"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Сирийский писатель: курды Сирии на распутье

Сирийский писатель: курды Сирии на распутье

Ситуация курдов сегодня напоминает времена соглашения Сайкс-Пико, Севрского и Лозаннского  договоров в начале прошлого века. Как и во все критические моменты истории региона, много говорят об основаниях принадлежности курдов к тем странам, где они живут, и имеют ли они сепаратистские проекты. Например, в сирийском случае вопрос, который серьезно возникает, заключается в том, являются ли курды в Сирии сирийцами или курдами. Этот вопрос также актуален в Ираке, Турции и Иране.

Курдский вопрос и то, как с ним бороться, — это то, что объединяет эти четыре страны, несмотря на политические, этнические и идеологические различия между ними. Что касается иракского Курдистана, то четыре страны согласовано отвергли референдум, проведенный в конце прошлого года, препятствуя созданию курдского государства, путем восстановления контроля  иракских сил вместе с поддерживаемыми Ираном отрядами «Хашд аш-Шааби» над богатым городом Киркук и  другими так называемыми «спорными территориями» между правительством Ирака и Региональным правительством Курдистана .

Движение «Демократическое общество» (TEV-DEM) является одной из самых важных курдских организаций в Сирии. Он включает в себя военные, правоохранительные, социальные и политические организации, среди которых Партия демократического союза (PYD), считающаяся наиболее эффективной на политической арене сирийских курдов, и «отряды народной самообороны» (YPG), становой хребет сирийских демократического сил (SDF). Движение «Демократическое общество» идеологически является отделением (Турецкой) Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии и почитает ее лидера Абдуллу Оджалана, который с 1999 года находится в тюрьме на турецком острове Имрали. В Сирии движение пытается децентрализовать будущее административное устройство Сирии, начиная с декларации о самоуправлении в начале 2014 года, а затем создания Федеративного сообщества в партнерстве со многими местными силами в провинциях Аль-Джазира, Аль-Фурат и Африн. Партия стремится сделать это, чтобы постепенно уменьшить авторитет сирийского правительства в контролируемых ей районах.

Другой курдский политический орган в Сирии, помимо PYD, возглавляется Курдским национальным советом (КНС) в Сирии (альянс, который был создан в 2011 году и включает в себя несколько сиро-курдских партий, а именно Демократическую партию Курдистана — Сирия, получающую поддержку от регионального правительства Курдистана. «У Совета» есть военная сила «Пешмерга- Рож», которая была подготовлена ​​в иракском Курдистане и участвовала в битвах за Мосул против так называемого «исламского государства» (ДАИШ). Однако сирийское правительство вступило в альянс с TEV-DEM в начале сирийской войны в 2011 году, что позволило ему создать военную силу (YPG) и охранные подразделения (асаиш), чтобы иметь определенное влияние в районах с курдским большинством.

Со времени битвы при Кобани (Айн аль-Араб) в 2014 году TEV-DEM расширила свой контроль по всему региону, став союзником такого возглавляемого США альянса, как SDF. Альянс добился важных побед против ДАИШ в Манбидже, Ракке, Тале Абьяде и части Дейр -эз-Зора, чтобы полностью контролировать весь восточный берег Евфрата, считающийся сегодня американской сферой влияния и граничащий с находящимся под контролем сирийской армии и ее союзников на западным берегом реки. Однако сирийское правительство отмечает, что его курдский «союзник» — постепенно — создает полунезависимую организацию, чьи амбиции могут закончиться независимостью.

Альянс SDFи США усиливает страх перед расколом в «сирийском проекте»

Разногласия между двумя соперничающими сторонами привели к столкновениям между сирийской армией и подразделениями народной защиты в городах Аль-Камишли и Аль-Хасаке, где сирийское правительство впервые использовало военно-воздушные силы. Этот инцидент высветил глубину конфликта между ними и привел к недавнему «союзу по необходимости» между сирийскими и турецкими правительствами для совместных усилий, спонсируемых Россией и Ираном, с целью предотвращения распространения курдского региона на границу между двумя странами, Сирией и Турцией.

Следуя своим амбициям  создания «нового Ближнего Востока» под секулярными  лозунгами  на основе модернизированной   идеологии «братьев-мусульман», турецкое правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана стало больше смотреть на будущую перспективу и сосредоточилось на столкновении с угрозой создания курдской  Федерации Северной Сирии, возглавляемой политическими группами связанными  с Рабочей партией Курдистана (РПК), основным врагом Турции с восьмидесятых годов прошлого века. Кроме того, союз SDF с США увеличил страх перед раскольническим проектом, когда курды выступают в качестве ударной военной силы, что угрожает национальной безопасности Турции. Поэтому турецкие силы в сотрудничестве со своими союзниками по сирийской оппозиции в прошлом году вошли в районы Джараблуса и Аль-Баба, пытаясь разделить две провинции Кобани и Африн, в дополнение к их прямому вмешательству в Африн для того, чтобы предотвратить доступ к морскому порту, который создаст жизнеспособное автономное образование.

Как и сирийское правительство, Иран тактически объединился с PYD и его вооруженным крылом YPG в первые дни сирийского кризиса. Этот альянс постепенно распался после битв за восстановление контроля над городом Кобани  (Айн-аль-Араб). Наряду с сирийским правительством Иран воздержался от поддержки YPG в деле восстановления города, что позволило последним заключить союз с США.

Объявленный  проект «федерализации» Сирии сталкивается с значимым общим отказом со стороны конфликтующих сторон.

Разумеется, Иран, который в полной мере участвовал в сирийской войне, не примет правительство, враждебное к нему, и близкое к Вашингтону. А стратегический интерес последнего заключается в том, чтобы контролировать иракско-сирийскую границу, для предотвращения выход Тегерана к Средиземному морю, проходя через Дамаск и южный пригород Бейрута (главный оплот ливанской «Хезболлы»). Для этого SDF является лучшим союзником. Тем не менее, последним трудно выполнить эту задачу, учитывая прочные отношения между РПК и Ираном, а также «враждебность РПК к Турции».

Заявленный  проект «федерализации» сталкивается с  общим отказом со стороны конфликтующих сторон в Сирии из-за противоречий. Только несколько раз сирийское правительство и оппозиционные платформы Эр-Рияда, Москвы и Каира высказывали схожие позиции. Этот проект также сталкивается с оппозицией КНС. Как сирийское правительство, так и оппозиционные платформы обвиняют «проект» в том, что он поддерживает сепаратизм и считают его планом разделения Сирии, спонсируемым США.  А КНС описывает этот проект, как далекий от курдской национальной мечты и обвиняет его инициаторов, особенно TEV-DEM, в том, что они предлагают не  курдский национальный проект, а только утопию.

 Я считаю, что судьба такого проекта связана с региональными и международными соглашениями, касающимися сирийского кризиса. Иными словами, поскольку и, Соединенные Штаты и их союзники, с одной стороны, Российская Федерация и их союзники, с другой стороны, возглавляют мир и определяют досье региона, поэтому курдский вопрос должен решаться на основе международных соглашений. Во время таких крупных кризисов  появление курдского региона реально  либо по международному «благословению», либо на основе другого договора, заменяющего Лозаннский в нынешних условиях.

Алан Хассан, сирийский писатель

OpenDemocracy      Перевод   Riataza.com

Мнение высказанное в статье, не обязательно совпадает с позицией редакции RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи