Что же скрывается за утверждением США — «поддержка сильного региона Курдистан»?

Что же скрывается за утверждением США — «поддержка сильного региона Курдистан»?

На недавней пресс-конференции премьер-министр КРГ Нечирван Барзани ответил на вопрос, актуальный для него самого. Отвечая на вопрос о позиции западных стран в отношении будущего региона Курдистана, особенно  США,  ранее заявлявших, что «поддерживает сильный регион Курдистана», Барзани сказал, что он хотел бы спросить у американцев, что это конкретно означает. И здесь курдистанский премьер задел болезненную тему, указав на  источник проблемы, с которой курды, в частности и иракцы в целом, столкнулись уже более пятнадцати лет назад, с момента освобождения Ирака в 2003 году.

Американцы и их союзники способствовали созданию так называемого нового федеративного и демократического Ирака, в результате чего курдские лидеры оказались в Багдаде после более чем десятилетней собственной «полунезависимости», для участия в строительстве нового Ирака.

Это американцы толкнули курдских политиков на поддержку новой Конституции, призванной построить новую страну, основанную на подлинном партнерстве между всеми иракскими народами, страну, построенную на уважении различий, и покончившую с тиранией правления меньшинства, существовавшей до 2003 года. После более чем восьмидесяти лет, прошедших в огне геноцида, химических атак, операции «Анфал», унижении, голоде, отрицании самых основных прав человека, годов  пяти революций, десятков тысяч мучеников и многочисленных обещаний западных держав, курдские политические лидеры согласились участвовать в формировании институтов нового государства.

И день за днем, год за годом,  союзники, собиравшиеся под американским патронатом в Лондоне, Дамаске, Вашингтоне и Эрбиле отказывались от обещаний, данных ими иракским курдам.

Многие сейчас говорят, что все то, что произошло с Курдистаном, есть результат референдума о независимости 25 сентября 2017 года. Но подобные  утверждения – не более чем попытка пустить пыль в глаза внутреннему и международному общественному мнению, затмить реальность. Референдум – это  внешний симптом, а не причина.

Вина за все это лежит на экстремистском, не терпящем возражений и воинственном менталитете политической элиты, правящей страной из «зеленой зоны» (квартал правительственных зданий в Багдаде – RiaTaza).

А теперь конкретно о причинах нынешней ситуации

Урезание бывшим премьером аль-Малики  полагающейся Курдистану доли из бюджета

Неприменение положений ст.140 Конституции Ирака , касающейся Киркука и спорных территорий.

Невыплата жалования Пешмерга и непоставки им оружия.

Неспособность иракского правительства выплатить компенсацию жертвам геноцида, операции «Анфаль», химических атак и разрушений более, чем пяти тысяч деревень в курдском регионе саддамовской армией.

Выдвижение аль-Малики своих войск против Пешмерга в районах Каратап и Джабара и его угрозы бомбить Эрбиль, прозвучавшие на встрече со своими высшими армейскими чинами.

Иракское правительство так и не прислушалось к призывам руководства Курдистана о все более растущем влиянии ДАИШ(запрещена в России), представляющей угрозу всему Ираку  и региону в целом, что позднее подтвердил и Ахмад Чалаби,(бывший член Временного управляющего совета Ирака, шиит – RiaTaza.com)

Иракское правительство так и не сдержало обещаний, данных Курдистану при освобождении Мосула.

Иракское правительство нарушило десятки статей Конституции страны, касающихся прав курдов.

Иракские режимы всю свою историю преследовали курдов.

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади  нарушил дух и букву конституции нового Ирака, используя иракскую армию и поддерживаемых Ираном ополченцев, чтобы напасть на иракских граждан и Пешмерга в Киркуке, откладывая выплату зарплат сотрудникам правительства Курдистана и запрещая международные рейсы из аэропортов Курдистана.

Но что действительно удивляет, так это то, как подобная политика свободно реализуется Багдадом без каких-либо реальных противодействий со стороны американцев — предполагаемых союзников курдов,  утверждающих, что поддерживают «сильный регион Курдистана».

Поэтому вопрос Барзани о том, что действительно стоит за определением  «мощного иракского Курдистана» остается острым.

Автор —  Ано Джавхар Абдока, журналист и ученый, магистр политологии, проживающий в Эрбиле.

Rudaw.net      Перевод  RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Премьер-министр Нечирван Барзани сказал, что обязательно просит у высокопоставленных представителей США, что, по их мнение, значит «сильный Регион Курдистан», о котором они всегда говорят. Хотелось бы задать этот вопрос самому премьер-министру и услышать его ответ. Если у него нет ответа, то как он может задавать.этот вопрос американцам? Откровенно говоря, сегодня надо не задавать вопросы, а оглашать свои ответы, позицию властей Региона Курдистан на основе волеизъявления самоопределившегося народа Южного Курдистана в связи с фактически катастрофическим и.трагическим распадом и развалом Иракской федерации. Как известно, свободу по праву, независимость по справедливости надо брать, а не просить у Багдада. На актуальный вопрос он дал «риторический ответ», что.свидетельствует о слабости и нерешительности Нечирвана Барзани. Воля руководителя не может не соответствовать волеизъявлению народа Южного Курдистана.

Комментирование закрыты.