"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Вмешательство внешних сил сопровождается все новыми жертвами среди сирийцев

Вмешательство внешних сил сопровождается все новыми жертвами среди сирийцев

По мере завершения основной фазы боевых действий с остатками бандформирований радикальных исламистских группировок все более остро встает вопрос о дальнейших целях пребывания иностранных войск и наемников на территории Сирии. До последнего времени большая часть этого иностранного легиона объясняла свое присутствие в Сирии необходимостью борьбы с силами международного терроризма. Но вот «Исламский халифат» разгромлен, его столица г.Ракка освобождена, остатки боевиков ИГИЛ ищут убежища в других странах. Вторая по значению террористическая группировка «Джабга ан-Нусра» заметно снизила свою активность, сменила название на «Джабга Фатх аш-Шам». Сохранившиеся «джихадисты» рассредоточились в основном в провинции Идлиб и пригороде Дамаска Восточная Гута. Поскольку в этих районах дислоцируются и отряды так называемой умеренной оппозиции и проживает значительное число мирных жителей они объявлены зонами деэскалации, где должен соблюдаться режим прекращения огня.

Большую часть сирийско-турецкой границы и три северных кантона (Африн, Кобани и Камышлы) контролируют отряды курдских ополченцев «Партии демократического союза» (ПДС), северо-восточные районы (провинцию Ракка, восточный берег реки Евфрат) после освобождения их от ИГИЛ взяли под контроль отряды «Демократического альянса» при поддержке спецназа и армейской авиации США.

За годы семилетней войны с оппозицией и противостояния «джихадистам» ряды сирийской регулярной армии заметно поредели (потери в боях, дезертирство, переход отдельных подразделений на сторону оппозиции). Точную численность ВС Сирии сегодня никто назвать не может, но можно предположить, что она составляет всего несколько десятков тысяч человек. Уровень их боеготовности и боеспособности желает быть лучшим. Естественно, что такое войско не способно вести наступательные операции и взять под контроль государственные границы и всю территорию страны. Чтобы компенсировать ущербность такой ситуации, главные спонсора Дамаска в лице иранских аятолл не только взяли на содержание семью Асада, его госаппарат и армию, но вынуждены были создать, так называемый, шиитский иностранный легион. В это войско вошли воинские части КСИР Ирана, отряды ливанской группировки «Хизбалла», наемники и добровольцы из Афганистана, Пакистана, Йемена и Ирака. Каким-то образом в Сирии оказалась и запрещенная законодательством России ЧВК «Вагнера». По оценкам, эта шиитская армия и ЧВК насчитывают до 80 тыс. человек.

Именно иракские шиитские формирования «Хашд аш-Шааби» пытались 20 февраля т.г. войти в северную сирийскую провинцию Африн и поддержать курдских ополченцев ПДС в борьбе с турецкими захватчиками. Как и ожидалось, при первых же залпах турецкой артиллерии эти «воины аллаха» развернулись в обратном направлении и позорно бежали. Правительственные войска Сирии в Африн не направляются то ли по причине их отсутствия, то ли Асад выжидает полного разгрома курдских ополченцев, чтобы войти «победным маршем» в опустевшую провинцию.

В какой-то мере аналогичной выглядела попытка наступления наемников ЧВК «Вагнера» в ночь с 7 на 8 февраля на восточном берегу Евфрата под Дейр эз-Зором. Нападение на позиции курдских ополченцев и попытка взятия под свой контроль нефтеперерабатывающего завода на восточном берегу закончилась ответным массированным ударом авиации и артиллерии ВС США. Наемники и поддерживающие их вооруженные боевики понесли значительные потери и вынуждены были позорно отступить.

Эти два эпизода послеигиловского противостояния в Сирии показывают, что спонсоры Асада пытаются компенсировать военную импотенцию режима вовлечением в открытые вооруженные конфликты иностранных наемников, что чревато новыми, ничем не оправданными, жертвами среди местного населения. Курды Африна и курды на восточном берегу реки Евфрат являются полноправными гражданами САР. Дамаску следовало бы защитить их от турецкой военной агрессии, банды «Вагнера» и вести с ними на равных диалог о будущем государственном устройстве Сирии. Курды могли бы не только надежно защищать часть госграниц страны, но и стать посредниками в межарабских конфликтах суннитов и алавитов и способствовать созданию коалиционного правительства. Примерно такую роль играют христиане (марониты) в Ливане, где сохраняется довольно хрупкий баланс суннитских и шиитских политических сил. С курдами не надо воевать, ведь они готовы сотрудничать с любыми властями в Дамаске при условии гарантий их законных прав и свобод в новой конституции страны.

Казалось бы, это аксиома, но региональные хищники в лице руководств Ирана и Турции намерены воевать в Сирии до последнего сирийца или курда. Каждый из них хотел бы посадить в Дамаске свое марионеточное правительство или хотя бы захватить часть этой страны. Настало время вывести из Сирии все иностранные военные формирования, в первую очередь, Турции и Ирана, а затем и США и РФ. Одновременно, целесообразно активизировать межсирийский диалог в Женеве и провести миротворческую операцию в Сирии под эгидой ООН. Сегодня становится все более очевидным, что Эрдоган и иранские аятоллы не стремятся к миру в этой стране, а рвут ее на части и поощряют междуусобицу. Привлекать Анкару и Тегеран к спасению оставшегося сирийского народа, это все равно, что поручить гиене и шакалу спасать раненую лань.

Эксперт по Ближнему Востоку Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи