Турция выдвигала России ультиматум по курдам

Турция выдвигала России ультиматум по курдам

Марианна Беленькая

Российские власти хотели, чтобы крупнейшая политическая сила в Сирийском Курдистане — партия «Демократический союз» (ПДС) и ее «Отряды народной самообороны» присутствовали на всех переговорных форматах, касающихся сирийского урегулирования, в том числе на Конгрессе национального диалога в Сочи. Однако Турция, считающая эти организации террористическими, была категорически против и по сути выдвинула России ультиматум. Об этом в интервью “Ъ” рассказал научный руководитель Института востоковедения академик РАН, один из посредников на межсирийских переговорах Виталий Наумкин. «Турция угрожала выходом из процесса сирийского урегулирования, особенно из астанинского формата, в рамках которого Россия, Турция и Иран сумели создать в Сирии зоны деэскалации,— рассказал он.— В итоге в Сочи были курды, но не представители ПДС».

По словам эксперта, курды недовольны сотрудничеством России и Турции. «Но это сотрудничество для Москвы стратегически очень важно,— отметил он.— Турция — один из важнейших партнеров России в самых разных сферах: в экономике, политике, теперь еще и в военной. Страна—член НАТО покупает российский ракетно-зенитный комплекс С-400. Это очень серьезно».

Полное интервью с Виталием Наумкиным

«У России огромный опыт работы с конфликтующими сторонами»

Академик РАН Виталий Наумкин рассказал “Ъ” о вызовах для Москвы на Ближнем Востоке

В результате военной кампании в Сирии Ближний Восток стал одним из ключевых направлений российской внешней политики. Насколько эта политика успешна, обсудят на следующей неделе в Москве участники конференции, организованной международным дискуссионным клубом «Валдай» в партнерстве с Институтом востоковедения РАН. О сложностях, с которыми приходится сталкиваться России на Ближнем Востоке, корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой рассказал один из ключевых участников конференции научный руководитель Института востоковедения академик РАН Виталий Наумкин.

— Тема предстоящей конференции — «Россия на Ближнем Востоке: игра на всех полях». О каких полях речь и сохранится ли эта игра после окончания военной операции России в Сирии?

— Спрашивать «на каких полях» не совсем корректно. На всех, какими бы они ни были. Регион все время преподносит сюрпризы. Война в Ираке в 2003 году, «арабская весна», которая привела к серьезным изменениям в Египте, Сирии, Ливии, Йемене. Рядом Афганистан, который примыкает к Ближневосточному региону. На конференции мы будем рассматривать события в регионе через призму той роли, которую играет там Россия.

— И какова эта роль?

— Россия работает со всеми игроками. И теми, кто входит в число ее близких партнеров и союзников, и теми, кто таковыми не является, а, наоборот, тесно связан с Западом. Посмотрите на отношения России с арабскими монархиями Персидского залива. Москва укрепляет там свои позиции, не пытаясь выдавливать США или конкурировать с ними. Иногда у нее для этого просто нет достаточных ресурсов, иногда сами государства региона хотят видеть США в качестве защитника своих интересов. Россия не требует закрытия американских баз, не борется с их присутствием там, где оно связано с политической волей правительств этих государств.

— Как долго Россия сможет продолжать лавировать между интересами разных стран в регионе? Например, между Ираном и Израилем…

— Я бы не назвал это лавированием. Оно означает некую всеядность и беспринципность. Россия умеет работать с разными группами государств и действует в своих интересах, аккуратно и осторожно, не ввязываясь в серьезные столкновения с региональными игроками.

— А не придется выбирать, на чью сторону встать?

— Пока не приходилось. У России огромный опыт работы с конфликтующими сторонами. Не только на Ближнем Востоке. Я не думаю, что нужно выбирать между Ираном и Израилем, Саудовской Аравией и Катаром и так далее. Напротив, Россия может пытаться смягчить противостояние между враждующими сторонами, не давать спровоцировать конфликт. И иногда ради такой многовекторной, сбалансированной политики приходится идти на жертвы.

— Какие?

— Последний пример — турецко-курдские отношения. Турция — один из важнейших партнеров России в самых разных сферах: в экономике, политике, теперь еще и в военной сфере. Страна—член НАТО покупает российский ракетно-зенитный комплекс С-400. Это очень серьезно. И рядом курды, с которыми Москву связывает долгая история отношений. Она помогала курдскому национально-освободительному движению в середине XX века. И сегодня оказалась в очень сложной ситуации. Российские власти хотели, чтобы крупнейшая политическая сила в Сирийском Курдистане — партия «Демократический союз» (ПДС) и ее «отряды народной самообороны» — присутствовали на всех переговорных форматах, касающихся сирийского урегулирования, в том числе на Конгрессе национального диалога в Сочи. Турция категорически против. Она считает эти организации террористическими. Россия, как и весь мир, так не считает. Ей пришлось принимать трудное решение.

— И курдами пожертвовали…

— В итоге в Сочи были курды, но не представители ПДС. Я понимаю озабоченности курдов, но Россия делает все, чтобы добиться запуска конституционного процесса в Сирии, и этому был посвящен конгресс в Сочи. Россия продолжает сотрудничать с курдами, но, к сожалению, есть курдские политики, которые готовы сложить все яйца в американскую корзину. Хотя уже не раз американцы обманывали курдов и не выполняли свои обещания. И могут сделать это снова. Курды мечутся, они недовольны сотрудничеством России и Турции. Но это сотрудничество для Москвы стратегически очень важно. Турция угрожала выходом из процесса сирийского урегулирования, особенно из астанинского формата, в рамках которого Россия, Турция и Иран сумели создать в Сирии зоны деэскалации.

— Которые не работают…

— Они не работают, если подходить к этому с максималистских требований: создали зону, и там никто не нажмет на курок. Нужен мониторинг, нужно расставить посты военной полиции — и российской, и турецкой, и иранской. Должна быть полная поддержка с сирийской стороны — и правительства, и оппозиции. Там остались террористы, сводят счеты между собой вооруженная оппозиция и правительственные войска. Очень много разных группировок, бандитов. Остались участки под контролем террористических группировок «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в РФ.— “Ъ”). Россия постепенно подталкивает турок к тому, что с «Нусрой» надо кончать. Но как это сделать, чтобы не было больших потерь среди гражданского населения? И, кроме того, вокруг этих зон присутствуют силы, у которых есть желание манипулировать ситуацией, обойти режим деэскалации.

— О каких силах речь?

— Это силы, которые зарабатывают на войне деньги. Они есть с разных сторон. Сдерживать их трудно. Одно дело договориться о создании зоны, другое — эту договоренность реализовать.

— Вы говорили о важности партнерства России и Турции по Сирии. А Иран? Именно связанные с ним шиитские группировки зачастую обвиняют в подрыве ситуации вокруг зон деэскалации…

— У Ирана в Сирии и в регионе свои геополитические интересы, которые не всегда совпадают с российскими. Это непростой партнер, но Россия находится с ним в одном окопе войны против терроризма. Ситуация осложняется напряженными отношениями Ирана с арабскими монархиями — Саудовской Аравией, ОАЭ, а также болезненной реакцией Израиля на присутствие Ирана в Сирии и исключительно даже не произраильской, а пропоселенческой линией нынешней американской администрации. Все это создает риски для тех, кто сотрудничает с Тегераном. Но Россия придерживается линии, что иранские советники были приглашены в Сирию правительством, что присутствие Ирана в этой стране легитимно.

— И иранские военные базы?

— По иранским военным базам у меня лично стопроцентной информации нет. Логично, что если в стране есть иностранные военные, то у них должны быть опорные пункты. Вопрос — насколько это масштабные базы.

— Израиль хочет, чтобы Россия надавила на Иран, и он убрал свои базы из Сирии. Это возможно?

— Россия не может требовать. Но это теоретически может стать частью международных договоренностей, если американцы готовы сотрудничать по Сирии и с Москвой, и со всеми. С тем же Ираном. Но если вы идете в регион, чтобы бороться с иранским присутствием, то реакция Тегерана будет соответствующей.

— Выходя за пределы Сирии. Как меняется роль Москвы в урегулировании конфликтов в Йемене и Ливии?

— Меняется незначительно. В Ливии были всплески дипломатической активности со стороны России. Она поддерживает отношения с разными силами, но я бы не стал говорить об очень активном участии нашей страны в урегулировании конфликта. Что касается вовлеченности Москвы в йеменские дела, то ее можно назвать рутинной дипломатической деятельностью. Этот конфликт затрагивает в основном региональные державы. Ситуация очень деликатная — Саудовская Аравия с союзниками по коалиции проводит там военную операцию.

— А у России сейчас хорошие отношения с Саудовской Аравией…

— У нее хорошие отношения со всеми. Этому и посвящена наша конференция. Но это не значит, что России нравится все, что делают региональные игроки.

 

Источник записи:https://www.kommersant.ru/doc/3549309

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 10

  1. Станислав Иванов

    Уважаемый Виталий Вячеславович все очень грамотно объясняет, за исключением одного жизненно важного аспекта: почему руководство России дало право Эрдогану убивать сирийских граждан????? Одно дело испугаться, что Анкара выйдет из тройственной сделки по разделу Сирии и пойти у нее на поводу, вычеркнув из списка приглашенных в Сочи или Астану делегацию Партии демократического союза (ПДС). Бог с ним, с этим дозированным гостеприимством российских или казахских чиновников. Это можно отнести к издержкам протокола. Главное, что Эрдогана они ублажили… Но вот наносить ракетно-бомбовые удары, обстреливать из артиллерии, танков, минометов и вторгаться механизированными колоннами на сопредельную сирийскую территорию без разрешения Дамаска и с согласия Москвы — это уже соучастие в военном преступлении по международному праву. К настоящему времени убито около 200 местных жителей и десятки курдских ополченцев. Ракеты и бомбы плохо разбираются в этнической принадлежности людей и убивают не только курдских женщин, детей, стариков, но и арабских, армянских, ассирийских…Как бывший офицер, уважаемый Виталий Вячеславович должен понимать цену даже одной человеческой жизни, а здесь счет идет на сотни…Всем ясно, что у Эрдогана и его подельников нет чести и совести, они занимаются убийствами своих и иностранных граждан уже десятки лет. Неужели это так сложно понять, что людей убивать нельзя. Никаких людей, в данном случае сирийских граждан….

    1. . Боркус

      Уважаемый, Станислав Иванов! Скажите пожалуйста, как именно Вы видите ситуацию, почему как Вы выразились, «Россия дало право убивать сирийских граждан». Если можно прокомментируйте ваше видение чисто политического аспект такой позиции. В целом согласен с Вашими оценками.

  2. Мураз Аджоев

    Россия «укрепляет позиции» в отношениях с арабскими монархиями Персидского залива, «не пытаясь конкурировать» с США? Весьма странный способ — укреплять «позиции» без участия в «конкуренции». Москва использует «внешнеполитическое ноу-хау» в условиях «отсутствия достаточных ресурсов» для конкуренции, чтобы отстаивать интересы России, даже «не ввязываясь в серьёзные столкновения» с ведущими (мировыми и региональными) игроками»? Но ведь такая политика, как намекнула М.Беленькая, и есть «лавирование», что, по мнению господина Наумкина, «означает некую всеядность и беспринципность», когда не надо выбирать «на чью сторону встать», правды или лжи, добра или зла, справедливости или безнравственности. И это говорит академик РАН, ведущий специалист (востоковед-арабист) по Ближнему Востоку, очевидно, как-то участвующий в формировании внешнеполитической стратегии России в этом регионе, в подготовке официальных заявлений и позиции МИД РФ по вопросу о «правах курдов» в Сирии и Ираке, объясняющих и обосновывающих, почему и зачем ради схранения и продвижения своей «многовекторной и сбалансированной политики Москве иногда приходится идти на жертвы». А наиболее «лёгкой, удобной, эффективной и
    плодотворной» жертвой такой политики, как, видимо, считает Наумкин, является курдский народ, которому надо отказаться от «вредного сепаратизма» и подчиниться воле оккупантов, но находиться под «доброжелательным наблюдением и опекой» России.

  3. Aza Avdali

    Уйду чуть в сторону от магистрали обсуждаемой темы. Все помнят, что вступали в 21 век все мы, и курды в том числе, с надеждой и энтузиазмом. А сегодня, на исходе второго десятилетия этого века, мы всё явственнее убеждаемся, что наступили смутные времена. Этот век может стать самым тёмным за последние столетия. Крен в темноту демонстрируют нравственность, просвещение, понятия добра и зла стали такими относительными, что некоторые даже и не понимают, не видят, где пролегает граница между ними. И вот своё веское и страшное слово говорит и показывает терроризм — такая абсолютная бессмыслица, разрушение и зло в чистом виде, практически без правил. Этот тренд стал сегодня таким востребованным, что становится утилитарным, бытовым и даже в каком-то смысле упоительным. Психика шарахнулась очень далеко от того места, где ей положено находиться. Может тут и кроется объяснение, почему такими востребованными стали безнравственность, цинизм и лицемерие? И Россию также всё это не обошло стороной. Один пример, который прошёл почти незамеченным. Год назад российская авиация проутюжила пространсто Курдских гор, что возвышаются над Средиземноморьем — вожделенная полоса земли курдских надежд и прав на выход к морю, наше доказательство всех наших претензий, наше свидетельство такого давнего нашего присутствия на этой земле. Так вот, эта земля была таким вот образом почти очищена от курдов. Много погибших и ещё больше покинувших свой Дом.

  4. Станислав Иванов

    Уважаемый господин Боркус! Отвечаю на Ваш вопрос. Во-первых, не Россия дала право Эрдогану убивать сирийских граждан, а руководство России. Между этими словами если еще не пропасть, то уже есть большая разница. Учитывая что Дамаск и Тегеран были категорически против нового вторжения ВС Турции на севере Сирии, решение Кремля вывести из сирийской провинции Африн подразделения российской военной полиции фактически дало «зеленый свет» ракетно-бомбовым ударам ВВС Турции, артиллерийско-минометным обстрелам и вторжению механизированных колонн. В результате погибли сотни сирийцев, на этом сайте есть открытое письмо сирийских женщин к президенту В.В.Путину. Тут никакой политики, чисто уголовное преступление Эрдогана при попустительстве Москвы…

    1. . Боркус

      Уважаемый Станислав Иванов, пасибо. понятно что я имел ввиду решение руководства, но все же как вы считаете какае были причины для такого решения, ведь чем то они руководствуются, чем же на ваш взгляд, буду рад если вы дадите конкрерный анализ, без оценок.

      1. . Боркус

        В дополнение к вопросу если посчитает нужным ответить. Ведь глупо думать что кто либо не знает к чему приведет операция Турции в том числе и гуманитарным проблемам, значит есть у руководства причины поступать таким образом, может быть интерес России объективно далек от интереса курдов? Вот эти вопросы меня занимают, у меня есть некоторое понимание, но хотелось бы услышать и Ваше мнение. Как вы объясняете политику России, если можно без оценок.

  5. Мураз Аджоев

    Наумкин отмечает, что «легитимно по приглашению Сирийского правительства» только Иран и Россия правомерно присутствуют и участвуют на стороне Дамаска в военных операциях по восстановлению государственности и террриториальной целостности фактически уже разделённой и катастрофически распавшейся Сирии. Турция, конечно, присутствует незаконно в Сирии. Однако, как подчёркивает Наумкин, «Турция — один из важнейших партнеров России в самых разных сферах: в экономике, политике, теперь и в военной сфере», а это весьма серьёзный аргумент в добавок к «курдской угрозе», чтобы «обосновать» военно-политическое вмешательство Анкары в рамках формального, но всё-таки членства Анкары в «союзнической военной коалиции» Москвы и Тегерана в Сирии. Хотя, конечно, Иранский режим, мягко говоря, не очень доволен, потому что у. Тегерана, как известно, совсем иные, чем у Турции, геополитические интересы и цели как в Сирии, так и в Ираке. Господин Наумкин циничен, но предельно откровенен. Полагаю, господин Наумкин может «найти» оправдательные аргументы для обоснования любого «разворота» в ситуации, если Москва и Вашингтон достигнут взаимоприемлемого и взаимовыгодного соглашения по Сирии и Ираку, в частности, по справедливому разделу этих «государств», и причём совсем не обязательно с учётом «геополитических интересов» Турции и Ирана. Москва не скрывает, что хочет заключить договор с Вашингтоном на основе вполне разумного и равноправного соглашения между США и Россией.

  6. Валерий Емельянов

    У России хорошие отношения со всеми, но это не значит, что эти «отношения со всеми» отвечают нашим национальным интересам, а также, что мы имеем в этих самых интересах механизм влияния на наших ближневосточных партнеров. В общем-то, г-н Наумкин дает курдам сигнал- ребята, извините, но турки нам друг, партнер и жена без тещи, а вот вы ну… сами разбирайтесь. При этом наши востоковеды, видимо слишком отягощены своими докторскокандидатскими степенями, что не видят элементарной и важнейшей вещи-НЕРЕШЕННОСТЬ КУРДСКОГО ВОПРОСА ЭТО ПРЕДПОСЫЛКА ДЛЯ ЕЩЕ БОЛЕЕ ЖЕСТОКОГО КОНФЛИКТА В РЕГИОНЕ И МОГУЩЕГО БОЛЕЕ ЧЕМ ПРЕЖДЕ ЗАДЕТЬ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИИ,

  7. Станислав Иванов

    Господин Боркус! Я бы рад был Вам ответить, но я сам не понимаю логики и причин такой политики Кремля. Некоторые близкие к власти политологи и политтехнологи типа толстых, соловьевых, бабаянов, никоновых, марковых, сатановских и прочих внушают нам, что без цинизма нет внешней политики. Для нынешних властей цена человеческой жизни обнулилась. Вы посмотрите на последствия Норд-Оста, Беслана, гибель россиян в Сирии, преступления Эрдогана в Африне — это одна сторона медали. А другая — участие ВКС РФ в ударах по сирийским городам и населенным пунктам, убийства сирийцев наемниками ЧВК «Вагнера». Взять последнюю трагедию, когда эти любители «легких денег» двинулись на позиции сирийских граждан из числа сил «Демократического альянса». Ведь курды даже не являются оппозицией Дамаску, они считают себя полноправными гражданами Сирии и в условиях сдачи Асадом большей части территории страны боевикам ИГИЛ, пришли и очистили землю. Почему сейчас они должны отдавать завоеванное с оружием в руках Дамаску? Ведь курдов даже не приглашают на переговоры в Женеву, Астану, Сочи?!

Комментирование закрыты.