? Где вы были, когда мы говорили: «Давайте очистим это место от террористических организаций»»,— возмутился турецкий лидер. При этом, обращаясь к американцам, он добавил: «Вы говорите: «Мы ваш стратегический партнер»», а потом содействуете террористам».

По мнению базирующегося в Анкаре директора по проблемам безопасности SETA Foundation Мурата Йылшыкташа, «военного конфликта между США и Турцией в Манбидже не должно произойти». «США не хотят потерять Турцию. В администрации Трампа понимают: Россия может воспользоваться ситуацией, чтобы попытаться изменить стратегический вектор Турции в свою пользу»,— заявил “Ъ” господин Йылшыкташ. По его словам, «Турция ждет американского предложения по Манбиджу, и если оно окажется для нее приемлемым, то она не будет предпринимать там никаких военных действий».

Один из сценариев возможного компромисса изложил сам президент Эрдоган. «Если Америка действительно хочет сотрудничать с нами в борьбе с терроризмом, ей следует начать выводить террористов из районов, расположенных к востоку от Евфрата»,— заявил он. В Анкаре исходят из того, что ключевым условием сделки должно стать предотвращение любых попыток передислокации курдских подразделений из Манбиджа в Африн.

Ситуация вокруг Манбиджа была заявлена главной темой переговоров в Вашингтоне главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. Они были запланированы на 19 марта, но внезапная отставка Рекса Тиллерсона вынудила турецкого министра отменить визит в США, в связи с чем в диалоге сторон возникла вынужденная пауза.

«Новому госсекретарю Майку Помпео понадобится одна-две недели, чтобы подробно изучить наши планы в отношении Манбиджа»,— заявил пресс-секретарь президента Эрдогана Ибрахим Калын. По его словам, Турция рассчитывает, что «США сдержат данные ранее обещания» по выводу курдских сил из Манбиджа. Однако никаких официальных подтверждений того, что такие обещания были даны Анкаре, из Вашингтона не поступало.

Курдская дилемма Москвы

Создание турецкой зоны контроля в Сирии ставит в трудное положение Россию. Не желая ссориться с Турцией, Москва при этом пытается сохранить территориальную целостность Сирии. Однако турецкая сторона не спешит передавать под контроль Дамаска зоны безопасности, созданные в рамках операции «Оливковая ветвь» и предыдущей операции «Щит Евфрата».

«На восточном берегу реки Евфрат американцы с помощью курдов освободили большие территории от террористов. Но, освободив эти территории, они насаждают там местные власти, которые сознательно изолируются от Дамаска»,— заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Между тем общаться с Дамаском не желает не только Вашингтон, но и Анкара. В свою очередь, не имея реальных рычагов ограничить амбиции Анкары, Москва также была вынуждена отказаться от поддержки курдов, хотя такой шаг был чреват для нее серьезными политическими издержками.

«Продолжение турецкой операции против курдов идет вразрез с мирным процессом в Женеве и Астане и противоречит тем гарантиям, которые Россия давала сирийским курдам с сентября 2015 года»,— резюмирует Марк Пьерини.

Сергей Строкань, Максим Юсин, Марианна Беленькая

 

Источник записи:https://www.kommersant.ru/doc/3578914

Об авторе

Neo

Похожие записи