"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Курдский ученый. Чем чревато разрушение памятника Каваме в Африне?

Курдский ученый. Чем чревато разрушение памятника Каваме в Африне?

Поскольку турецкие войска и их джихадистские союзники из «Свободной сирийской армии»  объявили о падении курдского анклава Африн в северной Сирии, по всему миру возникают серьезные вопросы о законности этого  вопиющего нарушения международного права. И раз глубокие гуманитарные страдания, вызванные этими военными преступлениями, по совпадению  пришедшиеся на годовщину резни в Халабдже, справедливо осуждены,  разрушение статуи Каваме оккупационными силами станет самым ярким символом нападения.

Кузнец Каваме-кто он?

В «Книге царей» («Шахнамэ») персидского поэта Фирдоуси мы встречаем легендарную фигуру кузнеца Каваме, возглавившего восстание против чужестранного правителя по имени Захак.

Захак изображен как злой тиран, поддерживаемый огромной армией, совершающий множество  убийств и обманов, поддерживаемых жрецами и их заклинаниями. Мы читаем, что Захак на самом деле является посланцем самого дьявола, это видно по двум змеям на его плечах, которые иногда кусают и их носителя.

Демонстративно, для того, чтобы помахать «оливковой ветвью» в соседних странах, Захак проводит прием для публики, чтобы продемонстрировать свой имидж законного и доброжелательного правителя. Но именно на нем Каваме гневно осуждает  заявления  Захака, снимает свой кузнечный фартук, воздевая на копье, как символ восстания: этот флаг называется «Дерафша Кавиани».

Эта древняя легенда упоминается как одно, из самых  первых свидетельств народного сопротивления  деспотизму, появившегося почти за 700 лет до Французской революции. Даже сегодня она наполнена значительным эмоциональным и политическим символизмом не только для курдов и персов. Поэтому неудивительно, что разрушение столь яркого символа свободы, независимости и сопротивления иностранным вторжениям оказалось столь значимым для оккупационных турецких сил в Африне.

—  А как это связано с современностью?

Первые съемки, сделанные турецкими войсками и их союзниками-джихадистами в Африне были кадрами памятника Каваме, пронзенного пулями и сбитого с ног. Нельзя не переоценить аналогию с легендарной ненавистью иностранного тирана к символам восстания и борьбы за свободу. Было также странное чувство дежавю в кадре, когда мы видели другие силы, поддерживаемые Турцией, в первую очередь ДАИШ(запрещена в России), разрушающие древние культурные объекты и реликвии.

Попытки стереть  историческую идентичность,–   привычное оружие войны.

Официальное заявление о победе президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и конкретные выражения, которые он использовал, выглядят значительными на фоне отчаянной попытки деспота пропагандировать его преступления как законные. Любопытно, что он  подчеркнуто настаивал на том, чтобы убрать с флагштоков «тряпки террористов», заменив их  турецким флагом. Явное презрение тирана к известному знамени кузнеца в сочетании с мерзким экстатическим требованием для его последующего удаления оказалось самым значимым  достижением турецкой армии в Африне.

Каваме с его тысячелетней символикой действительно представляет собой идейную угрозу для всех сил тирании и деспотии. В другой исторической параллели борьба Каваме также была направлена против огромной военной мощи, поддерживаемой, известными из религий джиннами и монстрами. Шансы на успех Каваме также казались худшими по сравнению с тем, что позже Макиавелли назвал фортуной — поворотами глобальной политической удачи,  в тени военной мощи и реальных политических интересов соседних стран.

Финал

В то время как силы Захака сегодня торжествуют, и их красный флаг реет над падшей статуей Каваме, тысячелетняя мудрость Фирдоуси однозначно напоминает нам, что даже когда революционеры, кажется, раздавлены, их железная воля, их жажда свободы и независимость переживет всех Захаков на тысячи лет.

Два тысячелетия спустя, и на протяжении веков, знамя Каваме будет колыхаться не только в небольшом анклаве в северной Сирии, но и над всем регионом, где тиранов трясет от призывов к свободе, справедливости и независимости со стороны сыновей Каваме- кузнеца.

Само существование этой статуи в первую очередь должно было стать серьезным напоминанием всем тиранам и деспотам региона о том, что Каваме — это не просто знамя или неодушевленный идол ,  могущий быть  физически разрушен.

Это устойчивый огонь, переживший тысячи деспотов и иностранных оккупантов на протяжении тысячелетий.

 Вахид Ник Пэй, старший преподаватель кафедры политики и международных отношений университета Курдистана в Эрбиле. Автор многих статей, книг и колонок на разных языках.

 Мнение, изложенное в статье, не обязательно отражает мнение агентства Rudaw.net и редакции  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи